Украина и антисемитизм

Posted April 4th, 2014 at 11:21 pm (UTC+0)
25 comments

Россия празднует присоединение Крыма так, как будто победила Гитлера или Наполеона. Она предпочитает не замечать того, что отобрала часть территории, хоть и романтично воспринимаемой, у своего меньшего по территории и более слабого соседа. Это стало возможным благодаря умелому использованию пропаганды.

Как написал на этой неделе журнал The Economist, «россияне стали объектом агрессивной кампании дезинформации». Их буквально бомбардировали сценами насилия, хаоса и фашизма в Украине, якобы подготовленного Западом, и благородного ответа на это России. Российские СМИ описывали участников протестов на Майдане, как националистов, фашистов, антисемитов и путчистов. Подчеркивалось, что их действия угрожают русским. Во время пресс-конференции в Москве Владимир Путин говорил о «беспределе» украинских экстремистов.

Нет сомнений, что у еврейской общины Украины – трагическая история. Погромы проходили в царское время. Антисемитизм был широко распространен во время Гражданской войны, причем некоторые украинские националисты идентифицировали всех евреев с большевиками. Во время Второй мировой войны нацисты рекрутировали некоторых украинцев, играя на их вере в то, что в сталинских репрессиях виноваты евреи. В последнее время украинские националистические группы иногда использовали антисемитскую риторику.

Несмотря на это ужасное прошлое, есть множество доказательств тому, что российская пропаганда в значительной степени использует вымышленную информацию. На Майдане были евреи – противники режима Януковича. Молодые люди еврейской национальности формировали свои сотни, где действовали наравне с христианами, мусульманами, русско- и украиноговорящими жителями Украины. (Одним из первых погибших евромайдановцев был двадцатилетний армянин Сергей Нигоян). В период противостояния, режим Януковича указывал, что оппозицию возглавили евреи. С 22 февраля, как сообщали СМИ, в Украине произошло шесть антисемитских инцидентов, в четырех случаях речь шла о нападениях на синагоги и кладбища, в двух случаях говорилось о физическом насилии. Можно с высокой долей уверенности предположить, что в большинстве случаев это были провокации, которые должны были дать предлог для российского вторжения.

В марте лидеры еврейской общины Украины опубликовали открытое письмо Владимиру Путину, в котором высказались в поддержку «независимой, демократической, единой Украины». Как говорится в письме, «Ваша уверенность в росте антисемитизма в Украине не соответствует фактам». Письмо подписало 222 человека, включая бизнесменов, людей искусства, ученых и общественных деятелей. Стоит отметить, что Главный раввин России и союзник Путина Берл Лазар осудил это письмо.

Олигарх Вадим Рабинович, глава Всеукраинского еврейского конгресса, заявил, что баллотируется в президенты Украины, «чтобы разрушить миф про антисемитизме в Украине». Спецпредставитель Госдепартамента США по мониторингу и борьбе с антисемитизмом Айра Форман 13 марта, в интервью одной из израильских газет, подчеркнул: «У нас нет подтверждений того, что слова президента Путина об антисемитизме – правдивое отображение того, что на самом деле происходит в Украине».

Многие критикуют новое переходное правительство Украины за включение в его состав членов националистической партии «Свобода», но, по крайней мере, один новый министр в новом правительстве – еврей по национальности. Согласно результатам последних опросов, «Свободу» поддерживают лишь от 4-8% избирателей – то есть, националисты в Украине пользуются меньшей поддержкой, чем в некоторых государствах Евросоюза.

Однако, учитывая прошлое Украины, Запад и новое правительство Украины должны внимательно отнестись к этому вопросу. Некоторые радикально настроенные националисты могут провести антисемитские акты. Но это подорвет завоевания Майдана и свернет все перспективы более близких отношений Украины с ЕС.

Факты говорят о том, что антисемитизм может усилиться в России. В открытом письме украинских еврейских лидеров Путину в саркастическом тоне говорилось: «Ваша уверенность (…) в росте антисемитизма в Украине также не соответствует реальным фактам. По-видимому, Вы перепутали Украину с Россией, где еврейские организации зафиксировали в прошлом году рост антисемитизма». Ранее Путин признавал «еврейский характер» большевизма. В российской прессе часто появляются сообщения о том, что новое украинское правительство возглавили евреи.

С другой стороны, Кремль цинично использует эту тему. «Я никогда не говорил, что российское правительство или правительство Януковича руководствуются антисемитизмом, – сказал недавно один из еврейских лидеров Украины Иосиф Зисельс –  Все намного хуже. Они планируют разыграть еврейскую карту для достижения собственных целей и поэтому готовы пожертвовать евреями».

Дональд  Дженсен

Ответ Запада

Posted March 18th, 2014 at 4:58 pm (UTC+0)
178 comments

17 марта –  после референдума в Крыму, соркестрированного Москвой и очень похожего на голосование советских времен – США вместе с Евросоюзом ввели санкции против российских и украинских официальных лиц. Согласно местной избирательной комиссии, почти 97% крымчан проголосовало за союз с Россией при 80% явки.

«Референдум противоречит Конституции Украины, – заявил пресс-секретарь президента Барака Обамы. – Международное сообщество не признает результаты голосования, проведенного под угрозами расправы и подавления, в условиях российской военной интервенции, что противоречит международному праву». Как заявил министр обороны Украины, Россия незаконно ввела около 22 тысяч солдат в Крым и военную технику.

Указом президента Обамы заморожены активы и наложены визовые санкции в отношении 11 граждан России и Украины, виновных в подрыве украинского суверенитета, включая нескольких людей, входящих в ближайшее окружение Владимира Путина. Белый Дом грозит расширить этот список, если Россия не пойдет на попятный. «США предпримут усилия для изоляции России», – подчеркнул Обама. Министры иностранных дел ЕС договорились о введении схожих санкций в отношении 21 физических лиц и планируют пополнить их число в ближайшие дни.

Изначально администрацию Обамы жестко критиковали за недостаточно быструю и решительную реакцию на захват Россией Крыма, однако в последнее время Белый Дом усилил давление на Москву. Однако широко распространено мнение, что введенные им санкции – недостаточные, и он де-факто являются признанием факта, что Крым потерян для Украины. Последующие действия США и ЕС – замораживание счетов, введение визовых запретов, торговые ограничения и даже запрет инвестиций – как считают в Белом Доме, будут зависеть от дальнейших шагов Москвы. С одной стороны, Кремль может вывести войска из Крыма и пойти по пути переговоров, или же и дальше дестабилизировать ситуацию через расширение военных операций, вмешиваясь в жизнь востока Украины или подрывая деятельность хрупкого правительства в Киеве.

С самого начала кризиса в Украине, сложность для Запада представляла асимметрия в интересах сторон: у Запада потенциально больше возможностей для разрешения ситуации мирным путем, но Россия имеет большие интересы в Украине и находится по соседству с ней.  К тому же Путин обладает тактическим преимуществом: его авторитарный режим может действовать быстрее. Он также не играет по обычным международным правилам. Как отметил на этой неделе журнал The Economist, Путин ликующе опустился до откровенного хулиганства: оскорбляя международных лидеров, притесняя дипломатов, и сейчас оккупируя территорию своего соседа и прикидываясь, что ничего не произошло – при этом зная, что Запад не сможет действовать таким же образом.

Риторика Белого Дома также ограничила возможности США в этой ситуации. Когда Обама сказал Путину, что Запад не собирается использовать военную силу, чтоб заблокировать российских военных в Крыму, возможно, что Путин воспринял это как свидетельство того, что Запад не будет серьезно реагировать на его действия, и счел простой бумажкой Будапештский меморандум, гарантирующий территориальную целостность Украины.

Дмитрий Рогозин, в отношении которого были введены санкции США, поднял их на смех. Но за завесой бравады видно, что Кремль обеспокоен и готовится возможному введению более жестких санкций, от которых пострадает российская экономика. Согласно The Financial Times, российские компании снимают миллиарды долларов со своих счетов в западных банках, опасаясь замораживания счетов. Из-за того, что банки Запада уже урезают кредитные линии, правительство России может принять меры для поддержки бизнеса в стране – в последующие недели оно вероятно будет вынуждено предоставлять государственные гарантии для рефинансирования российских банков.

Всего лишь за несколько недель российская экономика претерпела метаморфозу: она была из одной из самых надежных среди развивающих рынков, а стала одной из наиболее уязвимых. С начала кризиса в Украине на Московской межбанковской валютной бирже было потеряно 66 млрд долларов, Центробанк России потратил более 16 млрд долларов для поддержания курса рубля. Бывший министр финансов России Алексей Кудрин прогнозирует, что из-за серьезных международных санкций отток капитала из России может достичь 50 млрд только в этом квартале – и это на фоне того, что 17 марта правительство РФ объявило, что в экономике наблюдается кризис. Впрочем, Игорь Николаев из консалтинговой группы FBK считает, что Россия не сможет быстро обратиться к Китаю или Индии для компенсации потерь на западных рынках.

Сейчас Путин считает, что Запад прекратит наращивать давление. Более того, он предложил представителям российской элиты, которые рискуют много потерять в результате санкций или по причине рецессии внутри страны, сделать выбор: поддерживать Кремль или считаться предателями. Мало признаков того, что кто-то из них будет рисковать. Но если санкции Запада будут достаточно болезненными для «близкого круга» Путина, многие могут поставить вопрос: почему надо терять свои капиталы из-за имперских амбиций Путина, и как долго надо его поддерживать? Конец Виктора Януковича был ускорен отходом от него олигархов – то же самое может случиться и с Путиным.

В недавнем интервью Лев Гудков, директор «Левада-центра» заявил, что поддержка Путина за последнее десятилетие значительно уменьшилась, несмотря на волну шовинизма, которую продуцирует машина московской пропаганды.

Многие россияне воспринимают Путина, как лидера клана коррупционеров, а не как «отца народа». И они способны понять, из-за чего потерпел крах режим Виктора Януковича.

Дональд Дженсен

Украинский кризис: конфликт версий

Posted February 25th, 2014 at 8:14 pm (UTC+0)
160 comments

Коллапс режима Виктора Януковича и его бегство привели политику Владимира Путина в отношении Украины в полный беспорядок в тот самый момент, когда, как он надеялся, внимание мира должно быть приковано к Олимпийским играм в Сочи. В день закрытия Олимпиады многие американские зрители больше интересовались судьбой Януковича и реакцией Кремля на украинские события, чем олимпийским шоу. И российские и иностранные СМИ оценивали пертурбации Украины через призму Олимпиады, причем зрителям периодически казалось, что им рассказывают об одном и том же событии.

Американцев обычно мало интересуют новости из-за рубежа, поэтому СМИ – как электронные, так и печатные – достаточно мало внимания уделяли спорам ЕС и России о судьбах Украины в конце 2013 года. Зачастую посетители новостных сайтов оставляли комментарии следующего содержания: зачем США должны заниматься решением этой проблемы?, и если должны, то насколько активно, поскольку вмешательство США в иракские и афганские дела имело неоднозначные результаты?.

Однако кровавые события в Киеве стали новостью номер один, опередив даже Олимпийские игры. Обычно СМИ рассказывают подобные истории, используя понятийный ряд доступный для американской аудитории: они описывали простых людей, которые борются за самоопределение и против коррумпированной автократии (эти же термины использовались и в официальных комментариях администрации Обамы). Когда режим Януковича пал, среди политических экспертов возникла еще одна тема: роль Москвы в этом кризисе. Большинство комментаторов обвиняли Кремль во вмешательстве в украинские дела, однако меньшая часть говорила о том, что Россия не имела особого контроля над бывшим украинским лидером и всю вину возлагала на Януковича.

В свою очередь российские СМИ месяцами придумывали материалы на украинскую тему, которые лишь отдаленно соответствовали реальности: они демонизировали Майдан, утверждая, что это попытка бандитского переворота, совершаемого фашистами и либералами, которых тайно финансирует Запад. По мере того, как градус насилия возрастал, российские медиа начали фокусироваться на расхождениях между русско- и украиноязычными гражданами Украины. Эксперты утверждали, что Украина – нежизнеспособное государство, которое обречено на дезинтеграцию. Некоторые комментаторы говорили о том, что в случае раскола в Украине Россия получит право на военное вмешательство для защиты русскоязычного населения восточных и южных регионов, и даже Крыма, где базируется российский Черноморский флот. После того, как Янукович бежал из Киева, тон российских СМИ немедленно изменился – они начали критиковать его правление.

Эта неправдивая информация, скорее всего, предназначается российским гражданам, чтобы в случае необходимости, у Кремля была бы готовая база поддержки. Но эта дезинформация также основывалась на самообмане. На востоке и юге Украины, а также в Крыму, нет жизнеспособного сепаратистского движения. Нет и мощных публичных призывов к возобновлению союза с Россией или явно пророссийской силы в украинской политике. В Украине нет угрозы расправ с этническими русскими и русскоговорящими украинцами. Однако, как недавно отметил колумнист газеты The Moscow Times Владимир Фролов, подобный информационный фон может сформировать российское общественное мнение таким образом, что оно начнет требовать от руководства страны вмешательства в украинские дела.

В то же время, нервозность Кремля по поводу событий в Украине может привести к ужесточению подавления инакомыслия в самой России. В конце января российские власти начали кампанию против независимого телеканала «Дождь», известного своими либеральными взглядами. Государственные СМИ подвергли критике Алексея Навального за поддержку украинской оппозиции, показывая сцены, полные  насилия, крови, хаоса в Киеве, происходящие по вине «так называемых мирных участников протестов». Другие издания предупреждали, что «боевики Майдана» приедут в Россию делиться опытом с российскими либералами.

Путин, конечно, ничего прямо не сказал о связи между Сочи и Киевом, однако мало сомнений в том, что ситуация в Украине затмила блеск его Олимпиады.

Дональд Дженсен

США и Россия: ужесточение риторики

Posted January 31st, 2014 at 10:29 pm (UTC+0)
66 comments

В последние пять лет республиканцы не уделяли особого внимания отношениям Соединенных Штатов с Россией. Хотя у этого правила и были исключения. В 2012 кандидат в президенты Митт Ромни назвал Россию «геополитическим соперником» США, за что подвергся суровой критике в целом про-обамовски настроенным внешнеполитическим истеблишментом Вашингтона. Многие конгрессмены-республиканцы активно участвовали в работе над «законом Магнитского», который запретил въезд в США и заморозил американские активы ряда российским чиновников, обвиненных в нарушениях прав человека.

Совсем недавно сенатор Джон Маккейн жестко раскритиковал Москву за запугивание Украины, а спикер Палаты представителей Джон Бейнер, выступая в популярном телешоу, назвал Владимира Путина «бандитом». Однако некоторые высокопоставленные республиканцы относятся к Кремлю с симпатией. К примеру, консервативный комментатор Пэт Бьюкенен, бывший советник президентов Никсона, Форда и Рейгана, похвалил Владимира Путина за «моральную ясность», подразумевая негативное отношение российского лидера к правам сексуальных меньшинств.

28 января в фонде «Наследие» в Вашингтоне прошла конференция под названием «Олимпиада в Сочи, права человека и американо-российские отношения». На ней присутствовал сенатор-республиканец из Техаса Тед Круз (его родители бежали в США из Кубы). Круз известен, прежде всего, тем, что сыграл ключевую роль в закрытии федерального правительства США в октябре прошлого года, его также считают возможным кандидатом на пост президента.

На конференции он выступил с обстоятельной критикой политики Владимира Путина и политики США по отношению к России. В этом Круз пошел намного дальше своих коллег-республиканцев.

Сенатор обвинил администрацию Обамы в потере управления и заявил, что Соединенные Штаты отступают в глобальном масштабе. По словам сенатора, Россия пользуется этим и заполняет вакуум в Евразии для создания новой версии советской империи. Путинский стиль авторитарного правления, как отметил сенатор Круз, заимствуют и в других государствах. Один кубинский чиновник сказал ему, что «путинизмо» – как модель управления – используется Раулем Кастро.
Тед Круз признал, что США и Россия, безусловно, могут сотрудничать там, где их интересы совпадают – как это делали в свое время Рональд Рейган и Михаил Горбачев. Однако, по мнению сенатора, ключ к политической стабильности – защита прав человека во всем мире. Именно борьба за демократию делает США «особой нацией», считает Круз.

Говоря об Украине, сенатор отметил, что Запад «проспал» этот кризис. «В Вашингтоне сильно похолодало, – сказал он. – Но каждый из нас в любое время может уйти домой. Демонстранты в Киеве, стоящие на морозе, не могут этого сделать. Каждый из них – герой. В это же время Путин пытается “пролезть” в Украину, и это же самое, в скором будущем может ожидать Молдову,  Грузию, Эстонию и Латвию».

В то время как официальные лица в Вашингтоне и Брюсселе судорожно пытаются придумать, как стабилизировать ситуацию в Украине, Круз выступил со своим предложением: по его мнению, США должны немедленно создать зону свободной торговли с Украиной, помочь Киеву в строительстве инфраструктуры для принятия сжиженного газа и увеличить его поставки из США. Это позволит уменьшить зависимость Украины от российских энергоресурсов.

Речь Круза была тепло встречена аудиторией, однако сенатор не ответил на вопрос – собирается ли он бороться за Белый дом. В президентских избирательных кампаниях США внешнеполитическая тематика, как правило, не играет главной роли. А то, что говорят кандидаты в президенты, в силу объективных обстоятельств нечасто превращается в политические решения. Поэтому сложно сказать, трансформируется ли жесткая позиция сенатора в конкретные действия.

Однако какими бы не были политические перспективы Теда Круза, без сомнений Демократическая и Республиканская партии ужесточают свою риторику в отношении России. И эти настроения усиливаются не только в «Движении чаепития»  – консервативно-либертарианском крыле Республиканской партии, к которому принадлежит сенатор Круз.

Дональд Дженсен

Конец «Восточного партнерства»?

Posted January 27th, 2014 at 6:18 pm (UTC+0)
39 comments

Будущее программы Евросоюза «Восточное партнерство», созданной в 2009 году для активизации сотрудничества с Арменией, Азербайджаном, Беларусью, Грузией, Молдовой, Украиной, а также для поддержки демократических и рыночно-ориентированных реформ в этих странах, после недавнего саммита в Вильнюсе поставлено под вопрос.

На этом саммите Грузия и Молдова подписали амбициозные Соглашения об ассоциации с ЕС, включающие развитие зоны свободной торговли. Однако, Украина отказалось от подписания этого документа. Вместо этого был принят пакет помощи от России, который включал распродажу огромного количества украинских стратегических объектов в обмен на 15 млрд долларов и кратковременную скидку на российский газ. Украинские лидеры пока не согласились вступить в Таможенный союз. Это решение правительства Виктора Януковича привело к началу массовых протестов – многие украинцы выступают за развитие отношений  с Евросоюзом, однако такая перспектива сейчас далека как никогда.

Будущее самой программы «Восточного партнерства» также подвергается сомнению. Из шести предложенных Евросоюзом партнеров данной программы в отношении одного (Беларуси)  в 2009 году были введены санкции, а другой (Азербайджан) оказался не особо заинтересован в этом проекте, поскольку он предполагает улучшение системы государственного управления и уровня защиты прав человека. За несколько дней до саммита в Вильнюсе, Армения, которая уже готова была подписать Соглашение об ассоциации с ЕС, поддалась давлению Кремля и согласилась вступить в Таможенный союз. Только Грузия и Молдова продолжают полностью поддерживать «Восточное Партнерство». Политики в Европе, и здесь, в Вашингтоне высказывают опасения, что эти две страны также могут пересмотреть свои решения.

16 января в Университете Джонса Хопкинса в Вашингтоне выступил Гуннар Виганд, глава Департамента России, «Восточного партнерства», Центральной Азии, регионального сотрудничества и ОБСЕ Европейской службы внешний действий. Он дал оценку саммита «Восточного партнерства» в Вильнюсе.

Виганд уверен в долговременных преимуществах, которые предоставляет ассоциация с ЕС для шести потенциальных партнеров, несмотря не все осложнения. По словам Виганда, в обмен на доступ к рынкам ЕС, государства, подписавшие Соглашение об ассоциации, получат «прибыль» в форме более реформированной юридической системы, большей защиты прав человека и уровня открытости власти. По мнению Виганда, в случае, если эти соглашения подпишут шесть стран, выиграет и Россия, поскольку, по его словам «80% иностранных инвестиций в Россию и 50% торгового оборота» обеспечивает именно ЕС.

Виганд говорил и о том, что ЕС не хочет «сильно давить» на Россию.  Один из участников дискуссии, центрально-европейский дипломат спросил чиновника «не пора ли перестать быть мягкими с Россией?». Виганд ответил, что Евросоюз может предпринять «контрмеры», если Россия станет слишком экономически и политически агрессивной, однако, по его словам, сейчас Россия и ЕС слишком заняты другими вопросами. Что же касается Украины, то предложение Киеву об ассоциации с ЕС останется в силе, если Украина решит выполнить поставленные ЕС условия и избежит «периода репрессий».

Противоречивые отношения Евросоюза и России окажутся в центре внимания 28 января, во время визита президента Владимира Путина в Брюссель, где он посетит 32-й саммит Россия-ЕС. На повестке дня вопросы торговли и экономического сотрудничества, перспективы безвизового режима, отношения в сфере энергетики, которые усложнены, среди прочего, разным отношением к применению Третьего энергетического пакета для российских компаний.

Как ожидается, участники саммита также обсудят новое торговое соглашение Россия-ЕС. Маловероятно, что Евросоюз будет выяснять отношения с Россией в контексте Украины (хотя там считают, что именно российский прессинг и запугивание отвернули Януковича от подписания  соглашения об Ассоциации), предпочитая более мягким образом продемонстрировать свое недовольство: Так,  Европейский Союз отменил традиционный ужин с российским президентом. Это иллюстрирует мнение, высказанное американским экспертом Уолтером Мидом о том, что в битве за Украину ЕС использовал «багеты», а Россия – «ножи».

Европа, возможно, упустила свой шанс в ноябре с Украиной, однако о конечном результате говорить рано: согласно опросам, более 60% украинцев поддерживают евроинтеграцию.  Возможно, программа «Восточного партнерства» разваливается, однако в связи с последними событиями в Украине – а если судить по последним событиям, то Виктор Янукович теряет власть – то Брюссель, возможно, вскоре опять получит возможность сыграть конструктивную роль. Либо получив более реальные результаты сотрудничества с Киевом, или же сумев помочь избежать реализации более мрачных украинских сценариев.

Дональд Дженсен

Россия председательствует в «Восьмерке»

Posted January 10th, 2014 at 10:29 pm (UTC+0)
200 comments

1 января Россия получила председательство в «Большой Восьмерке» и в июне, в Сочи проведет 40-й саммит G8. По заявлениям Кремля, основные дискуссии на саммите будут затрагивать темы борьбы с терроризмом и наркоторговлей, противостояние конфликтам и катастрофам.

На специально созданном сайте вывешено обращение президента РФ Владимира Путина, в котором он излагает план совместной работы в клубе, состоящем из лидеров США, Германии, Италии, Франции, Великобритании, Японии, России и представителей Европейского Союза. Он отвергает представление о G8, как о некоем элитарном клубе мировых лидеров, который обсуждает «судьбы человечества за плотно закрытыми дверями», и призывает к эффективности и прозрачности.

Алексей Пушков, глава Комитета Государственной думы по международным делам, заявил, что президентство России поможет разрешить противостояние Запада и Ирана по поводу иранской ядерной программы, и разрешить кризис в Сирии. Президентство в G8 также позволит Путину во второй раз показать миру Сочи, который принимает Олимпиаду в феврале. В прошлый раз, в 2006 году, Россия проводила саммит «Восьмерки» в Санкт-Петербурге.

Комментарии Путина демонстрируют, что отношение России к этому форуму изменилось. Восемь лет назад, в Петербурге, Путин стремился, чтобы Россия вернулась в число великих держав. Он также надеялся, что членство в G8 также поможет разрешить разногласия России с Западом относительно противоракетной обороны и расширения НАТО, а также позволит ей играть большую роль при разрешении региональных конфликтов.

Как отметила недавно аналитик Татьяна Становая, «одно из крупнейших разочарований в его жизни – понимание того, что Запад воспринимает Россию, как потенциальную угрозу, а не как полноценного партнера. Во время президентства Медведева, политика “перезагрузки”, инициированная Обамой, не привела к решению проблемы ПРО, отношения с США осложнились, а резолюция Совета Безопасности ООН по Ливии – Россия воздержалась при голосовании – была использована для смены режима».

Мечта Путина о полноценном членстве в G8, пишет Становая, сменилась его попытками создать Евразийский союз. На последнем саммите «Восьмерки», прошедшим прошлым летом, Путин в одиночку играл роль спойлера, сорвав планы принятия совместного заявления, призывающего к уходу из власти президента Сирии Башара Асада. Действия Путина вызвали резкую критику премьер-министра Канады Стивена Харпера, который обвинил российского лидера в разрушении духа сотрудничества, который традиционно считается одним из достоинств G8. Путин даже не посетил саммит 2012 года в Кэмп-Дэвиде, что побудило автора журнала Foreign Policy заметить, что Россию следовало бы исключить из «Восьмерки».

По мнению Марины Ларионовой, эксперта по международным организациям, сегодня Россия находится в «уникальной позиции». Москва, по-видимому, заинтересована во встречах с другими крупными экономическими державами, даже в случае, если она заинтересована в изменении существующей международной системы. Она возглавляла «Большую Двадцатку» в 2013 году, президентствует в «Восьмерке» в этом, и будет председательствовать в группе БРИКС (ни один ее участник, кроме России, в G8 не входит) в 2015-м.

Однако Путин, судя по всему, верит, что дипломатический триумф России в Сирии, намного больше, чем членство в различных организациях, доказывают сверхдержавный статус России. После недавних дипломатических успехов России, Путин, без сомнений, рассчитывает, на более уважительное отношение к статусу России в ближайшие месяцы.
Москва уже заявила, что президент США Барак Обама, который отменил ранее планировавшуюся на сентябрь встречу с Путиным, в Сочи проведет переговоры с ним. Министр иностранных дел России Cергей Лавров заявил в одном из интервью, в котором подводил итоги 2013 года: «в наших отношениях остаются раздражители», но «имеются возможности для контактов Президентов на полях ряда международных форумов».

Дональд Дженсен

США и Россия. Повторение пройденного

Posted December 19th, 2013 at 2:40 am (UTC+0)
17 comments

В последнее десятилетие российские внешнеполитические эксперты, обсуждая американо-российские отношения, постоянно упоминают об упущенном шансе. После терактов 11 сентября 2001 года президент РФ Владимир Путин – сочувствуя американцам и, испытывая проблемы с боевиками на Северном Кавказе – проявил интерес к стратегическому альянсу с США во имя совместной борьбы с исламским экстремизмом. Российские эксперты утверждают, что это сотрудничество могло было быть распространено и на другие сферы, где США и Россия имеют общие интересы.

Сторонники этой теории напоминают, что Владимир Путин стал первым иностранным лидером, который позвонил президенту Джорджу Бушу-младшему после террористических атак на Нью-Йорк и Вашингтон, и что в первые месяцы после этого два государства очень активно сотрудничали. По мнению этих экспертов, американо-российские отношения испортились в конце президентства Буша – из-за действий США в Афганистане и Ираке, из-за намерений США продолжать развивать проект создания системы противоракетной обороны, и из-за отказа Вашингтона принимать в расчет легитимные опасения Москвы в вопросах безопасности. Эта теория игнорирует, что война в Чечне была внутренним конфликтом, одной из сторон которого выступали сепаратисты – до того, как произошла его радикализация, вызванная жестокостями российских силовиков, а атаки 11 сентября были произведены силами, которые находились за пределами США.

В своей замечательной новой книге «Дни огня» (ее недавно обсуждали на «круглом столе» в правозащитной организации Freedom House) вашингтонский корреспондент  газеты The New York Times Питер Бейкер главное внимание уделил истории президентства Джорджа Буша-младшего и его сложным взаимоотношениям с могущественным вице-президентом Диком Чейни, который, как ранее полагали многие, принимал наиболее важные решения. Однако, по мнению Бейкера, главным в этой связке был все-таки Буш, особенно во время своего второго президентского срока.

Бейкер также детально анализирует взаимоотношения Буша и Путина. Его выводы противоречат утверждениям российских аналитиков, которые считают, что именно Буш отказался от возможности продуктивного сотрудничества с Кремлем.

Бейкер согласен, что первые встречи Буша и Путина в основном проходили в позитивном ключе. Во время первого визита Джорджа Буша в Европу – в Словению – двое лидеров очень тепло пообщались, после чего на пресс-конференции Буш произнес фразу, которую, как пишет Бейкер, впоследствии с содроганием вспоминала Кондолизза Райс: «Я посмотрел ему в глаза. И увидел его душу».

Через два месяца после атак на США, Буш и Путин решили начать новую эру в двусторонних отношениях. Они не хотели, чтобы разногласия по поводу ПРО негативно повлияли на их личные отношения.

Однако военные операции, которые проводили США, были не единственной причиной того, что американо-российский «медовый месяц» продолжался недолго. Бейкер утверждает, что после ареста Михаила Ходорковского, Администрацию Буша стало все больше беспокоить наступление Путина на демократические свободы (возможно, что это стало одной из причин, по которой Джордж Буш начал делать ставку на продвижение демократии – в отличии, от более реалистично настроенного Чейни).

Вести дела с Россией становилось сложно и из-за того, что Путина периодически плохо информировали. К примеру, после того США повысили тарифы на импорт стали, Москва запретила импорт американской курятины, известной в России, как «ножки Буша» – Путин заявил тогда, что США специально отправляют негодные продукты в Россию.

Путин пытался оправдать арест Ходорковского, сравнивая это с историей банкротства американской компании Enron. Российский президент также защищал установление им тотального контроля над СМИ, сравнивая свои действия со скандалом в телекомпании CBS,  уволившей звездного ведущего Дэна Ратера за то, что тот выпустил в эфир репортаж о том, что официальные данные о службе Джорджа Буша в Национальной гвардии США подтасованы. Этот репортаж не имел ничего общего с реальностью, как Буш не имел никакого отношения к увольнению Ратера.

В разговоре с премьер-министром Дании Буш описал свои беседы с Путиным: «Это как вести спор с восьмиклассником, который оперирует совершенно неправильными фактами».

Когда после российского вторжения в Грузию отношения США и России оказались почти в точке замерзания, личные отношения Путина и Буша остались дружественными. Бейкер пишет, что 19 января 2009 года, в свой последний день пребывания в Белом доме, Джордж Буш сделал прощальные телефонные звонки «другу Владимиру» и новому российскому президенту Дмитрию Медведеву (за 10 минут до этого он звонил грузинскому лидеру Михаилу Саакашвили).

Желание перезапустить отношения России и США после «Августовской войны» стало одной из основных внешнеполитических целей нового президента Барака Обамы. Однако Бейкер напоминает, что успехи сотрудничества Буша и Путина были минимизированы новой Администрацией США, как и проблемы двусторонних отношений.

Несмотря на политику «перезагрузки», эволюция отношений США и России во время президентства Обамы крайне напоминает то, что происходило в период правления его предшественника (и их деградацию в годы президентства Бориса Ельцина): изначальный оптимизм, за которым следовало разочарование обеих сторон – главным образом из-за споров о правах человека и расхождений в геополитических оценках.

Такая ситуация показывает невозможность реального партнерства двух государств в обозримом будущем и необходимость приложения постоянных усилий, чтобы поддерживать сотрудничество на должном уровне.

Дональд Дженсен

Украина: особенности национального выбора

Posted December 6th, 2013 at 10:18 pm (UTC+0)
21 comments

Реймонд Сонтаг, один из вашингтонских экспертов по вопросам России, опубликовал любопытную статью в журнале The American Interest – «Конец сказочного мышления: Украина, ЕС и границы “мягкой силы”».

Сонтаг пишет о нынешнем политическом триумфе Москвы в терминах традиционного  геополитического реализма – теории международных отношений, согласно которой международная система анархична и заселена отдельными рациональными субъектами, каждый из которых преследует свои интересы. Эксперт отмечает: «Как оказалось, Россия может намного больше потерять, чем ЕС получить  в результате подписания Украиной договора об ассоциации с Евросоюзом, поэтому она и действовала соответствующим образом».
Сонтаг также описывает ситуацию в терминах концепции «баланса сил», что можно было бы приложить и для реалий 19 столетия. «Проблема заключается в том, – пишет Сонтаг, по-моему, недооценивая влияние идей геополитического реализма на современных экспертов и правящие круги, – что многие за Западе рассматривают понятия “баланс сил” и “сферы интереса”, как отжившие концепции. Кроме того, приверженцы теории реализма (…) также считают, что целью многих государств является автоматическое построение демократии западного образца. Эта ошибка в некоторой степени объясняет вильнюсский провал политики Запада в отношении Украины».

Известный комментатор Уолтер Мид выступил со схожей оценкой: он образно выразился, что во время «поединка на ножах» за будущее Украины, Евросоюз «взял в руки не клинок, а французский багет» – в результате, Брюсселю наглядно продемонстрировали, где заканчиваются возможности его «мягкой силы».

Сонтаг отмечает, что реализм зачастую оказывается полезным, однако чаще, как инструмент, позволяющий объяснять, но не прогнозировать. Отчасти эта концепция привлекательна в силу гибкости – ее меняли многократно. В целом, она рассматривает государства, как отдельные пешки на мировой шахматной доске, игнорируя влияние истории и культуры, и такие моменты в мотивациях людей, как жадность, заблуждение, желание использовать новые возможности. Часто адепты реализма заходят слишком далеко и составляют геополитические сценарии, шансы на практическую реализацию которых столь же велики, как у восстановления Австро-Венгерской империи или Советского Союза. (К примеру, в Вашингтоне часто можно услышать, что США и Россия могут стать настоящими стратегическими партнерами, если только они осознают «свои настоящие интересы»).

Трудное прошлое и настоящее Украины не стоит объяснять, пеняя на ее неудачное геополитическое расположение и недостаток политической воли в отношениях с Россией – как могли бы предположить некоторые реалисты. Причины лежат в традиции исторического пессимизма (образовавшегося в результате колониального и тоталитарного прошлого, а также неудач «оранжевой революции»), они объясняются слабым гражданским обществом (по сравнению не с Россией, а с Западом), и тем фактом, что Украина политически отделилась от Советского Союза без возможности начать все с чистого идеологического листа.  В результате, украинская власть является нефункциональным болотом, где все еще превалируют практики советского государства – вариант своеобразной культурной инерции.

До того, как украинцы вышли на улицы, в стране были широко распространены парализующие настроения отказа от будущего, который был на руку авторитарным тенденциям Януковича и жесткого лидера в Кремле. Эти люди не принимают саму идею независимой Украины, и не признают, что украинцы – особый народ, отличающийся от россиян. На этой неделе в российской прессе появилось очень много комментариев, в которой не только представители власти, но и обычные жители РФ, комментировали украинские события в снисходительной, примитивной форме. Грустно, но это демонстрирует насколько далеко ценности многих украинцев отличаются от ценностей некоторых россиян. Среди наиболее безобразных комментариев было выпущенное в эфир заявление, что украинцы – «группа злых лилипутов». Некоторые российские комментаторы интересовались: «кто примет этих мартышек в Европу?». В свете этих грубостей и высокомерия, не вызывает удивления, что украинцы хотят быть независимыми от Москвы.

На самом деле ценностные различия, а не стратагемы политики реализма, лежат в основе дебатов о будущем Украины. Об этом говорили 3 декабря в вашингтонском Институте Кеннана, оценивая саммит в Вильнюсе. Посол ЕС в США Жао Вале де Альмейда в своем выступлении  отметил, что весь проект Восточного партнерства – это разговор о выборе ценностей, а не о геополитике. По его словам, подписание Украиной соглашения об ассоциации с ЕС поможет и России – в открытии новых рынков. Говоря о протестах в Киеве, посол вспомнил свою юность в Португалии и сказал, что «его сердце тронули» молодые люди, которые набрасывали на плечи флаги ЕС.  Бывший посол США в Украине Уильям Миллер уверен, что в долгосрочной перспективе произойдет неизбежное – Украина будет с Европой.

Сегодня сложно разделить оптимизм, высказанный на конференции. Ситуация на улицах Киева сложная и опасная Россия, скорее всего, продолжит обеспечивать себе «сферу привилегированных интересов» в Украине – возможно, достигая успехов в краткосрочной перспективе. Москва будет и дальше заявлять, часто неубедительно, что российско-украинские «исторические, культурные и религиозные связи» дают ей право на вмешательство в дела соседней страны, граждане которой – простите за заезженное клише – «хотят двигаться дальше».

Теория реализма в сфере международных отношений плохо позволяет объяснить глубокие изменения, происходящие внутри Украины. Более того, эта теория мешает понять, что же на самом деле происходит на Майдане.

Дональд Дженсен

Россия: конец и новое начало?

Posted November 14th, 2013 at 8:53 pm (UTC+0)
17 comments

Недавно один из лидеров российской оппозиции Андрей Пионтковский отметил, что в обществе растет страх, что данный режим уже изжил себя – как царский, что система уже износила себя – как коммунистическая система, и впереди – очередной развал государства. Несмотря на то, что опросы общественного мнения показывают, что демократический прорыв не пользуется особой поддержкой, а популярность Владимира Путина относительно высока (хотя она стала уменьшаться, а его сторонники не отличаются большим энтузиазмом по поводу его кандидатуры из-за отсутствия альтернативы), в то же время в российском обществе растет недовольство: из-за коррупции, провалов в экономике и неспособности государства исполнять свои фундаментальные функции.

Россияне также стали более националистичными. Мусульман Кавказа и рабочих-мигрантов из Средней Азии обвиняют во многих проблемах общества, особенно связанных с криминалом. Во время избирательной кампании 2012 года Владимир Путин старался использовать ксенофобские настроения. Непредсказуемым последствием такого заигрывания стала радикализация многих его сторонников, и ослабление возможностей Кремля в деле контроля националистических настроений. Эксперт Марк Сандомирский сравнил Россию с Веймарской Германией и предсказал, что возможна националистическая революция, которая начнется с уличных бунтов.

Многие эксперты также сравнивают нынешнюю Россию с государствами Латинской Америки, в которых прошли путчи во второй половине 20 века – в результате которых к власти пришли бюрократические авторитарные режимы. Но у таких стран, как Аргентина и Бразилия было больше опыта в вопросах модернизации, развития интересов среднего класса и бизнес-сектора, включения класса профессионалов в общественную жизнь. По сравнению с Россией, военные диктатуры Латинской Америки часто поддерживали модернизацию. Путчи проводились, чтобы ограничить народные движения, но не остановить модернизацию. Как написала на этой неделе Мария Снеговая в «Ведомостях», путинский режим пытается не ускорить реформы, а заблокировать их. В России правящий режим поддерживают не армия с офицерами, у которых прогрессивные взгляды, а ретроградные силовики, которые главным образом заинтересованы в переделе собственности. Как пишет Снеговая, возможно несколько преувеличивая, российская система более похожа на докапиталистические государства экваториальной Африки (это сравнение также часто использует публицист Юлия Латынина).

7 ноября в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне выступил Леонид Гозман, директор по развитию сотрудничества Фонда инфраструктурных и образовательных программ ОАО «Российская корпорация нанотехнологий».

По его мнению, нынешняя политическая системы России нежизнеспособна. Экономические, психологические и политические факторы способствуют кризису системы, среди них: уменьшение легитимности власти (принятия народом ее права на правление), тот факт, что поддержка Путина и его режима является «негативной» (поскольку у людей нет другой альтернативы). В стране растут внутренние противоречия, элиты становятся более своенравными, а эффективность государства уменьшается. «Путин утратил свою харизму», – считает Гозман. По его словам, из-за неспособности решить проблемы страны, президент решил остановить упадок режима, применяя традиционные советские рецепты. Вдобавок к поощрению ксенофобных настроений, для этого необходимы враги: внутри страны ими назначены гомосексуалисты, «иностранные агенты», педофилы; а за ее пределами – США и НАТО.

Как и многие эксперты, Гозман также любит продумывать альтернативные сценарии развития России. Он считает возможными следующие варианты: реформа сверху; стагнация; репрессии; распад России; постепенная трансформация к более плюралистическому обществу – последний сценарий, по его мнению, наименее вероятен. Он полагает, что шансы «националистической», «социалистической» трансформации достаточно высоки, поскольку Путин вряд ли найдет преемника, который сможет и управлять страной, и выступать арбитром в отношениях конкурирующих кланов.

Леонид Гозман, как и другие эксперты, считает ключевой проблемой – нехватку легитимности нынешнего режима. Почти десятилетие право режима на власть базировалось на его успехах в деле наведения порядка после хаоса ельцинской эры и экономических достижениях. Но сейчас эти факторы уже почти не действуют. Путин выиграл президентские выборы 2012 года, но не смог укрепить свою легитимность, так как его выигрыш сопровождался манипуляциями против других кандидатов, которых он сам же и назначил. Как пишет Николай Петров, легитимность Путина, как лидера, была подорвана после массовых политических протестов в Москве, участники которых скандировали: «Россия без Путина!».

Перед лицом этого политического кризиса Кремль, боясь повтора судьбы горбачевской «перестройки», сделал выбор в пользу жестких мер удержания власти, я не в пользу компромиссов. Россия в 2013 году стоит на пороге серьезных изменений, которые произойдут в любом случае – с разрешения или без разрешения сверху. Интересы главных игроков – региональных элит, бизнеса и гражданского общества – все чаще вступают в конфликт с интересами федеральной власти, которую также раздирают внутренние конфликты. При этом, в стране отсутствуют сильные институты власти и отсутствует компромисс в том, каким образом следует примирить все эти интересы и сблизить различные взгляды на будущее страны.

Будущее Евразийского союза

Posted November 1st, 2013 at 11:02 pm (UTC+0)
23 comments

В 2008 году, после того, как Россия оккупировала часть территории Грузии, президент Дмитрий Медведев заявил: «У России, как и у других стран мира, есть регионы, в которых находятся привилегированные интересы». В ответ на вопрос, подразумевает ли он соседние страны, российский президент ответил: «Разумеется, регионы, граничащие с Россией, но не только их».

Через пять лет, хитросплетения евразийской политики дали Москве возможность реализовать слова Медведева. Москва пытается, где это только возможно, вернуть геостратегическое наследие, утраченное после распада Советского Союза.

Эти намерения основаны на некоторых расчетах Кремля. Во-первых, то, что многополярный мир, на формирование которого рассчитывала Москва с середины 1990-х годов, наконец-то становится реальностью. Во-вторых, США находятся в упадке и, в целом, период доминирования Запада в геополитике подходит к концу (этот вывод подкрепляют экономические проблемы Европы). И, в – третьих, затратность, неэффективность и нереалистичность внешней политики США. В итоге – как говорится в концепции новой внешней политики России – Москва больше не смотрит на Запад как на модель для подражания в сферах политики и экономики. Наоборот, она сконцентрировала свое внимание на Евразии и Дальнем Востоке, где у России больше естественных интересов (где, также, во многих случаях возможно легче находить общий язык с местными авторитарными режимами).

Главная задача России в ее отношениях с Европейским Союзом, как сказал 28 октября в своем выступлении студентам Донского государственного технического университета министр иностранных дел Сергей Лавров – создание общего экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана. На практике это означает трансформацию, поддерживаемого Россией, Таможенного Союза, возникшего в 2010 году – в больший Евразийский Союз, который планируется создать до 2015 года.

Сторонники этой идеи в России хотят, чтобы Евразийский Союз стал ассоциацией равноправных партнеров, исповедующих общие ценности – как ЕС. Однако многие граждане бывших советских республик считают, что такое образование будет просто прикрытием для восстановления российского доминирования.

По словам известных исследователей Андерса Аслунда и Ганса Адомеита, хотя декларируется, что главные цели Евразийского Союза лежат в экономической плоскости, на самом деле речь идет о геополитических целях, которых, по мнению экспертов, можно достичь в большей степени именно экономическими средствами. Действительно, в последние месяцы, Москва оказывала давление на Грузию, Армению и, наиболее важно, Украину, чтобы продемонстрировать им в опасности «флирта» с Евросоюзом и убедить их вступить в альтернативную структуру – Евразийский Союз.

Андрей Слепнев, министр торговли ЕЭК (Евразийской экономической комиссии, ответственной за интеграционный процесс) говорил о безобидности и неправильном восприятии в мире российского стремления к влиянию в Евразии. Он выступил 31 октября в Вашингтоне – в Центре  стратегических и международных исследований. Слепнев подчеркнул «экономическую природу» всего этого проекта, который, по его словам, приведет к созданию общего рынка и общую систему пограничного контроля. Стремление к бОльшей региональной интеграции, по его словам, – глобальная тенденция.

Слепнев, также как и Лавров в своей речи, заявил, что сотрудничество с ЕС будет важным приоритетом для Евразийского Союза и что параллельно проходят переговоры о свободной торговле с Новой Зеландией, Вьетнамом и Индией. Слепнев опроверг подозрения, что Россия пытается реанимировать Советский Союз – наоборот, он сказал, что Евразийский Союз будет основан на консенсусе (аргумент довольно неубедительный, беря во внимание тот факт, что в последние месяцы давление России на украинских лидеров укрепило их стремление к сотрудничеству с Брюсселем). Слепнев, кстати, признал, что Москва не хотела бы сближения Украины с ЕС, поскольку, по его мнению, Киев связывают с Москвой многие политические, экономические и культурные связи.

Беспокойство, которое вызывают планы Кремля по созданию Евразийского Союза, можно обнаружить не только в Киеве. На довольно напряженном саммите в Минске 24 октября члены Таможенного Союза – президенты России, Казахстана и Беларуси – попытались разрешить накопившиеся сложные вопросы, связанные с зоной свободной торговли: начиная с вопросов о торговых барьерах и  путями расширения этой организации. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев – обычно близкий союзник России – обвинил Москву и Минск в установлении несправедливых торговых барьеров. Он назвал регулятивный орган Таможенного Союза, в котором доминирует Россия, «политизированным» и призвал к осторожности в деле привлечения в союз новых членов. Не было согласия и в споре о ценах на нефть и газ. Александр Лукашенко намекнул, что отсутствие прогресса по этому вопросу может заставить его страну выйти из Таможенного Союза. Недавние волнения в России также продемонстрировали, что в российском обществе многие выступают против свободного перемещения рабочей силы – особенно из Центральной Азии, а именно это принесет создание Евразийского Союза.

Слепнев уделил очень мало внимания роли Китая в замедлении процесса создания Евразийского Союза. К примеру, в сентябре лидер Компартии Китая Си Цзиньпин посетил четыре государства Центральной Азии и подписал с ними соглашения об экономическом сотрудничестве. На контрасте с Москвой, Пекин хочет завоевать доверие центральноазиатских партнеров, демонстрируя подчеркнуто уважительное отношение к ним, предлагая выгодные условия для торговли, а также гарантируя невмешательство в их внутренние дела (в придачу к большим финансовым вливаниям).

Растущая роль Китая в Евразии поставила Россию в тупик. С одной стороны, Россия хочет выиграть за счет роста экономической мощи Китая (во время недавнего визита Дмитрия Медведева в Китай крупнейшие энергетические компании РФ подписали выгодные договора с китайскими партнерами; Россия также заинтересована в китайских инвестициях в российский Дальний Восток). Китай также остается важным союзником России на международной арене – например, в вопросе о Сирии.

С другой стороны, российские лидеры мало что могут сделать, чтобы притормозить растущее влияние Китая в Центральной Азии.

Без сомнений, российские лидеры понимают, что китайское давление может помешать планам Кремля стать главным игроком на постсоветском пространстве в намного большей степени, чем любое решение Украины.

АВТОР

Автор

Дональд Дженсен – аналитик Центра трансатлантических отношений в Школе международных исследований имени Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса. Дон Дженсен пишет на темы внутренней и внешней политики России, отношений России и США и стран бывшего Советского Союза. С 1996 -2002 он занимал должность заместителя директора Радио “Свободная Европа”/ “Радио Свобода” в Праге, а с 2002-2008 – директора департамента аналитики Радио “Свобода” в Вашингтоне.  С 1985 по 1996 Дженсен находился на дипломатической работе, работал в посольствах США в Москве и Софии. В 1987 -89 годах – участник переговоров об ограничениях стратегических вооружений, первой инспекции советских ракетных баз. Дон Дженсен имеет степень доктора наук и магистра Гарвардского университета, а также степень бакалавра Колумбийского университета.

О БЛОГЕ

O блоге

Столица США – это не только административный, исторический и культурный центр страны. Вашингтон – это город, в котором сосредоточены многочисленные авторитетные «фабрики мысли», институты и фонды, цель которых – помочь политикам в трансформации научных идей в практику. В своем блоге Дон Дженсен будет знакомить читателей с интеллектуальным продуктом этих аналитических центров – идеями и решениями, дискуссиями и докладами, личными наблюдениями и выводами на тему американо-российских отношений,  международной и региональной политики.

НАШИ БЛОГИ

КАЛЕНДАРЬ

April 2014
M T W T F S S
« Mar    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930