Тэтчер и Матвиенко: найдите десять отличий

Posted April 13th, 2013 at 5:10 am (UTC+0)
22 comments

Две картинки: найди десять отличий – в эту детскую игру предложила на этой неделе российской публике сыграть председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, заявив, что она и покойная британская «железная леди» – Маргарет Тэтчер очень похожи как женщины-политики.

«Я преклоняюсь перед этой женщиной. Я смотрела ее биографию и поняла, что у нас с ней очень много общего», – заявила журналистам госпожа Матвиенко.

Так называемое сходство, по словам российской «железной леди», проявляется в том, что они обе учились в одинаковых институтах и в студенческие годы были общественными активистками. «Мы обе начинали в молодежном политическом движении. Далее работали в парламентах и правительстве…» – пояснила Валентина Ивановна.

Думаю, что на самом деле в политической биографии двух женщин-политиков гораздо больше отличий, чем какого-го чисто формального сходства. Я вот не припомню, чтобы образец британского консерватизма и политической цельности миссис Тэтчер была как Матвиенко сначала беззаветным комсомольским вожаком, потом плавно перешла из коммунистической в капиталистическую партию, а затем единогласно (пардон, при одном воздержавшемся) избралась бы спикером Сената, предварительно набрав на каких-то спецорганизованных местных довыборах 95 процентов голосов.

Правда, есть и специфическое отличие. В свое время по воле британской королевы баронесса Тэтчер стала пожизненным членом Палаты лордов, а вот спикер Матвиенко все еще формально может лишиться места в российском Сенате. Хотя ситуация в стране развивается так стремительно, что не удивлюсь, если по милости российского некоронованного монарха Валентина Ивановна тоже скоро получит какой-то пожизненный пост или даже фамильное дворянство.

Удивляет другое – чрезвычайная скромность современной кремлевской элиты, где чиновники, даже представления не имея, что такое реальная политическая борьба в оппозиции, мнят себя «фигурой, равной Черчиллю». Помнится, сурковская пропаганда одно время пыталась провести параллели между победителем «Великой депрессии» Франклином Делано Рузвельтом и «реформатором» Владимиром Владимировичем Путиным. При этом ненавязчиво проталкивалась идея, что вот, дескать, выдающийся американский президент тоже избирался четырежды на высший государственный пост, а мы что, лыком шиты?

Не исключаю, что сравнения с Рузвельтом и Тэтчер – это еще цветочки. Придет время, когда генерала армии Шойгу начту сравнивать с Александром Македонским, а вечного депутата Жириновского с Цицероном…

Но вернемся к месту женщины в российской политике. Увы, это место вот уже два столетия – после 18-го – «женского века» в русской истории – остается вакантным. Я не беру в расчет советских бутафорских барышень-крестьянок, батрачек-«членов правительства» или нынешних думских спортсменок, актрис и певиц, роль которых зачастую сводится к примитивной прокремлевской политической массовке. Я о тех, кто как Тэтчер реально готов поставить перед собой политическую цель: во-первых, прийти к власти, а, во-вторых, реализовать свою программу.

Возможно, в качестве недавнего исключения можно было бы назвать Оксану Дмитриеву. Она перед выборами 2012-го года попыталась заявить о своих президентских амбициях, но была почти сразу остановлена партийной машиной справедливороссов во главе с Сергеем Мироновым. А жаль. Жаль, потому, что сегодня на зачищенном Кремлем политическом поле, где давно правит бал серость, именно яркая женщина-политик могла бы составить конкуренцию не только всяческим тандемам, но и нафталиновым псевдооппозиционерам типа Зюганова, Жириновского и Ко.

Маргарет Тэтчер ушла из жизни, а вместе с ней ушла целая эпоха, та эпоха, которая в России еще даже не наступала. Даже спустя два десятка лет после завершения карьеры Тэтчер тема женщины-национального лидера остается актуальной не только для России, но и для многих других стран. Например, для тех же Соединенных Штатов. Впрочем, есть основания предполагать, что в Америке эта тема может получить развитие в самой ближайшей перспективе – уже на выборах-2016.

Что же касается России эпохи Путина, то здесь пока как в королевстве кривых зеркал каждый из властей предержащих выбирает себе то отражение, которое ему больше всего приглянулось. И не скромничает, сравнивая себя с классическими персонажами.

Березовский и Ко – кто доживет до суда истории?

Posted March 26th, 2013 at 7:11 pm (UTC+0)
69 comments

Фото АР

Фото АР

Из всех комментариев по поводу странной смерти Бориса Березовского я обратил внимание на одно – короткое, но многозначительное анонимное замечание в Интернете: «Жаль, что он умер так рано и не дожил до того, как над ним наконец бы свершилось правосудие…» Уж не знаю, какое именно правосудие имел в виду неизвестный автор. Хочется верить, что все-таки не «басманно-хамовническое». Но эта фраза заставила еще раз задуматься об увековеченной классиком антитезе о преступлении и наказании в применении к современной России.

За два с лишним постсоветских десятилетия в России было совершенно столько грандиозных преступлений, которых бы с лихвой хватило на доброе столетие истории какого-нибудь средней руки европейского государства. Однако практически никто из фигурантов подобных «преступлений века» так и не попал на скамью подсудимых. И пока нет никаких оснований полагать, что кому-либо из ныне здравствующих «вершителей народных судеб», причастных к этим преступлениям, придется ответить за них по закону.

Конечно, не стоит утверждать, что такая безнаказанность – это сугубо российское изобретение. Но учетом масштабности преступлений, именно в современной России риторическими остаются вопросы: кто же все-таки ответил за расстрел собственного парламента, за бомбардировки российских городов в Чечне, за массовую гибель мирных граждан при их освобождении, за окутанные тайной взрывы жилых домов в Москве, за вопиющее разграбление страны в ходе так называемой «прихватизации», наконец, за беспрецедентные фальсификации при проведении выборов?

Правда, мне приведут в пример знаменитое дело ЮКОСа и его главы Михаила Ходорковского, который уже десять лет как находится за решеткой и которого кремлевская пропаганда попыталась сделать козлом отпущения за все российские грехи «лихих девяностых». Но ведь сегодня даже сторонники Путина признают, что дело Ходорковского так же мало имеет отношение к разрекламированной Кремлем «борьбе с олигархами», как, например, сталинские военные чистки к укреплению боеспособности Красной Армии.

Но вернемся к покойному Борису Березовскому. Незадолго до его смерти, такой же загадочной, как и вся его жизнь, по российскому государственному ТВ был показан «фильм-расследование» с тривиальным для подобных телеагиток набором обвинений, призванных продемонстрировать, каким, оказывается, мягко говоря, «нехорошим» политиком и просто человеком был Борис Абрамович Березовский. Авторы фильма много снимали, много летали по всему миру. Причем – даже на специально заказанном вертолете прямо над английским дворцом опального олигарха. Разумеется, расспрашивали людей, хорошо знавших бывшего «серого кардинала» Кремля. Но только «расследователи», разбирая много версий и просто политических сплетен, так и не удосужились задаться вопросом: почему именно Березовского многие фигуранты российской политики 1990-х считают непосредственно причастным к появлению Путина в Кремле для спасения клана Ельцина?

Кстати, тем, кто начинает забывать об обстоятельствах назначения Путина на должность и.о. президента 31 декабря 1999-го, хочется напомнить его первый указ на этом посту: о гарантиях личной неприкосновенности и пожизненных льготах первому главе российского государства Б.Н. Ельцину.

Правда, самому Березовскому Путин таких гарантий не давал. И не удивительно. Вспомним известный еще со времен Макиавелли политический принцип: с кем идешь во власть, с тем не властвуй. И потом ведь люди обидчивы и злопамятны. Тем более – на вершинах власти. Трудно, наверное, простить даже своему «крестному отцу» фразу о том, что в этой стране он за полгода и из обезьяны сделает президента…

Сразу после смерти Березовского от пресс-секретаря Путина стало известно о недавнем «покаянном» письме опального олигарха президенту РФ, в котором он якобы извинялся за свои ошибки и просил разрешения вернуться на родину. Текст этого «личного письма» (если оно действительно существовало), скорее всего, станет известен только в послепутинскую эпоху.

Но эта история в очередной раз показывает специфику современной российской политической жизни. Можно, оказывается, совершить тягчайшие преступления против государства и общества (а ведь именно в этом до сих пор обвиняется Березовский), а потом вести какой-то торг с властью и с правосудием. А о том, что такой торг, в принципе, возможен и успешно ведется, можно догадываться по многим делам, связанным с коррупцией в России уже в 21-м веке – начиная от дел Владимира Гусинского до Анатолия Сердюкова.

Говорят, что в России надо жить долго, чтобы увидеть торжество справедливости. Увы, это очередная иллюзия. Живите вы хоть как ворон – триста лет, видеть вам, пожалуй, доведется разве что смену политических лозунгов и декораций во время массовых народных гуляний на Красной площади в поддержку власти.

Я, например, сильно сомневаюсь, что кто-либо из читающих сейчас эти строки доживет до какого-то подобия суда, который при жизни воздаст по заслугам кому-либо из фигурантов нынешней российской политики. Для людей верующих, правда, остается Божий суд. Ну, а для атеистов – суд истории, непредсказуемый, как и сама российская история.

Шишкин против Путина: кто занимается самопиаром?

Posted March 11th, 2013 at 7:17 pm (UTC+0)
23 comments

AP

AP

«Страна, где власть захватил коррумпированный преступный режим, где государство представляет собой воровскую пирамиду, где выборы превратились в фарс, где суды служат власти, а не закону, где есть политические заключенные, где государственное телевидение занимается проституцией, где шайка узурпаторов принимает безумные законы, возвращающие народ в средневековье – такая страна не может быть моей Россией»

Эти слова живущего в Швейцарии писателя, лауреата премии «Русский Букер» Михаила Шишкина уже не первый день кочуют по страницам российских и зарубежных изданий. Эти слова породили бурю откликов. В том числе – крайне критических в отношении самого писателя. Михаила Шишкина обвинили во всех «смертных антисоветских грехах»: в угодничестве перед Западом, в незнании России, в очернительстве, в плагиате, и даже в затянувшемся «антипутинском прозрении». И наконец, самый «серьезный» упрек – в самопиаре. По мнению оппонентов Шишкина – обвинение это бьет, что называется, «под дых».

Критики говорят, что писатель Шишкин просто вовремя «проинтуичил», сделал мастерский маркетинговый ход. Что на антипутинской волне он сейчас поднимет свой рейтинг гораздо выше, чем на представлении (в очередной раз) российской экспозиции на книжной выставке Book Expo America 2013 в Нью-Йорке.

Что ж, глядя на то, как сегодня в России продаются властям спортсмены-депутаты, актеры-меценаты, режиссеры-державники и дирижеры-миротворцы, трудно чему-либо удивляться. Не стоит, по-моему, удивляться и тому, что любой мало-мальски известный представитель творческой интеллигенции, поднявший свой, пусть даже робкий, одинокий, далекий голос протеста, кажется уже чуть ли не героем или гением (если допустимо такое пафосное сравнение – ведь речь идет, по сути, об отказе от хороших командировочных).

Конечно, писателю всегда проще протестовать, чем, скажем, худруку театра, за которым большой коллектив с маленькими зарплатами и, здание с текущей крышей. И, конечно, писателю, которым чаще удается сохранять «творческую форму» до глубокой старости, чем, например, спортсмену, который уходит из спорта молодым, но уже изрядно потрепанным физически. Причем спортсмен уходит в никуда – в забвение, к которому так тяжело привыкать после света «юпитеров».

Впрочем, есть вдохновляющие примеры. Вот хотя бы – британский футболист, игрок национальной сборной Фрэнк Лэмпард, чей контракт с «Челси» истекает в конце этого сезона, взялся… сочинять детские книжки о футболе. Причем Лэмпард уже не первый британский футболист, который нашел такое призвание. Тео Уолкотт, игравший за «Арсенал», уже написал несколько книг для детей.

Правда, в России даже детская литература не спасает от большой политики – вспомним хотя бы автора текста всех трех сталинско-брежневско-путинских гимнов Сергея Михалкова.

И все же, повторюсь, писатель зачастую гораздо более свободен в своих взаимоотношениях с властью, чем шоумен, главный редактор издания или, скажем, дирижер симфонического оркестра. Поэтому от него, писателя, общество вправе ожидать более четкой, более жесткой или хотя бы чуть менее лицемерной гражданской позиции. По-моему, Михаил Шишкин, не совершая ни подвигов, ни предательства, как раз такую позицию и обозначил.

А что касается самопиара, то в нем, согласитесь, можно тогда обвинить всю русскую литературу, начиная с Пушкина и Лермонтова. Вспомним хотя бы классическую статью Льва Толстого «Не могу молчать», написанную в 1908 году, отрывки из которой перепечатали тогда многие европейские и американские газеты. Наверное, даже этого великого мастера, обличавшего царские порядки, можно было бы с высоты времени обвинить и в наивности, и в чрезмерной эмоциональности. Не дожил классик до советских ГУЛАГов, было бы с чем сравнить! Но вот обвинять Льва Николаевича в желании пропиариться, наверное, даже сегодня не отважится никто.

Мне скажут, что Михаил Шишкин – это не Лев Толстой. Да и не за плугом он ходит в российской глубинке, а живет в благополучной Швейцарии. Ну, а как быть тогда со всей когортой литераторов-эмигрантов: от Александра Герцена до Александра Солженицына? Ведь при большой пропагандистской изворотливости всю их критику порядков в родном Отечестве можно ловко уложить в прокрустово ложе. Да так, что от классиков уже ничего и не останется кроме: саморекламы и борьбы за выбивание средств для издания своих книг, журналов, брошюр и прочее.

Кстати, тогда в разряд «самопиарщиков», критиковавших правительства собственных стран, можно смело заносить и Бернарда Шоу, и Эрнеста Хемингуэя, и даже Эриха Марию Ремарка. А почему бы нет? Разве их гневное выступление против домашних порядков не повышало им тиражи, в том числе – и в Советском Союзе?

Любопытно, что по сути претензий Шишкина к нынешней российской власти споров в прессе почти нет. Возможно, потому, что здесь трудно что-либо возражать и по поводу «свободных выборов», и по поводу «независимых судов», и поводу «посадок» оппозиции, и по поводу эпидемии госворовства. Правда, одна, еще с советских времен очень принципиальная газета, которая до сих пор в своем названии не расстается с Комсомолом, устами своего автора уличила Михаила Шишкина в… банальности.

И это, может быть, самое нелепое и грустное «обвинение» во всей описываемой истории. Получается, что сегодня в России открыто говорить о беззакониях, о попирании человеческого достоинства, о воровстве – значит, говорить банальности. А кто же тогда оказывается оригинальным? Ответить на этот вопрос легко: достаточно просто включить российский телеящик…

23 февраля – праздник без Сердюкова

Posted February 23rd, 2013 at 11:54 am (UTC+0)
3 comments

Спустя 6 лет после начатой Анатолием Сердюковым военной реформы Российская армия встретила свой профессиональный праздник уже с новым министром обороны. По этому поводу любопытны комментарии в прессе и в Интернете: дескать, наконец-то старый министр-мебельщик ответит за «развал армии» и «коррупцию».

А накануне Дня защитника Отечества Следственный комитет РФ обнародовал новые данные о масштабах хищений в Минобороне: свыше 13 миллиардов. Правда, пока рублей. Но лиха беда начало. Подобные сообщения в последние месяцы все больше напоминают победные фронтовые сводки: мы наступаем по всем направлениям. Только речь идет не об освобожденных городах и захваченных пленных солдатах противника, а о количестве возбужденных уголовных дел и взятых под стражу «оборотней в погонах» и без оных…

Однако на этой неделе в интервью «Российской газете» главный военный следователь генерал-полковник юстиции Александр Сорочкин снова забил тревогу: оказывается миллионные взятки военным чиновникам-коррупционерам «заносили» и после арестов в «Оборонсервисе».

«Система взяток и откатов при Сердюкове стала настолько привычной, что преступников уже ничего не пугает…» — заявил в интервью генерал Сорочкин.

Из вышесказанного следует понимать, что «чистка» в армии будет продолжена и профессиональный армейский праздник не сулит ни передышки, ни амнистии. Тем паче, что в общении с прессой глава СКР Александр Бастрыкин заметил: если за год следователи «уложатся», то это будет уже хорошо.

Но признаюсь, чем больше поднимается антикоррупционная антисердюковская волна, тем чаще хочется, что называется, замолвить слово «о бедном гусаре». Конечно, возразят мне, Сердюков далеко не гусар. Но до главного коррупционера страны, он, по-моему, тоже не дотягивает. Ну вот скажите, какие такие «коррупционные ноу-хау» экс-бизнесмен и экс-налоговик Сердюков привнес в российскую «оборонку»? Я, честно говоря, никаких ноу-хау я не вижу. То, что военные чиновники оказывается «пилят» военный бюджет или за копейки распродают военное имущество, технику, недвижимость? Так они успешно занимались этим все последние 20-25 лет. Причем в таких масштабах, какие реформатору Сердюкову и не снились. Правда, сейчас все модно списывать на «лихие девяностые». Но разве в «глухие нулевые» что-то принципиально изменилось?

Вот что пишет сегодня, 23 февраля, «Московский комсомолец»:

«Став президентом, Путин решил вернуть армии былую славу и назначил министром обороны внешнего разведчика. При нем военные окончательно оторвались от боевых корней и живо заинтересовались торговыми-денежными отношениями. Коррупция стала стержнем военной системы».

В общем, у человека, хоть немного знакомого с реалиями постсоветской армии, «эксклюзивные» обвинения в адрес Сердюкова кроме улыбки ничего не вызывают.

Например, уголовное дело о строительстве дороги от села Краса к острову Школьный в Астраханской области с «незаконным привлечением личного состава, техники и материальных ресурсов» ВС РФ. Если уж следователи проявили принципиальность и взялись за какую-то семейную дачу в степной глуши, то как быть с так называемым «Дворцом Путина» под Геленджиком, на происхождение которого давно просит обратить внимание российская непарламентская оппозиция.

Да что там геленджики и астрахани. Российским правоохранителям в целях экономии бюджетных средств можно не выезжать с проверками дальше Рублевского шоссе, чтобы ударно бороться с «оборотнями» -коррупционерами. Зачем же отправляться в забытые Богом Прикаспийские степи?

Сейчас российскому обществу навязывается новый миф: дескать, вот пришел новый министр – национальный спасатель и боевой генерал Сергей Шойгу и теперь армия выйдет из прорыва. Но не лишне вспомнить, что генералом Сергей Кужугетович стал в 1993-м сразу из лейтенантов запаса. А по количеству коррупционных скандалов «хозяйство» Шойгу вряд ли было на последнем месте в российской ведомственной иерархии…Что же касается «эффективности» МЧС, о чем так часто говорят и пишут, то вспоминается только один, самый свежий пример — организация оповещения и эвакуации людей во время наводнения в Крымске прошлым летом, когда погибло более 150 человек.

Сейчас, в свой профессиональный праздник, российские военные спорят: чем же закончится история с «коррупционером» Сердюковым? Поживем – увидим, но пока на этот вопрос резонно ответить вопросом: а чем, собственно, закончилась «коррупционная» история с бывшим московским мэром Лужковым? Пока трудно за сменой кремлевских персонажей увидеть правовые, политические, общественные механизмы контроля, которые бы помогли кардинально снизить уровень коррупции в оборонном ведомстве. Да и не только в нем.

…Накануне 23 февраля президент России Владимир Путин подписал указ о возвращении на генеральские погоны маршальской звезды. Теперь на погонах у Сергея Шойгу будет вместо четырех только одна, но зато большая звезда. Поможет ли это исключительно важное нововведение искоренить коррупцию в российской армии? Если да, то, пожалуй, не в большей мере, чем недавняя ликвидация солдатских портянок.

«Голос Америки» 66 лет говорит по-русски

Posted February 18th, 2013 at 12:42 pm (UTC+0)
20 comments

1985 год. В студии “Голоса Америки” президент США Рональд Рейган

Ровно 66 лет назад, 17 февраля 1947 года, радиостанция «Голос Америки», основанная в разгар Второй мировой войны – феврале 1942-го, начала вещание на русском языке. Дата не круглая, но значительная и дает возможность оценить творческую и технологическую трансформацию, пожалуй, крупнейшего иностранного информационного ресурса в российском медийном пространстве.

Прежде всего, о формате. Некоторые россияне сих пор уверены, что Русская служба – это радиостанция, которая продолжает и сейчас эфирное вещание на русском языке, как в былые советские времена. Парадокс в том, что и они правы. Действительно и сегодня «Голос Америки» можно услышать в радиоэфире на русском языке. 30 минутная программа «Голоса Америки» до сих пор звучит с понедельника по пятницу на волнах «Мирового радио» (810 АМ) в 17:00 по московскому времени.

И все же настоящую большую работу в радиоэфире Русской службы «Голоса Америки» прекратила еще в июле 2008 года. Редакция «с головой» ушла в Интернет. В этом смысле «Голос Америки» стал своего рода первопроходцем. Потом по этому же пути пошли и другие информационные русскоязычные ресурсы: «Немецкая волна», Би-Би-Си, Радио «Свобода». Все они ушли из радиоэфира. Этот выбор был логичен и неизбежен. И все же, признаюсь, лично я о радиопрограммах вспоминаю с ностальгией, потому как радио, на мой взгляд, был и остается самым творческим, самым, если хотите, задушевным средством массовой коммуникации. Тот, кто когда-либо работал в радиостудии, думаю, меня поймет. Ведь поистине: вначале было Слово.

Кстати, несколько любопытных фактов. В СССР «глушить» радиостанцию «Голос Америки» начали уже через год после ее выхода в эфир – в 1948-м.

Некоторые ветераны редакции считают, что процесс «глушения» стал даже лакмусовой бумажкой американо-советских отношений: «Глушение» продолжалось вплоть до некоторого потепления отношений Москвы и Вашингтона в 1963 году. (Исключением был небольшой период времени во время официального визита в США Никиты Хрущева в 1959-м). В 1968-м, после советского вторжения в Чехословакию, «глушилки» заработали с новой силой. Затем «помехи в эфире» ослабли в 1975-м году, перед совещанием в Хельсинки по безопасности и сотрудничеству в Европе. И наконец, «глушение» было продолжено после начала войны в Афганистане в 1979-м и продолжалось уже до горбачевской перестройки. Основанием для прекращения спецпомех стало специальное постановление ЦК КПСС в 1986-м.

И еще. «Голос Америки» оказался, наверное, единственной иностранной радиостанцией, чьим именем была названа политическая пьеса, в которой «дезавуировалась подрывная деятельность американского империализма против советского государства». Эта пьеса обошла все театры страны. А ее автор, Борис Лавренев, даже получил Сталинскую премию в 1950-м. Признаюсь, давно хочу отыскать в библиотеке эту книжицу. Не исключаю, что в современной России (тем более на фоне новой волны ресталинизации) ее содержание может снова оказаться актуальным.

На советские годы приходился и пик популярности радиопередач «Голоса Америки». В начале 1980-х, ежедневная аудитория русскоязычной радиостанции составляла 14 миллионов человек. Разумеется, людей интересовала не только политика. Треть программной сетки вещания занимали тогда программы, посвященные научной, культурной, просветительской, музыкальной, спортивной тематике.

Уже в наше время русскоязычный «Голос Америки» успел даже примерить на себя телевизионный формат. В 2005-2007 годах, наряду с выпуском еженедельной телепрограммы «Окно в мир», по будням по спутниковому телеканалу выходила в эфир получасовая программа новостей «Объектив». Увы, этот проект оказался «дорогой в никуда». Очень быстро местные российские ТВ-станции, словно по команде, стали прекращать эфирное сотрудничество с телепрограммой «Голоса Америки» и без объяснения причин убирать ее из своей сетки вещания. Убирать даже в ночное, совсем «нерейтинговое» время. Почему? Думаю, ответ на этот вопрос очевиден…

Так что «уход в онлайн» стал для радиостанции не просто модным технологическим трендом, а единственной возможностью сохранить лицо и предоставить русскоязычной аудитории сбалансированную информацию о событиях в США и альтернативное видение проблематики американо-российских отношениях.

Насколько успешно это удалось и удается нынешней конвергентной редакции, думаю, судить не мне, а читателям, слушателям и зрителям. И прежде всего – в России. Ведь россияне, по данным социологических исследований, составляют порядка 60% аудитории веб-сайта Русской службы «Голоса Америки». И эта аудитория продолжает расти, также, как растет, словно, снежный ком, количество интернет-пользователей в самой России.

Рискну предположить, что на фоне дальнейшего сокращения независимых от Кремля СМИ и вообще любых альтернативных источников информации, этот процесс роста аудитории (в том числе – в соцсетях) будет продолжаться. Ведь пока в России «Голос Америки» не является запрещенным интернет-ресурсом, в отличие, скажем, от соседнего Китая.

Впрочем, опыт советской эпохи напоминает, что чем активнее работали «глушилки», тем больше советских радиослушателей по вечерам, запершись в своих квартирах, усердно крутили ручку настройки коротковолновых радиоприемников, пытаясь поймать «запрещенную» волну и услышать далекий «Голос Америки».

Вадим Массальский

«Закон Магнитского»: кто его читал в России?

Posted January 28th, 2013 at 9:43 am (UTC+0)
22 comments

Предлагаем нашим читателям взгляд на проблему, представленный московскими экспертами и журналистами Мариной и Виктором Калашниковыми.

В последнее время много занимаемся «Законом Магнитского» во всех его ипостасях и откликами на него. Выяснилась интересная вещь: сам закон, оказывается, никто не читал. Реакция на факт его появления сама по себе огромная, страсти кипят, а вот до первоисточника как-то никто не добирается. Еще можно понять, если недоступен для чтения оригинал – все-таки восемь страниц чужого и к тому же казенного юридического языка. Но десятки людей, причастных к указанному реагированию, которых мы спросили, русский перевод в глаза не видели. И что вдвойне занимательно – не очень-то и пытались его заполучить. Это еще и к вопросу о современной российской политической, правовой и информационной культуре.

Но нас поджидал еще один сюрприз: официального перевода «Закона Магнитского», судя по всему, вообще не существует! То есть несколько вариантов перевода, конечно, имеются, их можно извлечь из Интернета. Но все они сделаны неизвестно кем, содержат явные ошибки и искажения и, конечно, не являются аутентичными стандартными версиями, достойными серьезного обсуждения.

Между тем, «Закон Магнитского» важен не только сам по себе: он еще затрагивает многие другие международные соглашения, и тут ошибки в терминах и толкованиях чреваты путаницей и разными неприятностями в практических делах, в том числе в тех, что касаются жизнеустройства обычных людей, включая сирот.

Так или иначе, американцы после долгих дискуссий приняли некий закон о нас и для нас. Невредно бы поинтересоваться, в чем там дело.

Впрочем, узкая группа лиц этот закон подробно прочитала, хорошо поняла, оценила и доложила тем, от кого в Москве зависят стратегические решения (это, конечно не фигуристки, гимнастки, борцы вольного стиля и мафиози, заполняющие своими телами пространство Госдумы). И вот эти-то первые лица решили текст и смысл закона от населения утаить, а вместо этого подбросить ему другие интересные темы: оскорбление нашей Отчизны треклятым Госдепом, методы уничтожения сирот в России как класса, назначение Жерара Депардье министром культуры Удмуртии и так далее.

А ведь что-то похожее уже было. В СССР не то что американские законы, но даже основополагающие тексты ООН ходили только в самиздате и при обысках их изымали как подрывную литературу. Почему? Потому, что там объяснялось: международное право важнее любого национального, в том числе, советского, и оно, это международное право, гарантирует советскому гражданину свободу слова, совести, собраний, демонстраций – словом, те же права и свободы, которыми наделены и пользуются американцы, британцы, французы и многие прочие. Роль же родного советского государства, согласно ООН, должна была сводиться исключительно к тому, чтобы обеспечивать указанные права и помогать ими воспользоваться. И все! Действительно, страшная крамола, от воздействия которой требовалось оградить советского обывателя.

Кстати, если кто-то еще не знает: частная собственность – основа рыночной экономики – является согласно тому же международному законодательству производным институтом от фундаментальных прав человека. Сначала права человека (на рынке труда, в суде и так далее), а потом частная собственность, а вовсе не наоборот. «Наоборот» – это то, о чем врут номенклатура, «системные либералы», чекисты, олигархи и прочие «приватизаторы», то есть криминальные расхитители общенационального достояния. «Закон Магнитского» направлен еще и против них – против той самой мафии, в погонах и без, которая и составляет, в России и не только в ней, реальную власть.

И вот нынче та советская история повторяется (или продолжается – как угодно). «Закон Магницкого» по всей своей концепции, по букве и духу вытекает из норм ООН, а также из требований ОБСЕ и Совета Европы. И он в очередной раз напоминает принцип, под которым неоднократно ставили свою подпись Москва и другие столицы: «Защита прав человека, особенно в случае страны, которая взяла на себя обязательства защищать права человека согласно международным соглашениям, участником которого она является, не является исключительно внутренним делом этой страны»

Громкий, «резонансный», многоаспектный случай гибели Сергея Магнитского составляет один из центральных сюжетов этого закона, но его фабула и значение гораздо шире. Вообще, закон не об этом и не о наказании отдельных российских чиновников. Кремлевская пропаганда врет и здесь.

В тексте со ссылками на многочисленные, тщательно собранные факты говорится о том, что дела с обеспечением универсальных прав в Российской Федерации весьма плохи и за последние годы непрерывно ухудшались. И вот настало время мировому сообществу вмешаться ибо преступления против человечности, происходящие в России, уже переросли в вызов непреложным принципам цивилизации, права и даже международной безопасности.

Суть в том, что Россия отныне поставлена на контроль в области соблюдения фундаментальных прав человека. Поставлена на неопределенный срок – вероятно, покуда положение не исправится. В законе также указано, что и как будет делаться для того, чтобы исправить положение.

Этот контроль будут, исходя из принципов ООН и ОБСЕ, осуществлять Соединенные Штаты, к которым за последние недели уже присоединились еще несколько стран, и их список будет расти.

С другой стороны, авторы «Закона Магнитского» рассматривают его как модель, которая постепенно распространится на весь мир, то есть на страны, где правительства не в состоянии справиться с массовым и систематическим нарушением прав человека или даже соучаствуют в нем. Разумеется, а также к счастью, разрешения у таких правительств спрашивать не обязательно – тем более, что, как злостные нарушители международных норм, они вообще считаются нелегитимными.

Другими словами, налицо прорыв или новый этап в глобальной правозащите. Она станет важнейшим направлением деятельности Объединенных Наций и всех демократий мира. В недавней инаугурационной речи президента Обамы говорится именно об этом.

В такой ситуации удивляет легкомысленность многих политиков на постсоветском пространстве. Могли бы, по меньшей мере, осмыслить происходящее на самом Западе. Там в последнее время идет явное ужесточение государственной, финансовой и правовой дисциплины на всех уровнях. Не щадят ни своих премьеров, ни президентов, не говоря о функционерах рангом поменьше. Хотя последние, смею уверить, ценятся властями Германии, Евросоюза или США гораздо выше, чем высокопоставленные деятели из «новых демократий». И, вероятно, это справедливо.

С другой стороны, Ангеле Меркель, очевидно, наплевать, называют ли ее демонстранты в Афинах «внучкой Гитлера» или как-то еще. «Платите налоги и полностью соблюдайте законы», – следует неизменный ответ. Интересно, что некоторые греческие, а также кипрские банкиры и бюрократы бросились было (очевидно, по старой привычке) за политической и финансовой поддержкой к Москве, но таковой не получили. Выясняется, что в кризисные времена Европа консолидируется, а международные мафии, напротив, рассыпаются. Всякий криминальный авторитет норовит спасать свою шкуру. Полезный урок для энтузиастов разных видов «единства» и «братства», но только не тех, что основаны на международном праве.

А восточноевропейским политикам это еще и напоминание о том, что час отчета и оценки их личной деятельности неумолимо приближается. Помните о Слободане Милошевиче, так сказать.

Что касается российских вождей, то лучше им было бы всю эту информационную атаку со вбрасыванием «сиротской темы» не затевать. Конечно, сначала внимание российской и международной общественности удалось ненадолго отвлечь. Но потом выяснилось, что положение сирот и ситуация в детских домах в России – это гигантская гуманитарная катастрофа, еще одно свидетельство полной недееспособности и даже зловредности российской власти. Не исключено, что гуманитарных проблем, требующих экстренного международного вмешательства, в России еще немало. И все это, заметим, на фоне сверхдоходов от экспорта сырья, мега-коррупционных проектов вроде Сочинской олимпиады, новых программ вооружений и прочего. А также под аккомпанемент назойливой трескотни о вставании с колен, державности, Третьем Риме, Русском мире и тому подобных глупостях.

Другими словами, у мирового сообщества появляются все новые поводы заняться проблемами выживания разных групп населения в России. И лучше бы российские власти этим усилиям не мешали…

День российской «самодержавной» печати

Posted January 13th, 2013 at 2:24 pm (UTC+0)
9 comments

В воскресенье, в День российской прессы я решил перебрать старые журналы на балконе. И вот в апрельском номере «Журналиста» за 2004-й год вместе с информацией о переизбрании президента РФ Владимира Путина встретилась мне характерная фраза нового-старого президента, сказанная им в беседе со студентами Колумбийского университета еще в сентябре 2003 года: «У нас не было никогда свободы слова, так что я не очень понимаю, что можно попирать…»

По-моему, это как раз тот, достаточно редкий, случай, когда с рассуждениями Путина о прессе можно, хоть и с оговорками, (вспомним начало и конец 20-го века), но согласиться. Действительно, в СССР печать была не более, чем «закрученным» Лениным «колесиком и винтиком» партийной машины и советской бюрократии. Вот почему сам праздник – День советской печати приходился на 5 мая, аккурат на дату основания в далеком 1912-го году главного большевистского печатного органа – газеты «Правда».

В постсоветскую эпоху от этой даты, как от «наследия тоталитарного прошлого» решили оказаться, но вернулись к еще более абсолютистскому аналогу – основанию в 1703-м году первой российской газеты – «Ведомостей о военных и иных делах, достойных знания и памяти, случившихся в Московском государстве и в иных окрестных странах».

Как говорится, от волка ушли, к медведю пришли… Мало того, что «Ведомости…» были основаны по указу императора-самодержца, так он же был и их первым издателем, редактором, корреспондентом и цензором. Все это подавалось в ельцинские времена как возвращение к национальным истокам, но если вдуматься, то сама эта историческая символика как нельзя точно отражает вековую зависимость, официозность, подцензурность российской прессы. По моим личным наблюдениям, именно эта дата сразу пришлась по душе новым российским бюрократам. Губернаторы, мэры, министры федеральные и региональные стали с энтузиазмом и рвением в этот день собирать, чествовать и награждать журналистов, снова делая их тем самым «колесиком и винтиком» теперь уже новой постсоветской бюрократической машины.

Конечно, было бы примитивно и несправедливо сводить всю историю российской прессы к Петру Первому или Ленину, который, как известно, в своих дореволюционных анкетах тоже часто именовал себя редактором и публицистом. Были в истории российской печати замечательные имена: Радищев, Белинский, Герцен, Добролюбов, Дорошевич… И были, конечно, яркие издания: «Отечественные записки», «Колокол», «Современник», «Русское слово»… Но кто в профессиональный праздник особо вспоминает об этих изданиях и об их основателях? Но зато помнят, когда царь, пусть и реформатор, решил себе на потеху и на самодержавной власти на потребу издавать свой собственный печатный листок…

По-моему, и в этой исторической искривленности отчасти кроется причина, что в самом российском журналистском сообществе до сих пор так живуч дух угодничества перед любой абсолютной властью… А с другой стороны посмотрите, как скромно проходит в России Всемирный день свободы прессы, отмечаемый 3 мая. И действительно, что уж тут праздновать, когда путинская Россия традиционно занимает, мягко говоря, не самые достойные позиции в рейтинге свободы прессы? Например, в 2012-м году, по данным правозащитной организации Freedom House, Россия в рейтинге свободы прессы заняла 172-е место по соседству с Азербайджаном и Зимбабве. http://www.golos-ameriki.ru/content/russia-press-freedom-2012-05-01-149636805/664693.html

Конечно, любые рейтинги – вещь спорная, но, думаю, непредвзятый читатель сам хорошо знает цену свободы слова во многих современных российских СМИ, особенно – в СМИ электронных.

За примерами далеко ходить не надо. Посмотрите, как в свой профессиональный праздник «государевы» СМИ освещают московский и питерский «Марш против подлецов»… Думаю, первый российский цензор и редактор-самодержец был бы зело доволен этими своими «питомцами гнезда Петрова».

Медведев, дети-сироты и розовые очки

Posted January 12th, 2013 at 4:14 pm (UTC+0)
30 comments

Дмитрий Медведев посетил детский дом

Предлагаем на суд читателей новый блог московского эксперта Натальи Шаровой.

На днях глава нашей славной «Единой России» Дмитрий Медведев выступил с заявлением, призывающим всех россиян решать проблему сиротства в нашей стране. Он не высказался открыто в поддержку «закона Димы Яковлева», запрещающего американцам усыновлять российских детей, понимая, должно быть, как это жестоко и бессмысленно. Его выступление дало надежду, что закон все же не вступит в силу. Оказалось, что напрасно.

Премьер не высказал откровенной поддержки закону, но в остальном его речь не отличалась от речей прочих безнадежных единороссов, вещающих с экранов телевизоров удобные им выдумки.

Так, например, Медведев подчеркнул, что «у нас сегодня уже достаточно благополучное общество», чтобы самостоятельно справится с проблемой сиротства. Такое ощущение, что господин Медведев носит розовые очки или не выезжает за пределы Москвы. С бесконечными новостями о жестоком обращении с детьми, сюжетами о людях, живущих в аварийных домах, о стариках, выживающих на жалкие пенсии, и с прочими ужасами, которые мы слышим и читаем каждый день кажется, что господин Медведев живет в параллельно существующей, «благополучной» России, которая нам неведома.

В нашем «благополучном» обществе, почему-то, 800 тысяч детей-сирот. При этом количество россиян, берущих сирот на воспитание стабильно снижается из года в год, а число детей, возвращаемых в детские дома, растет. Так, за 2012 год из российских семей в детские дома вернулось 7,1 % детей, переданных на воспитание, а из иностранных семей всего 0,1 %. Статистика печальная, а «закон Димы Яковлева» сделает ее еще печальней в ближайшее время.

Господин Медведев, конечно, точно подметил, что «и должностные лица, и гражданское общество…ответственны за положение дел, за ситуацию с сиротами в нашей стране. Именно мы, а не какие-то иностранцы». Так-то оно так, только принятый закон демонстрирует, что правительство делает с этой ответственностью. Примечательно также, что ни Медведев, ни один другой лидер «Единой России» не имеет приемных детей, хотя партия как раз и состоит из донельзя благополучных представителей нашего общества. Не пора ли им начать подавать пример?

В своей речи премьер также гордо заявил, что «у государства есть средства этим заниматься, а наши люди готовы тоже заниматься усыновлением и помощью таким детям». Сколько-то россиян, может быть, и готово, но сирот-то 800 тысяч. При этом по данным Минобразования за 20 лет США усыновило 65 тысяч детей. Сомневаюсь, что все бы из них были пристроены в семьи в России.

Известно также, что иностранцы, в том числе и американцы, усыновляют и детей-инвалидов, и детей с ограниченными возможностями. А ведь у нас, кроме всего прочего, даже нет никаких условий для существования инвалидов: как людям в инвалидном кресле забраться в троллейбус? Как спуститься в метро по эскалатору без посторонней помощи? Много ли у нас школ для детей с ограниченными возможностями? Именно поэтому наши семьи не берут сирот-инвалидов и, при отсутствии необходимых условий, не будут брать. Именно поэтому иностранное усыновление для многих наших сирот сейчас – это шанс обрести человеческую жизнь.

А в том, что 19 российских детей погибли в США за последние годы – есть, пожалуй, и доля вины российских чиновников. Надо было сразу добиваться возможности проверять американские приемные семьи, а не вспоминать об этом, когда понадобилось вдруг срочно в качестве ответной меры принять «антиамериканский закон».

Кроме того, данные о российских усыновлениях далеки от радужных. Так, например, в 2009 году 105 граждан России были привлечены к уголовной ответственности за преступления в отношении усыновленных детей, а в 2011 году 181 усыновленный ребенок погиб или умер здесь, в России. Всего по данным Минобразования ежегодно примерно 100 тысяч детей по России остаются без родителей, а жизни для не усыновленных детей у нас практически нет.

По данным ВЦИОМ, лишь 10% детей-сирот устраивают свою жизнь здесь более-менее благополучно, еще 10% заканчивают жизнь самоубийством, 40% спиваются или становятся наркоманами и еще 40% оказываются в тюрьмах. Любопытно, знаком ли с этими цифрами Дмитрий Анатольевич или же его представление о благополучном обществе как-то отличается от общепринятого?

Можно много говорить об этом и не быть услышанным. Но все-таки сложно молчать, когда уровень цинизма наших политиков достигает таких высот. Допустим, из политических соображений Госдуме натерпелось состряпать какой-нибудь закончик в ответ на «закон Магнитского», но депутаты не нашли ничего лучше, как «пустить в расход» наших же сирот. Понимают ли они, что США от этого ничего не потеряют? Американцы продолжат усыновлять детей из Китая, Эфиопии и других стран, а вот российские дети окажутся в еще более худшем положении благодаря этому закону.

Пусть наше правительство займется созданием условий для благополучной жизни народа, вместо придумывания законов для отстаивания своих личных прав (ведь «закон Магнитского» вводил санкции только против группы чиновников). Тогда и количество отказов от детей снизится, и усыновлений будет больше. Но вместо этого власти делают другие вещи – обрекают еще большее количество сирот на жалкое существование или гибель и позорят Россию на весь мир.

Наталья Шарова

«Спасибо, Вова!», или Путин и пресса

Posted December 21st, 2012 at 12:24 am (UTC+0)
33 comments

Диалог, который состоялся в рамках большой президентской пресс-конференции между Путиным и журналистом приморской газеты «Народное вече» Марией Соловьенко, на мой взгляд, стал образчиком всего многолетнего стиля общения бессменного российского лидера с прессой.

Кто не в курсе, напомню, что после весьма ироничных и едких реплик-вопросов дальневосточной газетчицы о коррупции, Рособоронсервисе, саммите АТЭС Путин поинтересовался, как ее зовут и тут же предложил: «Маша, садитесь» (в эфире это прозвучало скороговоркой и послышалось даже не «садитесь», а «садись»…). В ответ бойкая Соловьенко (которую, оказывается, пять лет не пускали на подобные встречи с президентом) за словом в карман не полезла, а тут же поблагодарила: «Спасибо, Вова!»

Зал разразился хохотом. Путин сделал вид, что ничего не заметил. Позже в новостных телесюжетах этого «не заметили» и прокремлевские телеканалы. У них это получается не хуже, чем у хозяина Кремля. Но реплика напористой Соловьенко уже пошла гулять по просторам Интернета и вызвала множество шуток и улыбок. И действительно, все это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Мне почему-то вспомнился другой давний прямой телеэфир Путина, когда в ответ на критический вопрос журналиста (кажется, из Ростова-на-Дону) президент сам стал задавать ей вопросы и при этом полушутливо, полусерьезно бросил ей уже по-прокурорски: в глаза мне смотрите. Было это, если не ошибаюсь, еще в конце второго президентского срока Путина, но, похоже, ничего не меняется в стиле общения прессы и Кремля. Да и не может измениться. Разве что в худшую сторону…

Можно долго перечислять, сколько при Путине было закрыто или «переформатировано» неподконтрольных Кремлю СМИ, сколько пострадало (в том числе и физически) журналистов, сколько уголовных дел о нападении на сотрудников СМИ так и не было раскрыто (кстати, об этом был вопрос коллеги из Петербурга). Но разговор сейчас даже не об этом, а о психологии самих отношений власти и прессы. Если в СССР к журналистам относились как к «идеологическим бойцам партии», то в путинской России давно стали относиться к представителям этой профессии как официантам или, в лучшем случае, как к несмышленым ученикам, которым можно скомандовать: садитесь, дети, за парты и слушайте дядю внимательно.

Российская власть делит прессу на две неравные части: своя и чужая. Своя – это та, которая на всех «прессухах», презентациях, «балах прессы» и т.п. признается Путину в любви (сегодня это тоже было) и не устает благодарить за дороги, детские сады, за Олимпиады, заботу о тружениках глубинки… Чужая, – та, что все еще считает себя «четвертой властью» и убеждена, что ее главная задача – задавать «первой» и «второй» власти вопросы. Неприятные, неудобные, не всегда грамотные, не всегда удачные, но все-таки вопросы.

Надо признать, Путин, сам себя как-то назвавший специалистом «по человеческому общению», умеет общаться. Это у него профессиональное. Умеет, когда надо – пошутить, когда надо – возмутиться, когда надо – вздохнуть или мило улыбнуться. Но, по-моему, все эти старые «домашние заготовки» работают все хуже и хуже.

Помните, как на нынешней пресс-конференции, Путин заметил, что не совсем в курсе содержания депутатских поправок в «закон Димы Яковлева», а потом даже попытался сделать вид, что не в курсе, приняла ли их Госдума во втором чтении.

И еще труднее было поверить в искренность Путина, когда он попробовал заявить о своей неосведомленности по поводу обстоятельств смерти юриста Сергея Магнитского в московском СИЗО три года назад.

Приведу эти слова Путина дословно: «Когда трагедия с господином Магнитским произошла, ваш покорный слуга исполнял обязанности председателя правительства. Я узнал обо всем из средств массовой информации… Откровенно говоря, я и сегодня до сих пор не знаю деталей этого трагического случая гибели человека в СИЗО».

Правда, когда речь зашла об уголовном преследовании юрисконсульта международного фонда Hermitage Capital, Путин проявил прекрасную осведомленность в деле «господина Браудера, который подозревается нашими правоохранительными органами в совершении преступления экономического характера на территории Российской Федерации».

И еще одна «заезженная пластинка», которая заводится на всех путинских пресс-конференциях. Идет ли речь о фальсификациях на выборах, о гонениях на оппозицию, о борьбе с произволом чиновников на местах, Путин всем дает один универсальный совет: обращайтесь в суд. Да, да, в тот самый «самый гуманный и справедливый суд в мире», известный еще с советских времен. Правда, оглашая свое недавнее президентское Послание и призывая к «деоффшоризации» страны, Путин все-таки признался, что бизнес по-прежнему не доверяет российской юрисдикции. Но вот вопрос: а доверяют ли ей граждане, и в том числе журналисты?

Сразу же после путинской пресс-конференции официальный портал Главы и правительства Чеченской республики  поспешил заявить о закрытии в Чечне газеты «Путь Кадырова». Видите ли, корреспондент задала президенту «провокационный вопрос»…

Ну и как после этого журналистам не сказать «гаранту» Конституции: «Спасибо, Вова!»

Послание Путина: «забытая» Америка

Posted December 12th, 2012 at 8:07 pm (UTC+0)
26 comments

Владимир Путин

Владимир Путин

О послании президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию уже написано и еще будет написано множество, статей, обзоров, комментариев. И хвалебных, и критических – всяких. Но, по-моему, стоит обратить внимание на такую особенность – в этом ежегодном послании, которое длилось на треть больше запланированного времени, практически не упоминались напрямую Соединенные Штаты.

Не упоминались, когда Путин сделал экскурс в 1990-е годы и напомнил о так называемом «однополярном мире». Не упоминались, когда речь шла о российских политиках, якобы финансируемых из-за рубежа, и о так называемых НКО – «иностранных агентах». Не упоминались, даже когда пошел разговор о глобальных вызовах для России и о геополитических реалиях 21-го века.

Складывалось впечатление, что Владимир Путин, не упускающий случая сострить и по поводу выборов в США, и по поводу американских экономических «мыльных пузырей», и по поводу американского лидерства в мире, в этот раз слова «Америка» старательно избегал. Будто нет такой страны и нет проблемы – проблемы очень непростых американо-российских отношений. Даже когда речь зашла о процессах глобальной интеграции, Владимир Путин использовал это слово в контексте интеграционных процессов в Северной и Южной Америке.

А ведь, казалось бы, поводов, для того, чтобы хотя бы упомянуть о российско-американской проблематике в контексте внешней политики Кремля было предостаточно. Это и принципиальные разногласия Москвы и Вашингтона по сирийскому кризису. Это и отсутствие хотя бы намека на взаимопонимание относительно будущего ЕвроПРО. Это и гуманитарные проблемы, связанные, например, с неожиданным закрытием в России американских программ в рамках USAID. Наконец, это и так называемый «закон Магнитского», уже принятый Конгрессом, и вокруг которого на этой неделе в Госдуме разыгралась такая «буря в стакане воды». Глава российского государства, выступая перед российским депутатским корпусом, сделал вид, что такой проблемы вроде и вовсе не существует.

Почему? Мне ответят, что, дескать, послание ориентировано прежде всего на вопросы внутренней жизни страны: экономические, социальные, демографические, культурные… Да мало ли какие еще. Причем, мол, здесь Америка? Это верно, но только отчасти. Ведь выступление президента касается и долгосрочных ориентиров внешней политики. И если вспомнить предыдущие президентские послания, то в них о США говорилось достаточно много, и по самым разным поводам.
Например, во время своего последнего президентского (речь идет о втором президентском сроке) послания в апреле 2007 года Владимир Путин даже нашел возможность упомянуть о своем разговоре с тогдашним хозяином Белого Дома Джорджем Бушем-младшем о… «перспективе создания мировой цифровой библиотеки». И, конечно, говорил Путин в той кремлевской речи о ДОВСЕ, ОБСЕ, НАТО, США и ПРО.

Не отставал и его «сменщик» в Кремле Дмитрий Медведев. Особенно «досталось» Соединенным Штатам от молодого российского президента-преемника в ноябрьском послании 2008-го года. Впрочем, это неудивительно, еще свежи были раны августовской российско-грузинской войны, Москва и Вашингтон балансировали на грани новой «холодной» войны. Но и позже Дмитрий Медведев не забывал в своих ежегодных обращениях к парламенту о факторе американо-российских отношений.

Например, в декабре 2011-го, незадолго до окончания срока своих полномочий, как любила зло шутить пресса, «местоблюстителя» Медведев с удовлетворением отмечал, что новый российско-американский Договор СНВ успешно работает «на упрочение стратегической стабильности и режима нераспространения» в мире.

Так почему же сейчас, ставя стратегические задачи на свой третий, теперь уже 6-летний срок, Владимир Путин предпочел прибегнуть вдруг к такой «дипломатической » фигуре умолчания?

На мой взгляд, причин может быть, по меньшей мере, две. Либо российскому президенту пока просто нечего сказать, потому как в американо-российских дипломатических отношениях продолжается затянувшаяся пауза, связанная с прошедшей чередой выборов – сначала в России, а затем и в США. Либо же Путин, для которого стратегические партнеры – это прежде всего страны СНГ, Китай и, возможно, Евросоюз – сегодня (в отличие от своего первого президентства) не видит перспектив развития отношений с Соединенными Штатами, и не считает нужным вообще говорить на эту тему. Ведь не случайно 12 декабря в Георгиевском зале Кремля прозвучал тезис: будущее России в 21-м веке лежит на Востоке.

Президент Обама тоже не раз заявлял, что 21-й век станет для США веком Азиатско-Тихоокеанского региона. А если так, то и Америке, и России не замечать друг друга здесь никак не получится.

Автор

Автор

Вадим Массальский Вадим Массальский – репортер, редактор, ведущий видеопрограмм Русской службы «Голоса Америки». Журналистикой занимается тридцать лет. Работал в Москве, в Краснодарском крае, Мурманской области. С 2005 года сотрудничает с «Голосом Америки». Автор документальных фильмов, цикла повестей, очерков и рассказов. Выпускник международной программы стипендий Фонда Форда. Защитил магистерскую диссертацию на факультете журналистики МГУ по теме: «Русская служба «Голоса Америки: от Радио до Интернета. Опыт конвергенции». С 2013 года живет в Вашингтоне.

Наши блоги

Календарь

September 2021
M T W T F S S
« Jan    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930