Внимание! Важное сообщение!

Posted January 1st, 2016 at 6:48 pm (UTC+0)
Leave a comment

Уважаемые читатели и комментаторы

Эта площадка в скором будущем прекратит свое существование. Вместо нее “Голос Америки” начал публикацию видеоблогов http://www.golos-ameriki.ru/section/cohen-video-blog/5584.html

Приглашаем к обсуждениям и дискуссиям.

До новых встреч!

Российским оружием – по США

Posted March 27th, 2015 at 7:19 pm (UTC+0)
97 comments

Предложение спикера парламента Чечни Дукувахи Абдурахманова – поставлять оружие, чтобы наказать США – проще всего воспринять, как скверный анекдот или фантасмагорию. Однако это нечто большее: на мой взгляд, это очередное свидетельство того, что российские лидеры воспринимают окружающий мир и нормы международных отношений совершенно особенным образом.

Для начала, спикер решил подобным образом отреагировать на отношения в сфере безопасности, существующие между двумя независимыми и всеми признанными государствами – США и Украиной. Что само по себе вызывает удивление.

Чтобы решить проблему, Абдурахманов решил помочь оружием Мексике, которая в позапрошлом веке потеряла значительные территории, вошедшие в состав США. Легко предположить, что спикер не в курсе, что Мексика не обращалась к России с просьбой о поставках оружия, и что она не имеет территориальных претензий к Соединенным Штатам.

Хартия ООН, под которой стоит подпись России, совершенно определенно гласит (цитирую пункт 1 статьи 33): «Стороны, участвующие в любом споре, продолжение которого могло бы угрожать поддержанию международного мира и безопасности, должны, прежде всего, стараться разрешить спор путем переговоров, обследования, посредничества, примирения, арбитража, судебного разбирательства, обращения к региональным органам или соглашениям или иными мирными средствами по своему выбору».

Однако г-н Абдурахманов не призывает Мексику и США решить несуществующие проблемы подобным образом – он намеревается организовать мексиканско-американскую войну. То есть, с точки зрения международного права, его действия возможно расценивать, как провоцирование войны.

Спикер также решил подсобить оружием сепаратистам, по его мнению, активно действующим в США. Действительно, в Соединенных Штатах существуют группы и организации, которые считают правильным выход из состава США их штатов или отдельных территорий. Однако это политические маргиналы, они насчитывают не более – по самым оптимистичным оценкам – пяти тысяч сторонников, при населении США в 320 млн. человек. За три последних десятилетия ни один из сепаратистов не победил на выборах даже в местные органы власти.

В большинстве своем эти движения совершенно легальны, а оружие им без надобности, поскольку они действуют политическими методами. Однако в прошлом, некоторые из крошечных групп подобной направленности прибегали к методам террора – как можно предположить,  именно им Абдурахманов предполагает  поставлять российские автоматы и бомбы. Добавлю, что СССР – правопреемницей которого является Россия – в годы «холодной войны» иногда занимался подобным: в частности, поставлял оружие террористам Ирландской республиканской армии.

Поэтому процитирую другую – подписанную Россией – Декларацию ООН о мерах по ликвидации международного терроризма (пункт 3 статьи 1): «Преступные акты, направленные или рассчитанные на создание обстановки террора среди широкой общественности, группы лиц или конкретных лиц в политических целях, ни при каких обстоятельствах не могут быть оправданы, какими бы ни были соображения политического, философского, идеологического, расового, этнического, религиозного или любого другого характера, которые могут приводиться в их оправдание». Рискну предположить, что предложение Дукувахи Абдурахманова возможно расценивать, как акт поддержки терроризма.

Давно известно, как США и все остальные страны мира реагируют на подобные действия. Они защищаются. К примеру, если идеи г-на Абдурахманова будут воплощаться в жизнь, Госдепартамент США может принять решение отнести Россию к числу государств-спонсоров терроризма, что означает прекращение любого рода экономических и инвестиционных отношений. Высока вероятность, что примеру США последуют и многие другие государства – никто не любит подобных экспериментов на своих территориях. Благо спикер сообщил, что «у нас есть что сказать Англии по Шотландии и Уэльсу. Мы также можем по каждой стране пройтись – по Франции, Германии». Легко представить, какую цену заплатит Россия за подобные опыты.

Однако я бы хотел обратить внимание на реакцию российских официальных лиц и на оценки многочисленных пользователей Рунета. Первые не дезавуировали заявление Дукувахи Абдурахманова по сути – комментарий пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова ограничился формально-бюрократическим напоминанием об административном ранжире: «Субъекты РФ не могут поставлять специмущество или торговать специмуществом. Такое невозможно по закону». Вторые – во всяком случае, значительное их число – приветствуют эту идею.

О чем это говорит? О том, что нынешнее руководство России и многие граждане России считают, что проблемы можно решать только одним способом – оружием.

Узнать, к чему это может привести, можно из Библии: «Возврати меч твой в его место; ибо все, взявшие меч, мечем погибнут» (Евангелие от Матфея).
<

Смех «Искандера»: на следующий день

Posted March 24th, 2015 at 7:24 pm (UTC+0)
43 comments

C 1949 года одной из центральных тем в отношениях Вашингтона и Москвы был вопрос о ядерном оружии и ядерной безопасности.

Сперва две сверхдержавы создали невероятные по размерам ядерные арсеналы, гарантировавшие их взаимное уничтожение в случае начала мировой войны, затем  уравняли их, и уже потом начали медленный и болезненный процесс сокращения. В Вашингтоне и Москве согласились с тем, что ЯО стоит иметь, но нельзя использовать, поскольку риски этого чрезмерны, а в ядерной войне победителей быть не может.

Все прекрасно знали, что США и СССР способны многократно испепелить планету, но всуе об этом не говорили уже полвека. Это делалось не только из соображений дипломатической вежливости, но и для того, а чтобы люди даже гипотетически не допускали такого сценария. Более того, и американцам и советским гражданам постоянно напоминали о том, что ядерный гриб полностью и безвозвратно уничтожит жизнь на Земле.

После распада СССР, США перестал быть для Москвы символом вселенского зла и источником главной военной угрозы, а США видели в России партнера и потенциального союзника в деле поддержания глобальной стабильности. Благодаря усилиям политиков и дипломатов, количество бомб, ракет, стратегических бомбардировщиков и субмарин у США и России удалось значительно уменьшить, что, надо сказать, крайне позитивно отразилось на бюджетах и безопасности обоих государств. Переговоры на ядерную тематику продолжали вести – особенно после того, как президент Барак Обама призвал к созданию мира без ядерного оружия. На некоторые досадные откаты, вроде выхода России из программы Нанна-Лугара, в Вашингтоне предпочитали не обращать особого внимания.

Перефразируя Булгакова, «крымский вопрос» испортил все. Примерно год назад близкие к Кремлю политологи заговорили о том, что Россия может применить тактическое ядерное оружие, в случае, если кризис перерастет в войну. Потом в эфир вышла главная новостная программа на государственном российском телеканале, ведущий которой напомнил, что Россия способна превратить США в радиоактивный пепел. После этого о мощи российского ЯО в России заговорили наперебой, апофеозом этой истерии стала агитационная футболка с надписью «Санкции? Не смешите мои “Искандеры”!». Ну а в последнее время угрожающе помахивать ядерной дубинкой начали лично глава российского государства и другие официальные лица, включая посла РФ, пригрозившего неядерной Дании. Самое страшное, что, как показал недавний опрос, каждый четвертый россиянин, считает правильным применить ядерное оружие в случае «внешнего вторжения в Крым».

Легко представить, что в распоряжении Кремля не осталось серьезных политических и экономических рычагов, с помощью которых он может вырваться из международной изоляции. Также можно понять, что российское руководство с недавних пор не может не понимать, что окружающий мир сомневается в его честности и договороспособности. Именно поэтому атомная бомба и вернулась в лексикон лидеров России. Однако это крайне опасно – государственным мужам легче легкого приучить себя к мысли о том, что с помощью атомной бомбы возможно решить накопившиеся проблемы.

Не стоит забывать, что уже возникали, и без сомнений будут возникать в будущем ситуации, когда решение о начале ядерной войны будут принимать не главы государств, а военные: в случае компьютерных и механических сбоев, неверно истолкованных приказов… – имеется обширный список подобных потенциально фатальных ошибок. В прошлом некоторые советские офицеры проявили невероятное мужество и не поддались искушению нажать на «красную кнопку», что позволило спасти и СССР, и США, и весь мир. Как в подобной ситуации поведет себя офицер ВС РФ, который смотрит российские  телеканалы, которые рассказывают о непобедимых российских суперракетах, способных преодолеть любую систему ПРО? Который слушает интервью с президентом, объясняющее, что захват Крыма Россия была готова прикрывать своей ядерной мощью?

Начало всех серьезных международных кризисов и войн можно объяснять с помощью терминов геополитики или экономики, но, всегда и везде в их основе лежат простые человеческие качества – невежество, беспамятство и подозрительность.

В 1983 году – на самом пике противостояния – телеканалы и США и России показали американский художественный фильм «На следующий день» (The Day After) – в нем  демонстрировались чудовищные результаты ядерной атаки. Может быть, в России стоит повторить этот опыт, чтобы люди поняли, что шутки об «Искандерах» зашли слишком далеко.

Весна!

Posted February 26th, 2015 at 6:20 pm (UTC+0)
43 comments

17 декабря 2010 года молодой тунисец покончил жизнь самосожжением у полицейского участка – в знак протеста против действий властей, которые отказались выдать ему лицензию на розничную торговлю. С этого момента началась серия событий, которые получили общее название «арабской весны».

Примерно год назад в социальных сетях начали распространяться новости с хэштегом #russianspring – «русская весна», который – при активнейшей поддержке российских СМИ – быстро стал одним из наиболее популярных в мире. Его появление совпало с прибытием в Крым «вежливых людей» в военной форме и с массовыми демонстрациями в некоторых украинских городах, куда приезжали сотни хорошо подготовленных «гастролеров» из России.

14 марта 2014 года МИД РФ заявил: «Россия осознает свою ответственность за жизни соотечественников и сограждан на Украине и оставляет право взять людей под защиту». Чуть позже в Интернете появился сайт «Русская весна» (и десятки других ресурсов аналогичного содержания), который начал рассказывать о новых руководителях восточной Украины – например, москвиче Игоре Стрелкове.

Весной прошлого года адепты «русской весны» призывали: «Нужно брать в состав России Луганскую и Донецкую области, пока Украина не член НАТО. Срочно брать!», «Донбасс вынужден поддерживать реинтеграцию Новороссии и ее освобождение от нынешних американских марионеток, засевших в Киеве», «Русская весна доберется и до Прибалтики. Русских в республиках Прибалтики угнетают даже похлеще, чем в дохунтовской Украине».

Разница между арабской и русской «веснами» очевидна. Несмотря на внутреннюю противоречивость «арабской весны», это были изначально мирные протесты против неэффективных, коррумпированных, жестоких режимов, правящих государствами Ближнего Востока и Северной Африки. Важный момент: почти столетняя история показала, что мирным путем власть в государствах этого гигантского региона практически никогда не менялась – правителей было принято свергать, убивать и, в лучшем случае, запугивать, добиваясь их ухода.

Выборы в Украине были не идеальны, но никто и никогда не сомневался в том, что они проводятся достаточно честно и конкурентно. В Украине никогда не было диктаторов, королей и пожизненных правителей. Более того, жители востока Украины оказались способны дважды привести на президентский пост своих кандидатов – Кучму и Януковича, которые предпочитали говорить по-русски, а не по-украински.

Показательно отношение значительной части участников «арабской весны» к Западу: они не собирались копировать Запад, прогибаться под него и превращаться в немцев или американцев. Однако они считали правильным использовать многие достижения западных демократий – например, принципы разделения властей, защиты прав меньшинств и независимость СМИ. Участники «русской весны» западную демократию изначально презирали и ненавидели, они пытались провести реставрацию тоталитарного СССР или – реже – Российской империи, которую, напомню, современники считали «тюрьмой народов».

«Арабская весна» шла под лозунгами свободы, она не привела к началу захватнических войн. «Русской весне» свобода была чужда, она была выдержана в милитаристской и националистической стилистике. Ее активисты не пытались улучшить жизнь в своей собственной стране, они захватывали части чужой. Непосредственным результатом «русской весны» стала односторонняя аннексия части территории Украины, чего Европа не видела с 1930-х годов.

А ведь была и совсем другая «русская весна». Вот, например, как ее описывал несовременный Иван Бунин: «Скучно в лощинах березам, Туманная муть на полях, Конским размокшим навозом В тумане чернеется шлях (…) Только петух беззаботно Весну воспевает весь день. В поле тепло и дремотно, А в сердце счастливая лень».

Что принесет весна-2015?

Об ИГИЛ

Posted October 10th, 2014 at 7:57 pm (UTC+0)
25 comments

Резкое усиление ИГИЛ («Исламского государства Ирака и Леванта») стало одними из неприятнейших неожиданностей 2014 года. Спецслужбы Ирака и стран Запада явно недооценили разрушительный потенциал этой структуры и организационные таланты ее лидеров.

В силу этой и множества других объективных причин, «Исламское государство» получило возможность практически беспрепятственно развиваться, привлекать сторонников и союзников, создавать финансовую базу и формировать вооруженные формирования, которые в какой-то момент оказались сильнее регулярной армии Ирака и прославленного своей стойкостью курдского ополчения «пешмерга».

Ныне «Исламское государство» контролирует значительную территорию и проводит наступательные операции сразу на нескольких фронтах. У них много могущественных врагов, но есть и могущественные союзники: ужас, внушаемый противнику невероятной жестокостью экстремистов, и симпатии части, как их иногда называют, «недовольных суннитов», разочаровавшихся в своих коррумпированных правителях и мечтающих создать новый халифат.

«Исламское государство», без сомнений, не будет иметь шансов в прямом столкновении с современными войсками, но встреча с такими армиями ему пока не грозит. Никто из серьезных игроков пока не желает ввязываться в наземную войну в этом регионе, и заново проходить то, что США и их союзники уже испытали в Ираке и Афганистане. Опыт прошлого также демонстрирует, что только ударами с воздуха подобную проблему не решить: для уничтожения подобных структур всегда требуются наземные операции – судя по всему, восстановление контроля над территорией и ее зачистку будут вынуждены провести иракцы, курды или Турция.

ИГИЛ – далеко не первая террористическая структура, которая пытается вести себя как независимый международный игрок. Таким его предшественникам, как режим талибов в Афганистане до поры до времени это удавалось – мулла Омар и К воссоздали основные государственные атрибуты и даже проводили реформы, их признали несколько государств.

Однако «Исламское государство» не имеет никаких шансов на международное признание. Против него активнейшим образом выступают суннитские страны Ближнего Востока, которые видят в джихадистах реальную угрозу своему существованию. Экстремисты всегда совершают невероятные жестокости, но массовые казни христиан, езидов и шиитов, демонстративно изуверские методы, которые при этом использует ИГИЛ, уже восприняты в мире как преступления против человечности, виновным в которых придется отвечать в соответствии с международным правом.

Экономика «Исламского государства» основана на продажах нефти, но по мере активизации международной коалиции, нанесшей удары по объектам инфраструктуры ИГИЛ, продолжающееся снижение мировых цен на энергоносители, этому источнику доходов грозит пересыхание. Запасы оружия и боеприпасов, захваченных на сирийских и иракских складах, награбленное в захваченных банках рано или поздно закончатся – пополнить их в новых условиях будет непросто. Приток иностранных добровольцев и пожертвований постепенно будет перекрыт. У суннитов, жителей регионов, находящихся под властью «Исламского государства», рано или поздно накопится усталость и раздражение, поскольку джихадисты не привнесли в их жизнь ничего, кроме убийств, лишений, жестоких запретов и войны.

У меня не вызывает сомнений, что падение «Исламского государства» – не более, чем вопрос времени, вне зависимости от того, какую стратегию применят для его уничтожения силы международной коалиции и как долго они будут ее реализовывать. Проблема в том, что подобные чудовища обычно не умирают насовсем, у них появляются последователи и продолжатели, запускающие новый маховик насилия.

Сепаратизм. 21 век

Posted September 24th, 2014 at 5:11 pm (UTC+0)
29 comments

Схема известна: сперва могущественные государства присоединяют (завоевывают) территории, а потом сталкиваются с проблемой сепаратизма. Сепаратизм – это составная часть истории цивилизации.

Он бесконечен и многообразен. Без сепаратизма не было бы США (которые отделились от Британской империи), Италии (освободившейся от власти Австрии) и России, которая вышла из подчинения Золотой Орде.

Сепаратизм бессмертен. В той или иной степени он присутствует, вероятно, во всех странах мира – как бедных, так и богатых. Они есть в многонациональных России, Китае и Индии – наследницах великих империй. Сепаратисты есть в благополучных Италии, Франции, Германии и Бельгии. В США есть сторонники независимости Техаса, надо сказать, пока немногочисленные. Они есть даже в практически мононациональной и монокультурной Австралии.

Сепаратистская идея на протяжении веков и тысячелетий претерпела мало изменений – сепаратисты всегда хотели жить отдельно и самостоятельно вершить свои судьбы, без оглядки на метрополию.

Однако изменилась окружающая их цивилизация: она стала намного более упорядоченной, несколько более мирной, предсказуемой и взаимозависимой. И на сепаратистов, и на сторонников сохранения единства государств, влияют такие факторы, как рыночная экономика, глобализация и мировое общественное мнение. В силу этого, изменились и судьбы сепаратистских проектов.

Здесь стоит напомнить о двух фундаментальных принципах международного права: достаточно старом принципе неприкосновенности государственных границ и появившемся менее века назад праве наций на самоопределение. Эти принципы иногда противоречат друг другу, но, как показала история двух последний десятилетий, есть примеры их успешного совмещения. Цивилизованным был развод Чехии и Словакии. Достаточно мирно прошло отделение Тимор-Лешти от Индонезии.

Практически идеальной были попытки Шотландии выйти из состава Соединенного Королевства, а Квебека – из Канады. Крайне удачно прошел распад СССР: крови пролилось относительно немного, хотя все могло пойти по югославскому сценарию. Но есть и иные примеры: Эритрея отделилась от Эфиопии, а Косово от Сербии после кровавых войн и этнических чисток, а образованию независимого Южного Судана предшествовал полноценный геноцид.

В древности сепаратисты не нуждались в международной поддержке: они брали власть силой и на силу опирались. В 19 веке ситуация изменилась: для успеха сепаратистам требовалась поддержка одного или нескольких соседних государств. В конце века 20-го на арене появился новый – причем ключевой – игрок: международное сообщество, под которым следует понимать не только ООН и правительства, но и СМИ, НКО, бизнес, а с недавних пор – и коллективное общественное мнение, формируемое Интернетом.

Если международное сообщество и мировое общественное мнение не поддерживают сепаратистов, то их шансы на успех и признание можно считать ничтожными: Биафра, Приднестровье, Карабах, Южная Осетия, Абхазия, Сомалиленд, Чечня тому пример.

История современности показывает, чтобы получить в свое распоряжение отдельную жилплощадь, современным сепаратистам следует делать совсем не то, что делали их удачливые предшественники еще несколько десятилетий назад. В мире 21 века власть и самостоятельность обеспечивает не винтовка и кураж, а игра по определенным правилам и минимальная агрессивность.

Именно поэтому, независимая Каталония может появиться на политической карте мира, а независимые ДНР и ЛНР – нет.

13 лет

Posted September 10th, 2014 at 7:37 pm (UTC+0)
10 comments

Тринадцать лет назад террористы атаковали Нью-Йорк и Вашингтон.

После этого многие стали говорить о том, что мир безвозвратно изменился, потому что террористы из «Аль-Кайды» объявили войну практически всему остальному человечеству, включая все сверхдержавы.

Я считаю это натяжкой: в конце 19 века в Европе и Америках свирепствовали левые радикалы и, позднее, анархисты, вовсю использовавшие террористические методы. В начале века 20-го эстафету террора перехватили радикальные националисты, в середине – к ним присоединились адепты экзотических религиозных культов, а в конце века – джихадисты. Никто из них не боялся убивать невинных, все делали ставку на «пропаганду делом» – формулу террора, изобретенную народовольцами.

Но здесь я хочу напомнить о другом. Вероятно, все знают: кто такие Усама бин Ладен, Айман аль-Завахири и Мухаммед Атта… Значительное число жителей планеты смогут вспомнить имена Абу Нидаля, Карлоса-«Шакала», Андреса Баадера, Тимоти Маквея, Андерса Брейвика… На руках этих людей – кровь многих невинных. О них пишут книги, снимают фильмы, их обсуждают в Интернете, их изображения «украшают» футболки. Каким-то образом эти убийцы превратились в феномен массовой культуры, став этакими гламурными упырям…

В кажущемся сегодня добрым и наивным 19 веке, когда терроризм был еще в новинку, нигилист Сергей Нечаев, сколотивший террористическую ячейку, организовал убийство студента Ивана Иванова. Это преступление вызвало настоящий шок в российском обществе.

Кто сегодня способен вспомнить хотя бы одно имя жертвы террористов?

«Курск». Чисто российское убийство

Posted August 13th, 2014 at 6:31 pm (UTC+0)
55 comments

За годы, прошедшие с момента гибели российского подводного ракетоносца «Курск», стало понятным, что этой трагедии можно было бы избежать. Или, хотя бы, спасти большую часть экипажа. Однако, как это часто бывает, «Курск» оказался в эпицентре «идеального шторма» – серии обстоятельств непреодолимой силы, которые в итоге убили более ста моряков.

Я перечислю некоторые из них.

По официальной версии, «Курск» погубила утечка компонента торпедного топлива – пероксида водорода. Военно-морские силы США, Великобритании, Франции и Германии давно знали об опасности пероксида и полностью отказались от его использования за несколько десятилетий до гибели гордости российского подводного флота. Думаю, советские и российские специалисты – или, по крайней мере, разведчики – были в курсе этих изменений. Однако никаких выводов из этого сделано не было. Это традиционные для России проблемы: либо отсутствие обмена информацией между различными ведомствами, либо нежелание принимать болезненные решения, «пока гром не грянет».

По официальной версии, командование забеспокоилось тем, что связь с «Курском» пропала достаточно поздно. Прошло несколько часов перед тем, как были предприняты первые попытки обнаружения субмарины. Обычная – и не только для России – проблема: никто не любит лишний раз беспокоить начальство, да еще и с плохими новостями.

После того, как стало очевидным, что с подлодкой произошло что-то плохое, командование флота и гражданские власти некоторое время сообщали, что ситуация под контролем и причин для большого беспокойства нет. Тем более, что в России популярно представлять свою военную технику – «не имеющей аналогов в мире и самой надежной»: – «Курск» считался непотопляемым.

В тот момент выяснилось, что Северный флот не обладает необходимыми системами спасения экипажей затонувших подлодок этого типа. Западные источники подсчитали, что в 1999 году на оснащение подводных спасательных служб ВМФ России было ассигновано 14 (!) тысяч долларов – достаточно для того, чтобы купить недорогой автомобиль. Спасательные суда, теоретически способные решить эту задачу стояли на приколе: из-за многолетнего отсутствия бюджетных денег, необходимых для их ремонта. Проблемы с недофинансированием испытывают, вероятно, военные всех государств мира, однако в России к этому добавилось – как показала история с “Курском” – неверное выстраивание бюджетных приоритетов и, предположу, коррупция.

Немедленно после того, как о проблемах «Курска» сообщили мировые СМИ, свою помощь в проведении спасательных операций предложили многие государства Запада – США, Великобритания, Норвегия, Франция, Италия, Германия, Израиль – обладавшие и необходимой техникой, и необходимым опытом. Россия отказалась от иностранной помощи, сообщив, что справится своими силами. И тогда, и сейчас очевидно, что это решение было принято по двум причинам: чтобы не дать военным морякам НАТО доступа к тайнам сверхсовременной российской ядерной субмарины, и чтобы не демонстрировать очевидные проблемы российского ВМФ. Боязнь иностранных шпионов и нежелание выглядеть слабыми – многовековая российская традиция. В России секретность всегда важнее человеческой жизни. Помощь британцев и норвежцев была принята, когда было уже слишком поздно.

Когда масштабы трагедии стали ясны и неспециалистам, президент РФ Владимир Путин обвинил в произошедшем олигархов, которые «развалили и разворовали Россию». Он также обвинил во лжи российские СМИ, сообщавшие информацию, не совпадавшую с официальной. Подобным образом российские власти реагируют на большинство кризисов любого рода, правда, за годы, прошедшие с тех пор, изменилось лишь одно – в российских госСМИ точки зрения, не совпадающей с кремлевской, не найти по определению.

Позднее, отвечая на вопрос звездного ведущего телеканала CNN Ларри Кинга: «Господин президент, так что все-таки произошло с подводной лодкой?», Путин лаконично ответил: «Она утонула» и улыбнулся.

Скажи мне, кто твой враг…

Posted August 6th, 2014 at 7:38 pm (UTC+0)
26 comments

По данным службы Gallup, в конце марта текущего года (последние доступные данные этой компании) 5% американцев считали Россию союзником, 21% – дружественной державой, 44% – недружественной, 24% – врагом. Эти данные совершенно несопоставимы с тем, как американцы относились к СССР в годы «холодной войны».

Опрос, проведенный Gallup в октябре 1953 года – через несколько месяцев после завершения войны в Корее, в которой СССР принимал активное косвенное, а США – прямое участие, показал, что тогда позитивное отношение к СССР выражали 0,9% американцев, 10,6% испытывали смешанные чувства, 88,5% – негативные.

Можно сравнить эти данные с началом 1970-х годов и политикой «разрядки», которая привела к существенному улучшению отношения Москвы и Вашингтона. В марте 1974-го 19,1% американцев позитивно относились к СССР, 45,3% – испытывали смешанные эмоции, 35,6% относились негативно. Потом было советское вторжение в Афганистан, после чего симпатии к Советскому Союзу в Соединенных Штатах существенно ослабли. Потом началась Перестройка и рейтинги вновь выросли до рекордных отметок: в феврале 1989 года к СССР позитивно относились 62% американцев, негативно – только 28%.

То есть, сейчас – на пике кризиса в отношениях – американцы относятся к России лучше, чем в самые «теплые» годы «холодной войны».

А вот результаты майского опроса россиян «Левада-центра»: 3% относятся к США «очень хорошо», 15% – «в основном хорошо», 40% – «в основном плохо», 31% – «очень плохо». Подозреваю, что советские люди относились к США также негативно. Известно, что исследования общественного мнения в СССР проводились, но их результаты либо были закрытыми для широкой публики, либо – если их организовывали социологи не из спецслужб – не учитывались властями.

Иными словами, как это ни парадоксально звучит, но общественное мнение США более пророссийски настроено, чем общественное мнение России настроено по отношению к США.

Здесь стоит порассуждать о некоторых причинах этого странного дисбаланса. В 1980 году известный американский советолог Мортон Шварц опубликовал книгу «Советское представление о Соединенных Штатах» (Morton Schwartz, Soviet Perceptions of the United States). Он анализировал образ США, который рисовали советские средства массовой информации – именно эти данные получали советские люди, и именно на их основе они формировали свое отношение к Соединенным Штатам и американцам.

Один из выводов Шварца: де-факто, общественное мнение в СССР формировала относительно небольшая группа экспертов-американистов, работавших в нескольких исследовательских центрах и регулярно публиковавшихся в газетах и выступавших по ТВ. Однако американисты были не способны, как выразился Шварц, «настроиться на американские сигналы» – реалии США они воспринимали исключительно через призму коммунистической идеологии со всеми вытекающими последствиями для общественного мнения в СССР.

Здесь стоит добавить, что академическая репутация советских американистов оставляет желать много лучшего. Ни одно из опубликованных ими исследований не прошло проверки временем – эти работы не цитируют и не перечитывают. По большому счету, величайшего российского американиста в самой России не знают: его звали Моисей Острогорский, в 1903 году в Петербурге он опубликовал книгу «Демократия и партийная система в Соединенных Штатах» (Democracy and the party system in the United States). В США и Европе ее периодически переиздают.

Времена изменились, многие россияне посетили США, а в стране исчезло единомыслие, благодаря чему появились ученые, вполне адекватно оценивающие американские реалии. Но в последнее время их не видно и не слышно. К сожалению, российские СМИ сегодня предпочитают интересоваться мнением американистов, научные достижения которых оставляют желать много лучшего. За пределами России их работы цитируют мало, они не блещут новизной теорий и свежестью оценок. Однако они анализируют ситуацию в трогательном единении с политической линией, задаваемой Кремлем.

На мой взгляд, они последовательно и упорно продолжают традицию советской американистики, популярно объясняя россиянам многочисленные грехи и проколы Соединенных Штатов. Со всеми вытекающими для общественного мнения России последствиями.

«Я слышал об успехе быстрых военных походов, и не слышал об успехе затяжных»

Posted July 15th, 2014 at 6:51 pm (UTC+0)
36 comments

Сунь Цзы начинает свое «Искусство войны» следующей максимой: «Война – это великое дело государства, основа жизни и смерти, путь к выживанию или гибели».

Подсчитано, что с примерно 3 600 года до нашей эры, когда человечество начало записывать сведения о своей истории, в мире произошло более 14,5 тыс. только крупных войн (мелкие конфликты никакому подсчету не поддаются).

Человечество ни одного года не прожило не воюя, однако последнее десятилетие оказалось рекордно мирным – если, конечно, такое слово применимо в случае, когда речь все же идет о гибели тысяч. По подсчетам Бетани Лачина и Нильса Петера Гледитша из норвежского Peace Research Institute, за этот период времени в войнах ежегодно погибало около 55 тыс. человек. Для сравнения, в 1990-е годы этот показатель превышал 100 тыс., а в период «холодной войны» – 180 тыс.

Любую войну легко начать, но намного сложнее закончить. Карл Клаузевиц сформулировал это следующим образом: «Задача военных действий заключается в том, чтобы обезоружить противника, лишить его возможности сопротивляться. (…) Чтобы заставить противника выполнить нашу волю, мы должны поставить его в положение более тяжелое, чем жертва, которую мы от него требуем».

Клаузевиц жил в 19 веке, описывал логику привычных для него государств и его оценки опирались на реалии ведения войн на протяжении многих столетий. Тогда для победы было достаточно разгромить армию противника или захватить его столицу, после чего принимать капитуляцию. Однако времена меняются, как и современные им войны.

Последние десятилетия привели к изменению философии войны: раньше их вели, чтобы максимально ослабить и разорить противника – и здесь хороши были все средства. Однако две мировые войны продемонстрировали, что побежденный склонен мстить, поэтому бывших врагов намного выгоднее превращать в друзей. Именно поэтому, как часто подчеркивается, Вторая мировая война по-настоящему закончилась только после того, как начал приносить результаты беспрецедентный по концепции и масштабу «План Маршалла». Впервые в истории государство-победитель начало оказывать масштабную помощь побежденной стране, что позволило восстановить разрушенную экономику Западной Германии и создать на обломках нацистского режима миролюбивое демократическое государство.

Ныне войны между государствами стали редкими и не такими кровопролитными, однако существенно выросла частота и смертоносность вооруженных конфликтов, в которых государствам противостоят негосударственные акторы, иногда действующие при поддержке иных игроков. Именно подобные вооруженные конфликты мы видим сегодня: на востоке Украины, в секторе Газа, в Сирии, Ливии, Афганистане, Ираке, Мали, Нигерии…

Данные известного американского исследователя Одри Кронина показывают, что негосударственные структуры, использующие насилие для достижения политических целей, живут недолго: в среднем, срок существования таких структур составляет 5-10 лет, причем в подавляющем большинстве случаев они рушатся под ударами противостоящих им государств. Бывают и исключения из этого правила – «Аль Кайда», Ирландская республиканская армия или ХАМАС – однако именно исключения.

В этих условиях, государства чаще склонны делать ставку на уничтожение врага, а не на подписание с ним мирного договора, тем более, что такой противник зачастую не желает идти на любого рода соглашения и использует дипломатию только для выигрыша времени и приобретения легитимности. Однако каждый день войны неизбежно несет новые жертвы и разрушения.

Как заканчивать такого рода войны – неясно. Рецепты побед не придуманы, общепринятых правил и традиций не существует. Ясно одно, что с помощью только армии кардинально переломить ситуацию не представляется возможным. Здесь требуется и сила оружия, и искусство дипломатии, и мощь экономики, и достижения медицины, и многое, многое другое.

И здесь стоит напомнить еще об одной мудрости Сунь Цзы: «Я слышал об успехе быстрых военных походов, и не слышал об успехе затяжных. Ни одно государство не извлекло выгоды из длительной войны».

Рискну предположить, что для выхода из войн 21-го столетия потребуется некий новый философский прорыв, подобный тому, который совершил американский военачальник и государственный деятель Джордж Маршалл в далеком 1945 году.

Автор

Alexandar GrigoryevУроженец Санкт-Петербурга. С 1984 года работает журналистом, редактором и обозревателем в различных российских и международных СМИ. В США живет 10 лет. Долгое время возглавлял информационно-аналитическое агентство Washington ProFile. На “Голосе Америки” – с сентября 2009 года. Специализируется на освещении вопросов внешней политики, обороны и безопасности, разведки, терроризма, ядерной тематики.

Наши блоги

Календарь

November 2017
M T W T F S S
« Jan    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930