Украинский кризис и соседи России

Posted July 24th, 2014 at 3:22 pm (UTC+0)
30 comments

Аннексия Крыма Россией и поддержка сепаратистов на востоке Украины стали причиной сейсмической реакции по всей Евразии. Однако эффект оказался наиболее сильным для ближайших соседей России – государств Южного Кавказа, Молдовы и Беларуси, а также для самой Украины. Сложилась противоречивая ситуация: некоторые факторы способствуют притягиванию этих стран к России, а другие, наоборот, отталкивают от нее.

Во-первых, авторитарные режимы Беларуси, Казахстана и Узбекистана усилили преследование оппозиции в своих странах, не желая повторить судьбу свергнутого украинского президента Виктора Януковича.

Во-вторых, соседи России, где проживает много этнических русских, особенно Казахстан, ныне всерьез опасаются, что русское меньшинство может оказывать на них давление во имя объединения с Российской Федерацией, или же Москва может организовать военное вторжение (показательно, что в Казахстане увеличилось количество антироссийских протестов, в которых участвуют этнические казахи).

В-третьих, еще до начала украинского кризиса, некоторые авторитарные государства региона воодушевленно восприняли уменьшение американского присутствия в Афганистане – их не устраивало давление Вашингтона, который призывал их уделять больше внимания вопросам развития демократии и защиты прав человека, хотя это может сделать эти страны более зависимыми от России.

Наиболее плюралистичные из этих стран – особенно Украина и Грузия – хотят, чтобы в регионе сохранялось влияние США. Ощущение напряженности на постсоветском пространстве также возросло, в результате как украинского кризиса, так и иных факторов – приближения момента смены лидеров (особенно в Казахстане и Узбекистане) и беспокойства, связанного с распространение исламского фундаментализма.

Большинство стран-соседей России не поддержали ее агрессию в отношении Украины и предложили Киеву поддержку. Однако они также продолжают поддерживать любимый путинский проект – Евразийский союз, который, как рассчитывает Кремль, может составить конкуренцию ЕС.

Тем не менее, вероятнее всего эти государства продолжат проводить многовекторную внешнюю политику: балансируя между связями с Россией, Китаем и (сейчас в меньшей степени) с США. В прошлом это обеспечивало им свободу маневра на международной арене и автономию во внутренней политике. В этом контексте, для них стало особенно полезным усиление экономических связей Китая со многими постсоветскими странами.

Государственные СМИ авторитарной Беларуси, освещая гибель малазийского самолета MH17, попытались сбалансировать позиции Украины и России. Согласно Belarus Digest, многие представители белорусской элиты в частном порядке критикуют действия Кремля по отношению к Украине, хотя, думается, большинство жителей республики скорее поддерживают российскую позицию. Несмотря на то, что диктатор Лукашенко недавно пошел на ряд политических и экономических уступок Кремлю, пишет газета, Минск все же пытается сохранять нейтралитет в диспуте между Киевом и Москвой, и по возможности, поддерживать президента Украины Петра Порошенко (Лукашенко оказался единственным лидером стран СНГ, который посетил церемонию инаугурации нового главы Украины).

22 июля в Институте Кеннана в Вашингтоне прошел «круглый стол», на котором эксперты обсудили ситуацию в Украине, подписание Грузией, Украиной и Молдовой соглашения об ассоциации с ЕС, российскую реакцию на это событие, а также то, как украинский кризис повлиял на внутреннюю ситуацию стран на постсоветском пространстве.

По мнению бывшего посла США в Украине, а ныне эксперта «Атлантического Совета» Джона Хербста, у Путина две цели в отношении Украины. С одной стороны, он пытается предотвратить развитие демократического общества, ориентированного на Запад. Хербст считает, что неудача Путина в отрыве юга и всего востока Украины от Киева, Путин намерен «заморозить» конфликт хотя бы Луганске и Донецке, что позволит поддерживать нестабильность в Украине. С другой стороны, российский президент хочет сделать все, чтобы избежать западных санкций, призывая к переговорам. По мнению Хербста, Запад дорого заплатит, если не отреагирует на российскую агрессию, и, если Европа не станет лидером в этом процессе, это должны сделать США, включая поставки Украине вооружений и реализуя план развертывания противоракетной обороны. Доктрина Путина, согласно которой он может защищать всех русскоязычных на любой территории цинична и опасна, – подчеркнул Хербст, на фоне того, что большое количество русскоязычного населения проживает в Казахстане, странах Балтии и Польше.

Томас де Ваал из Фонда Карнеги за международный мир сфокусировался на странах Южного Кавказа, многие из которых крайне уязвимы к давлению со стороны России. Армения недавно твердо заявила о своей приверженности Евразийскому союзу, и, как отметил де Ваал, перспективам развития более тесных связей с Россией. Азербайджан остается под плотным контролем режима Алиева, где в последние месяцы оказывается серьезное давление на сторонников демократии. По словам де Вааля, в стране становится все больше пророссийских групп. Грузия остается наиболее демократической страной региона, однако географически «Россия никуда не денется», несмотря на то, что Южный Кавказ сейчас не является приоритетом Кремля.

Краткосрочные перспективы региона на фоне украинского кризиса пока остаются неясными. НАТО не является перспективным направлением ни для одной из этих стран, из-за того, что Кремль выступает против их вступления в Североатлантический Альянс и неготовности самого Альянса к приему новых членов.

В тоже время, события в Украине привели к все большим сомнениям о будущем путинского Евразийского союза. Как отмечает комментатор Кейси Майкл в статье в foreignpolicy.com, этот проект выглядит не союзом равных, а скорее инструментом российского неоимпериализма.
Призывы России ввести единые паспорта и валюту не были поддержаны ее соседями. Немного шансов на успех у проекта создания евразийского парламента, который в 2012 году предложила учредить российская Дума. Лукашенко недавно заявил, что будет бороться с любым, кто выступит против белорусской независимости, «даже если это будет Путин».

Путинские друзья-экстремисты в Европе

Posted July 14th, 2014 at 2:53 pm (UTC+0)
31 comments

22-24 мая во время выборов в Европарламент, в котором заседает 751 депутат, ультра правые и ультралевые партии Британии, Франции, Греции, Австрии и Дании набрали беспрецедентное количество голосов. В других странах были популярны и другие партии. Хотя правоцентристская Европейская Народная партия выиграла большинство мест – приблизительно одна четвертая в новом парламенте будет занята партиями, которые скептически относятся к ЕС, призывают к его сокращению, а то и вовсе к сворачиванию данного проекта.

Результаты выборов также продемонстрировали большее количество тех, кто готов «продвигать» интересы России в ЕС. Многие из этих партий открыто поддерживают авторитарное правление Владимира Путина, приветствовали вторжение в Украину и разделяют все более консервативную позицию Кремля в период политического и экономического кризиса в Европе. Как результат, ультраправые и ультралевые партии могут объединиться – по образному выражению вице-президента Атлантического Совета в Вашингтоне Дэймона Уилсона – в альянс вчерашних врагов, некий зловещий современный аналог «Священного союза», который может послужить Москве «Троянским конем» в ЕС.

11 июля в центре Вудро Вилсона в Вашингтоне директор будапештской исследовательско-консалтинговой фирмы Political Capital Institute Питер Креко выступил с презентацией, где говорил о меняющемся отношении европейских партий к России, и возникающих в этой связи вызовах для евро-атлантической интеграции. В основе дрейфа в сторону России партий, находящихся на крайних позициях политического спектра, лежат, по его мнению, несколько причин.

Многие правые партии привлечены тем, как Путин все более жестко отстаивает российские национальные интересы с акцентом на христианские традиции, его неприятие гомосексуализма, и тем, как российский президент взял ключевые сферы российской экономики под государственный контроль. Многие ультраправые партии ЕС также разделяют негативное отношения Кремля к международному правопорядку, где доминируют США и ЕС. Представители этих партий назвали революцию в Киеве незаконной и выступили в защиту российской аннексии Крыма. « В соцсетях этих экстремистских партий мы видим неимоверные вещи. Все это говорит о хорошо организованном движении, опирающемся на широкое сообщество, которое продолжает расти», – подчеркнул Креко.

Со своей стороны, Россия взаимодействует с этими партиями, так же как и со своими традиционными крайне-левыми союзниками в Европе. Эксперт выделил 4 преимущества, которые получает Кремль в результате работы с этими партиями: идеологическую и дипломатическую поддержку, потенциал этих партий в работе по дестабилизации европейской интеграции и их возможности предоставить Москве помощь в информационных и политических вопросах. ( Я бы добавил, что российский антиамериканизм – еще один фактор, который подталкивает данное взаимодействие. При освещении выборов в Европарламент на Первом российском телеканале звучали одобрительные отзывы об экстремистских партиях ЕС, и подчеркивалось, что европейский национализм – негативный фактор для Америки).

Мотивы Путина для взаимодействия с этими партиями тоже весьма прагматичны. Для экономического выживания России необходим экспорт газа в Европу, поэтому подрыв единства ЕС и вытеснение американцев обеспечит зависимость Европы от России.
Ультраправые партии регулярно проводят встречи с российскими националистами, такими как Дмитрий Рогозин и Александр Дугин ( лидера французского Национального фронта Марин Ле Пен тепло встретили в Москве, она даже посетила Крым в прошлом году). В Венгрии Путин поддерживает правую партию «За лучшую Венгрию» («Йоббик»). Члены этой третьей по численности партии Венгрии одеваются в форму наподобие нацистской , используют антисемитскую риторику и говорят об «израильской колонизации» Венгрии.
Российские националисты со связями в Кремле в прошлом году пригласили лидера «Йоббика» Габора Вону выступить в престижном Московском государственном университете, где он также встретился и с российскими парламентариями.

По словам венгерского эксперта Креко, пока неясно, финансирует ли открыто Россия ультраправых в Европе (хотя по неподтвержденным данным, визит Вону в Москву финансировало российское правительство). Москва также поддерживает данные партии путем финансирования аналитических институтов и СМИ.
Венгерский эксперт отметил, что данное сотрудничество России и ультраправых партий в Европе существенно усложняет ситуацию для США, которые ищут поддержки ЕС. Некоторые ультраправые давят на другие страны ЕС с требованием выйти из НАТО. Они также выступают против экономических санкций в отношении России из-за Украины, против трансатлантических торговых отношений и инвестиционного партнерства.

В энергетической сфере европейские ультра – правые и левые – выступают против политики ЕС, направленной на уменьшения монополизма «Газпрома». Они также против энергетического сотрудничества с американскими компаниями и развития добычи сланцевого газа.

В целом феномен роста влияния этих партий отражает общий спад доверия общества к ценностям и институтам, которые доминировали в Европе со времен начала «холодной войны», и в том числе – отношениям Европы с США. Однако важно не преувеличивать важность возрастающего союза Кремля с маргинальными партиями. Радикалы скорее будут препираться с единомышленниками, чем выступать в Европарламенте с единой позицией.

Им все еще не хватает численности для фундаментального изменения курса европейской политики. Даже среди российских националистов к ним неоднозначное отношение: хотя сегодняшние правые партии ЕС полезны России для отстаивания ее внешнеполитических приоритетов, эти же партии – наследницы фашистских движений, разгромленных Советским Союзом во Второй мировой войне.

Наибольшее влияние результаты выборов в Европарламент будут иметь для внутренней жизни тех европейских стран, которые представляют выигравшие ультраправые. Подъем на политической арене таких партий, как Партия независимости Соединенного Королевства и Национальный Фронт Франции cделает эти движения реальными соперниками на местных выборах.

Холодная газовая война между Россией и Украиной

Posted July 4th, 2014 at 2:20 pm (UTC+0)
4 comments

16 июля газовый российский энергетический гигант Газпром объявил, что Украина переводится на предоплату за газ из-за провала украинско-российских газовых переговоров и разногласий по вопросу снижения цены на газ, не которых настаивал Киев.

Незамедлительным последствием российского решения стало прекращение поставок газа в Украину. Цель Москвы – не только добиться выгодных условий, преследуется и более амбициозная цель – дискредитировать Украину как надежного торгового партнера и страну-транзитера газа. Россия также надеется сохранить возможность контроля над поставками газа как реальный инструмент политики. Высокая цена на российский газ, который Украина не использует эффективно, стало одной из причин украинских экономических проблем. Киев хочет добиться снижения цены на газ и пересмотреть контракт 2009, согласно которому Украина должна покупать больше газа, чем ей фактически нужно, и по цене, которая намного выше рыночной. Тот факт, что поставки прекратились, не будет иметь немедленного негативного результата, так как Украина имеет достаточно запаса газа до осени. Однако данный спор встревожил Европу, так как данные разногласия угрожают поставкам газа в ЕС.

Тем временем, на протяжении всего украино-российского кризиса идут активный дебаты по поводу одного из наиболее амбициозных геополитических проектов Газпрома – газопровода «Южного потока», цель которого – снизить зависимость России от стран-транзитеров, прежде всего Украины. Многие европейские чиновники уже давно считают данный проект угрозой европейской энергетической безопасности – такое отношение выглядит тем более оправданным на фоне жесткой ценовой политики Газпрома и газовыми войнами между Россией и Украиной.

17 апреля Европейский парламент принял резолюцию рекомендательного характера, призывая усилить санкции против России за поддержку сепаратистов на востоке Украины. Согласно некоторым европейским законодателям, частью этих санкций должна была стать остановка проекта «Южный поток». Двумя компаниями, которые задействованы в этом проекте, владеют олигархи, близкие Владимиру Путину, и против которых уже действуют санкции США.
В конце июня, однако, Газпром сумел усилить свои лоббистские позиции в отношении «Южного потока», и прежде всего, благодаря Австрии. 17 июня глава австрийской энергетической компании OMV Герхард Райс заявил: не только не следует прекращать переговоры, но и наоборот, ускорить строительство «Южного потока».

1 июля в вашингтонском Институте Кеннана прошла конференция, где авторитетные эксперты обсуждали проблемы энергетической безопасности Украины, России и Европы. Влияния украино-российского кризиса на энергетику обсудили Уильям Кортни, бывший член Совета нацбезопасности США и посол в Казахстане, Джон Байерли , бывший посол США в России, Карлос Паскуаль, бывший посол США в Украине.

Говоря о различных аспектах кризиса, Уильям Кортни отметил возрастающую роль в газовой сфере Китая, который более активно действует в Евразии. Бывший американский посол в Украине Карлос Паскуаль выразил оптимизм по поводу возможностей Украины стать энергетически независимой страной на протяжении следующего десятилетия. По его мнению, если Киев сможет справиться с коррупцией, развивая добычу сланцевого газа, «Украина сможет решать, нужен ли ей российский газ, или нет».

Карлос Паскуаль, занимающий ныне пост главы Бюро госдепартамента США по энергетике и природным ресурсам, также призвал Европу продолжать строить газопроводы и внедрять политику, которая поможет создать реально конкурентный газовый рынок.

Начиная уже с конца января 2009, когда Россия перестала поставлять газ Украине, Европа приступила к созданию более эффективного рынка, чтобы уменьшить зависимость от российских поставок. “Европа сделала огромные инвестиции в сферу газовой инфраструктуры», – напомнил Карлос Паскуальи призвал предпринять дальнейшие шаги, чтобы помочь Украине. По его словам, Украина может получать ежегодно почти три миллиарда кубометров газа через реверсные поставки из Польши и Венгрии. Завершение строительства газопровода из Словакии позволит поставлять еще 7 миллиардов кубометров Украине каждый год, что составит в сумме 10 миллиардов кубометров – 20% ее потребности. (По контракту 2009-го Украине запрещено реэкспортировать газ из России – положение, идущее вразрез с принятой в ЕС политикой).

В ближайшие несколько месяцев ситуация для Украины и ЕС выглядит относительно стабильно. И Украина, и многие европейские страны имеют достаточные запасы на лето. Украина недавно стала первой страной вне ЕС, которая подключилась к системе Евросоюза по мониторингу газовых потоков. Это поможет Киеву в будущем убедительно отвергнуть обвинения России в том, что Украина крадет транзитный газ. В то же самое время, представитель Еврокомиссии подчеркнул позицию Брюсселя, согласно которой европейские энергетические компании имеют законное право перепродавать газ, закупленный у Газпрома, третьим странам, включая Украину.

3 июля президент Европейской Комиссии Баррозу, выступая перед Европарламентом, заявил, что общая энергетическая политика ЕС должна быть создана до конца 2014 года. Хотя названные сроки могут показаться чересчур оптимистичными, надежда на то, что Европа и Украина смогут диверсифицировать поставки энергоносителей, впервые становится вполне реальной.

Северный маршрут

Posted June 13th, 2014 at 6:50 pm (UTC+0)
6 comments

С наращиванием контингента американских войск в Афганистане в период первого президентского срока Барака Обамы, естественно выросли и логистические потребности этой группировки. Опасения по поводу уязвимости транспортного коридора, проходящего через Пакистан, стали причиной созданию Вашингтоном с помощью НАТО так называемого «Северного распределительного маршрута»  Northern Distribution Network, NDN). NDN – это коммерческая система логистики, связывающая балтийские и каспийские порты с Афганистаном через Россию, Центральную Азию и Кавказ. Хотя эта транспортная система никогда не использовалась в полной мере, как того хотели сторонники ее создания, однако она оказывает значительное влияние на геополитику Евразии.

С одной стороны, транспортный коридор стал «мотором» углубления сотрудничества США с транзитными государствами. С другой стороны, эти государства смогли получить инструмент прямого давления на Вашингтон. Согласно Белому дому, Северный распределительный маршрут был одним из ключевых достижений неудачной политики «перезагрузки» отношений США и России (хотя Москва, скорее всего, в любом случае поддержала бы сеть, так как наличие воюющих войск НАТО в Афганистане было в интересах России).

В настоящее время Северный маршрут используется в обратном направлении: НАТО необходима транспортная сеть, чтобы вывести свои войска из Афганистана в 2014. В марте, на пике украинского кризиса, некоторые американские чиновники высказали опасения, что слишком жесткий ответ России в связи с Крымом может поставить под угрозу сотрудничество по этому маршруту. Для российских подрядчиков проект представляет серьезный финансовый интерес (их доход составляет приблизительно миллиард долларов ежегодно). До сих пор Москва продолжает сотрудничество по этому проекту, несмотря на то, что США приостановили все прямые военные отношения с Россией.

С окончанием миссии НАТО в Афганистане, многие в регионе стали рассматривать этот маршрут как потенциальную коммерческую транспортную сеть, связывающую страны Евразии. Сторонники такого подхода говорят о том, что эта сеть позволит активизировать торговлю между Европой, Индией, Пакистаном, Афганистаном и странами бывшего СССР. США также рассматривают Северный распределительный маршрут как часть стратегии современного «Шелкового пути», который, как надеется Вашингтон, увеличит политическое и экономическое сотрудничество в регионе.

О будущем северного распределительного пути и его возможной коммерциализации, важной, в особенности для таких небольших стран как Латвия, рассказал в Вашингтоне директор Латвийского института международных отношений Андрес Спрудс, выступая на организованном Институтом Центральной Азии и Кавказа семинаре в Университете Джонса Хопкинса. Спрудс убежден, что усилия НАТО, направленные на стабилизацию ситуации в Афганистане, принесли смешанные результаты: сохраняются проблемы с безопасностью и государственным строительством. Однако Латвия, в то же время, рассматривает использование Северного распределительного коридора в период после вывода войск НАТО из Афганистана, как возможность для более конструктивного сотрудничества в регионе.

«Латвия стремится стать узловым центром региональной транспортной системы, местом встреч и принятия решений, – сказал Спрудс. – Латвия вскоре будет главенствовать в ЕС и хочет стать региональным центром со связями с Индией, с Пакистаном и с Китаем».

По его словам, в создании Северного маршрута ключевую роль сыграла политическая воля участников проекта. Однако сейчас сотрудничество в сфере торговли и транспорта становится все более значимым.

По мнению Спрудса, украинский кризис придал проблеме транспортных сообщений в Евразии новую актуальность, хотя усилил среди партнеров сомнения в будущем Северного маршрута.

«События в Украине до предела усложнили то, что должно было быть игрой с обоюдной выгодой», – считает Спрудс. Он также отмечает, что любые амбициозные транспортные проекты в регионе уязвимы перед соперничеством мировых держав. Так как почти 80% латвийский портов связаны с Россией, латвийские бизнесмены обеспокоены тем, что из-за европейских санкций не смогут вести нормальный бизнес с Россией.

Официально Латвия поддерживает санкции ЕС против России, однако в стране есть бизнесмены, призывающие к максимальной осторожности.
Широкие разногласия между Россией и Западом привели к тому, что будущее региональной безопасности и участие Москвы в Северном распределительном маршруте отныне очень туманны. Пока неясно, говорит Спрудс, будет ли Россия частью какого–либо евразийского проекта, основанного на северном транспортном маршруте.

«Глава российских железных дорог Дмитрий Якунин, давний союзник Путина, говорил о транс-евразийской транспортной системе безопасности, – отметил Андрес Спрудс, и добавил, – Однако за этим вопросом всегда стоят политические цели».

Поставив перед собой риторический вопрос: чего же хочет в связи с последними событиями в Украине Владимир Путин? – эксперт ответил, что российский президент видит геополитический вакуум и ищет пути его заполнения. По его словам, Москва боится стать периферийной империей, а Путин рискует попасть в капкан собственной патриотической риторики.

Целям Латвии относительно использования Северного распределительного маршрута могут помешать два значительных препятствия.

Во-первых, любое сотрудничество с Ираном, необходимое для успеха маршрута, будет оставаться неясным до тех пор, пока остается неясным будущее иранской ядерной программы.

Во-вторых, помешать латвийским планам может Китай, у которого есть свои транспортные и экономические приоритеты в Центральной Азии. Торговые пути через Китай дают Центральной Азии более безопасное и быстрое транспортное соединение с Европой, Юго-Восточной Азией и Россией.

Как отметил в одной из своих статей директор Института Центральной Азии и Кавказа при университете Джонса Хопкинса Фредерик Старр, который вел дискуссию, торговля может быть успешной лишь в экономически преуспевающей среде. Поэтому необходимы дополнительные ресурсы для развития Афганистана и региона в целом – как условие для того, чтобы Латвия успешно использовала потенциал Северного распределительного маршрута.

Дональд Дженсен

Военная модернизация России и операции в Крыму

Posted June 6th, 2014 at 4:37 pm (UTC+0)
43 comments

Стремительное вторжение России в Крым и его аннексия разрушили установившийся в Европе после Холодной войны мир и стали еще одним сигналом того, что Россия модернизирует свои военные силы и усиливает влияние не только в Европе, но и на постсоветском пространстве. В период наиболее острых моментов украинского кризиса Владимир Путин разместил более 40 тысяч военных возле российско-украинской границы, чтобы запугать Киев и способствовать дестабилизации восточной Украины с помощью пророссийских сепаратистов.

Для Путина такая демонстрация силы более чем оправдывает дорогостоящую и болезненную модернизацию российских ВС, которая началась в конце его первого президентского срока.
Все иллюзии того, что Россия может быть партнером НАТО, развеялись. Москва также усилила геополитическое присутствие и военную мощь через расширение ОДКБ, этого регионального военного блока, служащего для поставок оружия и военного сотрудничества.

30 мая в «Фонде Наследие» в Вашингтоне два эксперта по военным вопросам, старший аналитик Фонда Ариэль Коэн и член Совета по американской внешней политике Стивен Бланк провели дискуссию о том, какого прогресса добилась Россия в модернизации военных сил. Эксперты согласились: российское вторжение в Крым показало, что военные силы России значительно изменились со времен неудач во время чеченского конфликта в середине 1990-х, и неубедительных действий в Грузии в 2008.

В первые годы после распада СССР армия и вооружение России практически были бесполезными. Как отметил Ариэль Коэн, российские вооруженные силы основывались на устаревшей советской модели массовой мобилизации, перегруженности офицерским составом, полностью зависели от слабо-подготовленных и плохо-экипированных солдат-срочников, морально-волевые качества которых оставляли желать лучшего. Военная доктрина России тогда представляла собой всего лишь устаревшее наследие времен Второй мировой войны.

Как считают американские эксперты, помимо увеличения военного бюджета России, переменам к лучшему способствовали три фактора.
Во-первых, в начале 2007 Путин назначил на должность министра обороны Анатолия Сердюкова, бывшего торговца мебелью в Санкт-Петербурге. Преодолевая сопротивление бюрократии Сердюков добился сокращения численного состава ВС с 1.2 до примерно одного миллиона, уменьшил количество командных должностей, создал хорошо-обученный сержантский корпус, и повел борьбу с коррупцией. (По иронии судьбы, именно коррупция привела к падению его самого). Призыв оставили, однако повышение денежного содержания и материального снабжения привели к созданию более профессиональной армии. ( Вместе с тем, в Крыму проявили себя элитные подразделения, укомплектованные контрактниками).

Во-вторых, хотя война в Грузии и выявила слабые стороны российской армии, тогдашние операции укрепили веру Путина в то, что Россия способна применять силу на постсоветском пространстве, особенно в целях «защиты прав русскоязычного населения», не опасаясь военного ответа Запада.
В то же самое время Кремль расширил толкование военной угрозы со стороны Запада. С продвижением НАТО на восток, Россия назвала США и НАТО главной угрозой. Такие старые проблемы, как нестабильность на Северном Кавказе, отошли на задний план. Создание образа внешнего врага в лице Запада также послужило удобным оправданием подавления протестов внутри страны, последовавших за фальсификациями, допущенными в ходе парламентских и президентских выборов 2012-2013 и возвращения Путина в Кремль.

Если путинская военная модернизация достигнет поставленных целей, отметили Коэн и Бланк, Россия сможет нарастить военную мощь, проецируемую на НАТО и бывшие советские республики, а также усилить свое влияние в Евразии. Это создаст серьезные вызовы безопасности США и их союзников по НАТО.
Несколько факторов могут помешать Кремлю достичь этих целей. Про них эксперты мало говорили во время дискуссии в «Фонде Наследие», однако подробно освещали в своих аналитических публикациях.

К примеру, низкий уровень рождаемости в России и общий уровень здоровья населения, со временем создаст проблемы для целей призыва в армию. Военно-промышленный комплекс неэффективен и по прежнему поражен коррупцией (Сердюков иногда закупал западное оборудование, но с его уходом эта практика могла измениться). В то время как состояние сухопутных войск улучшилось, другие подразделения – особенно ВМС – сталкиваются с серьезными проблемами. Даже качество сухопутных войск не настолько высокое, как казалось вначале. Существует большой разрыв между эффективностью элитных спецподразделений, которые работали в Крыму, и остальными военными подразделениями. Призывники служат всего лишь год, зачастую они недостаточно подготовлены.

Оккупация Крыма был осуществлена с минимальными целями и использованием элитных подразделений, добиться ее против ослабленного противника не составило труда. Однако оккупация восточных и южных областей Украины с использованием регулярной армии, уровень которой ниже спецподразделений, в условиях сопротивления со стороны местного населения будет намного более сложной задачей.

Помимо украинских ВС, вооруженные силы России столкнутся и с сопротивлением украинского ополчения и гражданского населения. Постоянное размещение оккупационных сил на украинской земле может ослабить военные возможности России в других регионах, особенно на Кавказе и Центральной Азии.
Перечисленные факторы, скорее всего, и стали причиной того, что Путин до сих пор не ввел войска в Украину. Однако даже этот не может гарантировать, как написал в одной своей статье Стивен Бланк, «оппортунистического прощупывания» – попыток дестабилизировать ситуацию в странах Балтики и других регионах бывшего Союза, путем экономического давления, разжигания страстей вокруг русскоговорящих меньшинств, и применения других способов «непрямой войны» 21 века.

Германия и Украина

Posted May 29th, 2014 at 6:29 pm (UTC+0)
35 comments

В начале этого года в серии нескольких скоординированных выступлений федеральный президент Германии Гаук, министр обороны фон дер Ляйен и министр иностранных дел Штайнмайер призвали страну пересмотреть традиционное нежелание Германии вмешиваться в решение геополитических проблем. В выступлениях чиновников звучал призыв к Германии более решительно действовать на внешней арене и принять на себя больше ответственности по решению глобальных вопросов.

Целью этих скоординированных выступлений было две: во-первых, заверить союзников Германии в том, что страна готова принять на себя больший груз в вопросах обеспечения глобальной безопасности, и во-вторых – спровоцировать внутригерманские дебаты о роли страны в мире. В интервью, опубликованном в газете Financial Times 24 мая, министр иностранных дел Польщи Радек Сикорский назвал Германию страной, без которой Европе «невозможно обойтись», однако добавил, что боится пассивности этой страны больше, чем применения ею своей мощи.

Обеспокоенность союзников Германии вызвана главным образом ее близкими отношениями с Россией: часть немцев считают крепкие деловые отношения Берлина с Москвой – «мостом», связывающим Восток и Запад. Искусное использование пропаганды Москвой, и без сомнения, чувство исторической вины в Германии – все это побуждает правительство Меркель делать ставку на хорошие отношения с Владимиром Путиным, несмотря на проблемы с правами человека внутри России.

Когда один из наиболее ярких приверженцев крепких отношений с Москвой Франк-Вальтер Штайнмайер в декабре стал министром иностранных дел Германии, многие восприняли это как сигнал, что Берлин сделает ставку на углубление экономических отношений с Россией, уделяя намного меньшее внимание демократии и защите прав человека. В прошлом канцлер Меркель более скептически относилась к Путину, однако все ожидали, что немецкая внешняя политика будет полностью в руках Штайнмайера.

Однако реакция Германии на украинский кризис, хотя и не настолько сильная, как того хотелось бы США, но сняла некоторую обеспокоенность союзников по этому вопросу. Меркель настояла на том, чтобы Германия продолжала налаживать партнерство с Россией, однако одобрила санкции ЕС, которые, по ее словам, нанесут серьезный ущерю российской экономике (это большое преувеличение, однако санкции все равно возымели свой эффект). Несмотря на сильное сопротивление германских деловых кругов, Меркель пригрозила использовать и другие рычаги, в том случае, если Россия вмешается в проведение президентских выборов в Украине 25 мая.

Большим сюрпризом стало то, что Штайнмайер был почти также тверд в своих высказываниях, как и Меркель. Как предполагают Якоб Мишле и Андрес Умланд в последнем номере журнала Foreign Affairs, «твердая линия» в политике Германии к России может стать постоянной.

В Центре США и Европы Института Брукингса прошла дискуссия, в которой принимали участие ведущих аналитики, Фиона Хилл из Брукингса, журналист Ютта Фальк-Ишингер, Олаф Боенк из Европейского совета по международным отношениям и Ральф Фукс из Фонда Генриха Белля.

Обсуждалась новая внешняя политика Германии и проблемы, стоящие перед ней, в связи с украинским кризисом. Участники дискуссии говорили об эффективности «трехстороннего» внедрения России в Украину – военную активность, экономическое давление и массированную пропагандистскую кампанию. Они согласились с тем, что ситуация на востоке немного стабилизировалась, особенно после того как влиятельный донецкий олигарх Ринат Ахметов принял решение стать на сторону киевской власти. Эксперты согласились и с тем, что, несмотря на то, что давление на Россию со стороны Германии было меньшим, чем рассчитывал Вашингтон, однако это все равно смогло обеспечить поддержку ЕС в вопросе санкций. Ральф Фукс из Фонда Генриха Белля описал процесс нынешних перемен в немецкой политике как необходимость двигаться «осторожно, медленно и с приращением». По его словам, Меркель «руководила из тыла». В то же время, Фукс считает, что украинский кризис сделал из ЕС «геополитического актора».

Эксперты также согласились с тем, что судьба Украина остается неизвестной. Они выступили против позиции Генри Киссинджера, предлагающего «финляндизацию» Украины. Финляндия стала богатой, но нейтральной демократией, в то время как экономика Украины на гране краха. Также эксперты согласились с тем, что после энтузиазма и поддержки аннексии Крыма, Путину будет сложно отыграть ситуацию назад. Полезным, по мнению одного из экспертов, было бы убедить Путина, что прозападная Украина не станет угрозой России.

Как недавно правильно отметил эксперт Фонда Карнеги Дмитрий Тренин, для Германии эра после окончания «холодной войны» скорее всего завершилась. Менее понятно, что последует за этим. Украинский кризис высветил некоторые проблемы, которые стоят перед Германией как лидера в сфере геополитики. Страна может продолжить свою традицию экономической активности и политической пассивности, однако такой курс не гарантирует ей стабильности на фоне тех проблем, которые стоят перед Европой сегодня. Если Германия станет более активна по отношению к России, ее правительство скорее всего столкнется с ростом оппозиции и сокращением общественной поддержки.

Последние события очень наглядно продемонстрировали, что Германии очень сложно продолжать существовать в условиях тех ограничений, которые она накладывала на себя с 1945 года.

Дональд Дженсен

Уроки 2008 года

Posted May 9th, 2014 at 7:24 pm (UTC+0)
58 comments

Неоднозначное наследие российско-грузинской войны 2008 года оказывает влияние на кризис вокруг Украины. Остались без ответа ключевые вопросы: степень неприкосновенности границ на постсоветском пространстве?; роль, которую играет Россия в бывших советских республиках?; статус этнических меньшинств?; и, превыше всего, интегрируются ли когда-нибудь постсоветские государства (кроме стран Балтии) в европейские политические структуры и структуры безопасности?

Конфликт 2008 года стал первым опытом «гибридной» войны, которую сейчас Кремль ведет против Киева, с ее упором на использование спецподразделений для ослабления правительства, поставках оружия и финансировании местных формирований, мобилизации населения России с помощью пропаганды, которая мало совпадает с действительностью. Грузинские власти с пониманием и поддержкой смотрят на вызовы, с которыми сталкивается переходное правительство в Киеве, противостоя российскому давлению.

Украинский кризис также активизировал надежды Тбилиси на то, что в нынешней обстановке Грузия имеет больше шансов достичь ключевых целей своей внешней политики: членства в НАТО и более тесных связей с США в сфере обороны.

С целью лоббирования более сильной поддержки Грузии со стороны США Вашингтон посетил министр обороны Грузии Ираклий Аласания, где в течение недели встречался с американскими чиновниками и выступал во влиятельных аналитических центрах.

Грузия давно ищет возможность вступления в НАТО, хотя ее лидеров часто выражали недовольство этим долгим и сложным процессом. Грузия стала членом программы НАТО «Партнерство во имя мира» в 1994 году. Во время Саммита НАТО в Бухаресте в 2008 году, Альянс пообещал Тбилиси потенциальное членство, а тремя годами позже – назвал Грузию претендентом на членство в НАТО. Диалог Грузии с Брюсселем был отложен из-за присутствия российских войск на грузинской земле. Однако некоторые западные лидеры считают, что Кремль воспримет, как провокацию дальнейшее расширения НАТО на восток. В марте в Брюсселе президент США Барак Обама, к примеру, заявил, что ни Грузия, ни Украина «не находятся на пути к членству» в Альянс.

После оккупации Крыма Россией, лидеры Конгресса, госдепартамента и НАТО стали поощрять стремление Тбилиси к более тесному военному сотрудничеству, однако всякий раз останавливаясь перед прямым ответом на вопрос о возможном членстве. Госсекретарь Керри недавно высказал надежду, что Грузия сможет подписать соглашение о партнерстве с Альянсом в этом году. 8 мая, во время визита в Тбилиси, министр иностранных дел Великобритании Хейг высказал очень «ясную поддержку» Грузии на пути интеграции в НАТО. Выступая в Атлантическом Совете в Вашингтоне, Аласания заявил, что Грузия попросила НАТО усилить ее возможности в сферах противовоздушной и противотанковой обороны. Он также говорил о том, что НАТО должно активизировать переговорный процесс о вступлении Грузии в Альянс. В отдельном интервью для Радио «Свобода» он отбросил мысль, что более близкое военное сотрудничество Тбилиси с НАТО спровоцирует Кремль: «Это мышление докрымской эпохи. Сейчас – новая реальность. Русские создают новую реальность».

Аласания высказался в поддержку временного правительства Украины. Он сказал, что поддерживает связь с украинским коллегой, чтобы поделиться опытом, который Грузия извлекла после российского вторжения. Среди них – необходимость полагаться, прежде всего, на дипломатические, а не военные методы борьбы с российским давлением, так как никакая  бывшая советская республика не в состоянии противостоять российской военной машине. В интервью The Daily Beast, грузинский министр сказал, что минобороны Грузии подготовило специальный доклад на 70 страницах, который собирается предложить Киеву.

«Если они переживут этот кризис, это будет означать, что у всех стран региона, которые граничат с Россией, есть будущее. Если проиграют, это означает, что проиграло НАТО», – сказал Ираклий Аласания.

Вне зависимости от того, что Грузия и Украина будут предпринимать для противодействия вмешательству России, ключом для успеха остается реакция Запада. Именно она, как считает Аласания, будет иметь «стратегические последствия».

Министр выразил сомнение, что Запад долгое время будет поддерживать режим санкций в отношении России. Согласно некоторым комментариям российских чиновников, Кремль рассчитывает на то, что Вашингтон и Брюссель скоро потеряют интерес к санкциям, как и шесть лет назад.

«Бьюсь об заклад, что в течение 3-6 месяцев бизнес с Россией будет вестись так, как и раньше», – считает Аласания. Именно поэтому, по его словам, «мы должны сделать что-то, что имело бы стратегическое значение. И это – расширение НАТО».

Дональд Дженсен

Украина лоббирует США

Posted April 28th, 2014 at 4:41 pm (UTC+0)
41 comments

Интерес Соединенных Штатов к Украине за последние 25 лет был довольно неустойчив, иногда имея для того причины, иногда с разрушительными последствиями для американской внешней политики. 1 августа 1991 – всего лишь за несколько месяцев до распада СССР – президент Джордж Буш выступил в Киеве с конфузной и быстро устаревшей речью, вошедшей в историю под названием «Котлета по-киевски». В ней он предостерег украинцев от «самоубийственного национализма» и поддержал союзный договор Михаила Горбачева.

После обретения Украиной независимости, Вашингтон некоторое время уделял внимание Киеву: в 1994 США стали участником  – вместе с Россией и Великобританией – Будапештского меморандума, который гарантировал безопасность Украине в обмен на отказ от ядерного оружия. Интерес США резко снизился во время 11-летнего президентства Леонида Кучмы, когда в Украине стали превалировать коррупция, ограничения свободы прессы и экономический регресс.

Такая динамика наблюдалась и в течение последних десяти лет. Разочарование Вашингтона в связи с провалом ожиданий после «оранжевой революции» привело к распространенной в США «усталости от Украины», повлиявшей на нежелание многих в администрации США серьезно сотрудничать с Киевом, кроме как на уровне общих контактов. Исключением стал Саммит по ядерной безопасности в Вашингтоне 2010 года, когда президент Украины Виктор Янукович выступил «дипломатической звездой», подписав с президентом Обамой соглашение об отказе от высокообогащенного урана, который использовался на трех исследовательских реакторах.

В нынешнем кризисе первым шагом для украинской власти стала необходимость убедить американскую администрацию преодолеть ее уже ставший привычным скептицизм в отношении Киева и оказать ему поддержку. Одним из достижений в этой сфере стала встреча временно исполняющего обязанности премьер-министра Украины Арсения Яценюка с Бараком Обамой 12 марта в Белом Доме.

На этой неделе убеждать Вашингтон о необходимости поддержки Киева приехал заместитель министра иностранных дел Даниил Лубкивский. Выступая в Фонде Карнеги 24 апреля, он призвал США и ЕС «как можно скорее» ввести широкий спектр секторальных санкций в отношении России – в ответ на нарастающие усилия России дестабилизировать восточную Украину.

Он также говорил о том, что Украине нужна военная помощь Запада для защиты от российской агрессии. После подписания США, Россией, ЕС и Украиной соглашения в Женеве 17 апреля с целью уменьшить политический кризис и кризис безопасности в Украине, США надеялись, что Кремль окажет влияние на пророссийских сепаратистов, чтобы те сложили оружие. Лубкивский отметил, что сомневается в намерениях Москвы выполнить условия соглашения: «Как мы видим, Россия не исполняет свои обязанности. Россия экспортирует терроризм» (под этим он подразумевает использование российских диверсионных групп на украинском востоке).

Говоря про внутреннюю политику, Лубкивский подчеркнул, что ключевым шагом для государственности Украины станут президентские выборы 25 мая, ратификация новой конституции с целью политической и экономической децентрализации регионов, и местные выборы, запланированные на 2017 год. Украинский чиновник напомнил, что, согласно последнему опросу, граждане Украины не выступают за присоединение к России, несмотря на недовольство временным правительством.

Несмотря на то, что Украина получила меньше помощи от Вашингтона, чем, наверное, рассчитывала, лоббистские усилия украинских лидеров в США пока идут успешно. США поддержали Украину по многим направлениям – проведении конституционной реформы, в сфере экономики, в вопросах безопасности и борьбы с коррупцией. 22 апреля вице-президент США Байден говорил о дополнительной помощи Украине. США также поддержали намерения ЕС в деле оказания помощи Украине, и финансовый пакет со стороны МВФ.

Несмотря на прогресс, у поддержки США есть и свои границы. Во-первых, США пытаются помочь Украине, координируя свои усилия с ЕС, который в свою очередь с неохотой идет на это, в связи с этим Вашингтон ограничен в том, что может сделать. Во-вторых, некоторые представители администрации Барака Обамы не оставили надежду возобновить отношения с Россией и не хотят «идти слишком далеко» из-за страха изолировать Россию. Наконец, некоторые чиновники не забыли разочаровывающих результатов реформ, которые Украина проводила в прошлом. Обвинения в неспособности и нежелании Киева проводить необходимые реформы остаются главной претензией скептиков, которые с осторожностью говорят о предоставлении США большей помощи Украине и хотят конструктивных отношений с Москвой. (Эти эксперты игнорируют тот факт, что Россия так же коррумпирована, но менее плюралистична, чем ее сосед)

Вице-президент Байден предупредил политическую элиту в Киеве, что необходимо преодолеть «рак коррупции, которым больна вся система страны». Несмотря на опасения Вашингтона, чиновники в Киеве довольны помощью США. Однако мало сомнений в том, что, несмотря на поддержку Майдана на Западе, значительные суммы западной поддержки могут быстро «иссохнуть», если политический класс в Украине не воспользуется шансов направить развитие страны в правильное русло.

Дональд Дженсен

Украина и антисемитизм

Posted April 4th, 2014 at 11:21 pm (UTC+0)
44 comments

Россия празднует присоединение Крыма так, как будто победила Гитлера или Наполеона. Она предпочитает не замечать того, что отобрала часть территории, хоть и романтично воспринимаемой, у своего меньшего по территории и более слабого соседа. Это стало возможным благодаря умелому использованию пропаганды.

Как написал на этой неделе журнал The Economist, «россияне стали объектом агрессивной кампании дезинформации». Их буквально бомбардировали сценами насилия, хаоса и фашизма в Украине, якобы подготовленного Западом, и благородного ответа на это России. Российские СМИ описывали участников протестов на Майдане, как националистов, фашистов, антисемитов и путчистов. Подчеркивалось, что их действия угрожают русским. Во время пресс-конференции в Москве Владимир Путин говорил о «беспределе» украинских экстремистов.

Нет сомнений, что у еврейской общины Украины – трагическая история. Погромы проходили в царское время. Антисемитизм был широко распространен во время Гражданской войны, причем некоторые украинские националисты идентифицировали всех евреев с большевиками. Во время Второй мировой войны нацисты рекрутировали некоторых украинцев, играя на их вере в то, что в сталинских репрессиях виноваты евреи. В последнее время украинские националистические группы иногда использовали антисемитскую риторику.

Несмотря на это ужасное прошлое, есть множество доказательств тому, что российская пропаганда в значительной степени использует вымышленную информацию. На Майдане были евреи – противники режима Януковича. Молодые люди еврейской национальности формировали свои сотни, где действовали наравне с христианами, мусульманами, русско- и украиноговорящими жителями Украины. (Одним из первых погибших евромайдановцев был двадцатилетний армянин Сергей Нигоян). В период противостояния, режим Януковича указывал, что оппозицию возглавили евреи. С 22 февраля, как сообщали СМИ, в Украине произошло шесть антисемитских инцидентов, в четырех случаях речь шла о нападениях на синагоги и кладбища, в двух случаях говорилось о физическом насилии. Можно с высокой долей уверенности предположить, что в большинстве случаев это были провокации, которые должны были дать предлог для российского вторжения.

В марте лидеры еврейской общины Украины опубликовали открытое письмо Владимиру Путину, в котором высказались в поддержку «независимой, демократической, единой Украины». Как говорится в письме, «Ваша уверенность в росте антисемитизма в Украине не соответствует фактам». Письмо подписало 222 человека, включая бизнесменов, людей искусства, ученых и общественных деятелей. Стоит отметить, что Главный раввин России и союзник Путина Берл Лазар осудил это письмо.

Олигарх Вадим Рабинович, глава Всеукраинского еврейского конгресса, заявил, что баллотируется в президенты Украины, «чтобы разрушить миф про антисемитизме в Украине». Спецпредставитель Госдепартамента США по мониторингу и борьбе с антисемитизмом Айра Форман 13 марта, в интервью одной из израильских газет, подчеркнул: «У нас нет подтверждений того, что слова президента Путина об антисемитизме – правдивое отображение того, что на самом деле происходит в Украине».

Многие критикуют новое переходное правительство Украины за включение в его состав членов националистической партии «Свобода», но, по крайней мере, один новый министр в новом правительстве – еврей по национальности. Согласно результатам последних опросов, «Свободу» поддерживают лишь от 4-8% избирателей – то есть, националисты в Украине пользуются меньшей поддержкой, чем в некоторых государствах Евросоюза.

Однако, учитывая прошлое Украины, Запад и новое правительство Украины должны внимательно отнестись к этому вопросу. Некоторые радикально настроенные националисты могут провести антисемитские акты. Но это подорвет завоевания Майдана и свернет все перспективы более близких отношений Украины с ЕС.

Факты говорят о том, что антисемитизм может усилиться в России. В открытом письме украинских еврейских лидеров Путину в саркастическом тоне говорилось: «Ваша уверенность (…) в росте антисемитизма в Украине также не соответствует реальным фактам. По-видимому, Вы перепутали Украину с Россией, где еврейские организации зафиксировали в прошлом году рост антисемитизма». Ранее Путин признавал «еврейский характер» большевизма. В российской прессе часто появляются сообщения о том, что новое украинское правительство возглавили евреи.

С другой стороны, Кремль цинично использует эту тему. «Я никогда не говорил, что российское правительство или правительство Януковича руководствуются антисемитизмом, – сказал недавно один из еврейских лидеров Украины Иосиф Зисельс –  Все намного хуже. Они планируют разыграть еврейскую карту для достижения собственных целей и поэтому готовы пожертвовать евреями».

Дональд  Дженсен

Ответ Запада

Posted March 18th, 2014 at 4:58 pm (UTC+0)
200 comments

17 марта –  после референдума в Крыму, соркестрированного Москвой и очень похожего на голосование советских времен – США вместе с Евросоюзом ввели санкции против российских и украинских официальных лиц. Согласно местной избирательной комиссии, почти 97% крымчан проголосовало за союз с Россией при 80% явки.

«Референдум противоречит Конституции Украины, – заявил пресс-секретарь президента Барака Обамы. – Международное сообщество не признает результаты голосования, проведенного под угрозами расправы и подавления, в условиях российской военной интервенции, что противоречит международному праву». Как заявил министр обороны Украины, Россия незаконно ввела около 22 тысяч солдат в Крым и военную технику.

Указом президента Обамы заморожены активы и наложены визовые санкции в отношении 11 граждан России и Украины, виновных в подрыве украинского суверенитета, включая нескольких людей, входящих в ближайшее окружение Владимира Путина. Белый Дом грозит расширить этот список, если Россия не пойдет на попятный. «США предпримут усилия для изоляции России», – подчеркнул Обама. Министры иностранных дел ЕС договорились о введении схожих санкций в отношении 21 физических лиц и планируют пополнить их число в ближайшие дни.

Изначально администрацию Обамы жестко критиковали за недостаточно быструю и решительную реакцию на захват Россией Крыма, однако в последнее время Белый Дом усилил давление на Москву. Однако широко распространено мнение, что введенные им санкции – недостаточные, и он де-факто являются признанием факта, что Крым потерян для Украины. Последующие действия США и ЕС – замораживание счетов, введение визовых запретов, торговые ограничения и даже запрет инвестиций – как считают в Белом Доме, будут зависеть от дальнейших шагов Москвы. С одной стороны, Кремль может вывести войска из Крыма и пойти по пути переговоров, или же и дальше дестабилизировать ситуацию через расширение военных операций, вмешиваясь в жизнь востока Украины или подрывая деятельность хрупкого правительства в Киеве.

С самого начала кризиса в Украине, сложность для Запада представляла асимметрия в интересах сторон: у Запада потенциально больше возможностей для разрешения ситуации мирным путем, но Россия имеет большие интересы в Украине и находится по соседству с ней.  К тому же Путин обладает тактическим преимуществом: его авторитарный режим может действовать быстрее. Он также не играет по обычным международным правилам. Как отметил на этой неделе журнал The Economist, Путин ликующе опустился до откровенного хулиганства: оскорбляя международных лидеров, притесняя дипломатов, и сейчас оккупируя территорию своего соседа и прикидываясь, что ничего не произошло – при этом зная, что Запад не сможет действовать таким же образом.

Риторика Белого Дома также ограничила возможности США в этой ситуации. Когда Обама сказал Путину, что Запад не собирается использовать военную силу, чтоб заблокировать российских военных в Крыму, возможно, что Путин воспринял это как свидетельство того, что Запад не будет серьезно реагировать на его действия, и счел простой бумажкой Будапештский меморандум, гарантирующий территориальную целостность Украины.

Дмитрий Рогозин, в отношении которого были введены санкции США, поднял их на смех. Но за завесой бравады видно, что Кремль обеспокоен и готовится возможному введению более жестких санкций, от которых пострадает российская экономика. Согласно The Financial Times, российские компании снимают миллиарды долларов со своих счетов в западных банках, опасаясь замораживания счетов. Из-за того, что банки Запада уже урезают кредитные линии, правительство России может принять меры для поддержки бизнеса в стране – в последующие недели оно вероятно будет вынуждено предоставлять государственные гарантии для рефинансирования российских банков.

Всего лишь за несколько недель российская экономика претерпела метаморфозу: она была из одной из самых надежных среди развивающих рынков, а стала одной из наиболее уязвимых. С начала кризиса в Украине на Московской межбанковской валютной бирже было потеряно 66 млрд долларов, Центробанк России потратил более 16 млрд долларов для поддержания курса рубля. Бывший министр финансов России Алексей Кудрин прогнозирует, что из-за серьезных международных санкций отток капитала из России может достичь 50 млрд только в этом квартале – и это на фоне того, что 17 марта правительство РФ объявило, что в экономике наблюдается кризис. Впрочем, Игорь Николаев из консалтинговой группы FBK считает, что Россия не сможет быстро обратиться к Китаю или Индии для компенсации потерь на западных рынках.

Сейчас Путин считает, что Запад прекратит наращивать давление. Более того, он предложил представителям российской элиты, которые рискуют много потерять в результате санкций или по причине рецессии внутри страны, сделать выбор: поддерживать Кремль или считаться предателями. Мало признаков того, что кто-то из них будет рисковать. Но если санкции Запада будут достаточно болезненными для «близкого круга» Путина, многие могут поставить вопрос: почему надо терять свои капиталы из-за имперских амбиций Путина, и как долго надо его поддерживать? Конец Виктора Януковича был ускорен отходом от него олигархов – то же самое может случиться и с Путиным.

В недавнем интервью Лев Гудков, директор «Левада-центра» заявил, что поддержка Путина за последнее десятилетие значительно уменьшилась, несмотря на волну шовинизма, которую продуцирует машина московской пропаганды.

Многие россияне воспринимают Путина, как лидера клана коррупционеров, а не как «отца народа». И они способны понять, из-за чего потерпел крах режим Виктора Януковича.

Дональд Дженсен

АВТОР

Автор

Дональд Дженсен – аналитик Центра трансатлантических отношений в Школе международных исследований имени Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса. Дон Дженсен пишет на темы внутренней и внешней политики России, отношений России и США и стран бывшего Советского Союза. С 1996 -2002 он занимал должность заместителя директора Радио “Свободная Европа”/ “Радио Свобода” в Праге, а с 2002-2008 – директора департамента аналитики Радио “Свобода” в Вашингтоне.  С 1985 по 1996 Дженсен находился на дипломатической работе, работал в посольствах США в Москве и Софии. В 1987 -89 годах – участник переговоров об ограничениях стратегических вооружений, первой инспекции советских ракетных баз. Дон Дженсен имеет степень доктора наук и магистра Гарвардского университета, а также степень бакалавра Колумбийского университета.

О БЛОГЕ

O блоге

Столица США – это не только административный, исторический и культурный центр страны. Вашингтон – это город, в котором сосредоточены многочисленные авторитетные «фабрики мысли», институты и фонды, цель которых – помочь политикам в трансформации научных идей в практику. В своем блоге Дон Дженсен будет знакомить читателей с интеллектуальным продуктом этих аналитических центров – идеями и решениями, дискуссиями и докладами, личными наблюдениями и выводами на тему американо-российских отношений,  международной и региональной политики.

НАШИ БЛОГИ

КАЛЕНДАРЬ

July 2014
M T W T F S S
« Jun    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031