Президентские выборы в Иране: геополитическое измерение

Posted May 9th, 2013 at 1:38 pm (UTC+0)
10 comments

Али Хосейни Хаменеи

Али Хосейни Хаменеи

Сегодня Исламская республика Иран находится в фокусе внимания политиков и экспертов всего мира. Ядерная программа, конфронтационные взаимоотношения с США и Израилем, претензии на роль лидера ближневосточного и даже всего исламского мира объясняют повышенный интерес к этой стране.

7 мая в Иране стартовала официальная регистрация кандидатов в президенты республики. Она продлится до 11 мая. Согласно иранскому законодательству подать заявку на участие в выборах может практически любой гражданин страны. И уже в первый же день 75 человек заявили о выдвижении своих кандидатур. Однако не все так просто. Далее, в период с 12 по 16 мая, Совет стражей Конституции (коллегиальный орган, состоящий из шести юристов и шести представителей духовных авторитетов, т обладающий исключительным правом вносить изменения в Основной закон страны), должен рассмотреть поступившие заявки. После этого МВД республики обнародует имена претендентов, и начинается предвыборная кампания. Само же голосование состоится 14 июня нынешнего года.

Конечно же, Иран — исламская республика, поэтому пост президента здесь – это далеко не то же самое, что в светских государствах. В соответствии с Конституцией 1979 года высшим руководителем страны и верховным главнокомандующим считается не президент, а рахбар (высший руководитель, духовный лидер). С 1989 года его занимает Али Хосейни Хаменеи (до того в течение восьми лет бывший президентом Ирана). У него в руках назначение руководителей силовых ведомств, государственных ТВ, радиоканалов, а также шестерых из двенадцати членов Совета стражей Конституции. Но формально рахбар подотчетен Совету экспертов (86 представителей шиитского исламского духовенства, которое избирает рахбара и имеет право сместить его с должности).

В этой сложной структуре власти роль президента сродни роли премьер-министра в европейских странах. Он – глава исполнительной власти, избираемый на 4 года, назначающий министров, руководящий работой правительства, но не контролирующий вооруженные силы страны. Фактически после рахбара в иранской табели о рангах – это второе лицо государства. Однако за последние годы благодаря политической активности и напору действующего президента Махмуда Ахмадинежада (впервые был избран в июне 2005 года) значение этого поста (особенно в публичной сфере) сильно возросло. Фактически сразу же после своего первого избрания он заявил, что хочет построить «образцовое исламское общество», «образцовую, передовую и могущественную исламскую страну». За 8 лет пребывания в должности именно он (а не рахбар) стал в глазах всего мира символом «иранского особого пути» и резкого роста геополитической значимости этой страны
Предстоящая (11-я по счету) кампания представляется крайне важной в силу нескольких причин. Во-первых, Ахмадинежад, ставший сильным раздражителем для США и их союзников, покидает свой пост. Он не может занимать президентское кресло более двух сроков подряд. Сегодня широко дискутируется вопрос о том, кто станет преемником экстравагантного иранского президента, и будет ли у него реальный шанс на изменение (или хотя бы незначительную корректировку) внешнеполитического курса?

Во-вторых, до сих пор свежи впечатления от кампани 2009 года, которая, пожалуй, была наиболее конкуретной из всех выборных гонок в послереволюционном Иране. Напомню, что в 2009 году кандидаты в президенты впервые полемизировали друг с другом в прямом эфире, а явка достигла рекордной отметки в 85%. И сегодня есть надежды на то, что активность будет не меньшей. 4 года назад Ахмадинежад одержал победу, однако в Иране прошли массовые акции протеста и запрос на внутренние перемены был более, чем явно продемонстрирован.

В-третьих, избирательные кампании в Иране очень четко высвечивают все парадоксы и противоречия этой страны. С одной стороны, она остается экспортером исламской революции, поддерживающим ряд террористических группировок, а с другой — относительно демократической – по меркам Ближнего Востоке– страной, уступая в этом разве что Турции. Здесь регулярно проводятся не только президентские, но и парламентские выборы. В отличие от многих постсоветских республик в Иране не ведется дискуссий о третьем сроке для одного президента.
Сегодня на старте новой кампании о своих амбициях заявили опытный дипломат и советник рахбара по международным делам Али Акбар Велаяти, бывший министр иностранных дел правительства Ахмадинежада Манучехр Моттаки, вице-спикер парламента Мохаммад Реза Бахонар. Однако до появления окончательного списка строить прогнозы крайне сложно. Свое слово должен сказать и Али Хаменеи.

В-четвертых, выборы пройдут на фоне одного из наиболее масштабных за последнее время натовских военных учений в Персидском заливе. И, конечно же, остроты ситуации добавляет непрекращающееся гражданское противостояние в Сирии, в котором интересы Ирана являются чрезчвычайно важным фактором.

Таким образом, итоги выборов 14 июня будут иметь не внутриполитический смысл, но и серьезное геополитическое значение. Впрочем, назвать события последних лет принципиальным разворотом иранской внешней политики было бы неверно. Представления о строго идеологическом характере иранской дипломатии укоренились в США и в Европе, начиная с 1979 года по многим причинам. Между тем, политика Исламской республики Иран была и остается своеобразным маятником между объективно необходимым национальным эгоизмом и прагматизмом, и субъективным стремлением защитников «идейной чистоты» к сохранению «верности заветам и идеалам революции».

Иран в недавнем прошлом и в настоящем не раз доказывал, что национальные интересы для него важнее, чем религиозная чистота. Так было в отношениях Исламской республики с Грузией, Арменией, Азербайджаном, странами Центральной Азии. Афганистаном. Кстати сказать, во многом благодаря стараниям одного из возможных участников выборов Али-Акбара Велаяти (на тот момент главы МИДа) 17 сентября 1994 года в Тегеране было подписано соглашение о прекращении огня между исламистами и сторонниками светской власти во время гражданской войны 1992-1997 годов в Таджикистане. В то же время не должно быть благостной картины. Доктрина «Большого сатаны» (США), противостоящего иранской «суверенной демократии», отражается и на уровне общих внешнеполитических подходов Ирана, и на конкретных региональных театрах. Взять хотя бы жесткие оценки Тегерана относительно кооперации между Израилем и Азербайджаном, а также проникновения британского и американского бизнеса на Каспий.

Нынешние выборы станут, в первую очередь, соревнованием акцентов. Трудно представить себе кандидатов, которые стали бы открыто критиковать «особый путь» Исламской республики и, напротив, превозносить кооперацию с США.

Здесь иллюзий ни у кого быть не должно. Стремление играть роль региональной державы с самостоятельной внешней политикой разделяется и консерваторами и сторонниками более гибких подходов. Однако выбор между соотношениями идеализма и реализма – вопрос немаловажный. Ответ на него и станет одним из важнейших последствий предстоящей кампании.

Автор – Сергей Маркедонов, приглашенный научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон, США)

10 responses to “Президентские выборы в Иране: геополитическое измерение”

  1. MIKEN90 says:

    Не исключено, что предстоящие президентские выборы в Иране слабая, но надежда на приход к власти “сторонника более гибких подходов” по выражению Сергея Маркедонова. Одновременно это и последняя надежда на возможность мирным путём решить иранскую ядерную угрозу. Если такая надежда воплотится в жизнь, то изменится и характер, а возможно и результаты дипломатического давления на Иран со стороны шести государств по вопросам ядерной программы Ирана. Ни для кого не секрет, что Израиль не отказывается от своих планов удара по иранским ядерным объектам. Судя по сообщениям из Израиля там убеждены, что предупреждение, сделанное Нетаньяху с трибуны ООН, возымело своё действие, и Иран снизил темпы обогащения урана, чтобы не приближаться к указанной израильским премьером красной черте. Но одновременно Иран продолжает усиленно наращивать ядерную инфраструктуру, что может позволить ему в какой-то момент совершить мощный рывок и создать атомную бомбу буквально за несколько дней. В Израиле мнения аналитиков о том, какой исход этих выборов предпочтительнее, разделились. Некоторые считают, что для Израиля куда выгоднее, чтобы на посту президента оставалась одиозная фигура типа Ахмадинежада – фигура вызывающая однозначно негативную реакцию в Европе и в США. Если же на смену Ахмадинежаду придёт лидер, произносящий более взвешенные речи, заигрывающий с Западом, но при этом продолжающий развивать ядерную программу, то это, считают аналитики, будет куда опаснее.

    • Андрей says:

      Ну надоели вы уже со своими ядерными пугалками.Почему я не боюсь,хоть и живу гораздо ближе к Ирану?Может евреям стоит вести себя более корректно?Убили сотни сирийцев и заявляют,что имели на это право.А сирийцы имеют право ответить?

      • кв says:

        андрюша.вопрос почему вы не боитесь? к психиатору.позвольте вам напомнить.либо просветить.не боятся только душевно больные.одержимые всяеими измами зомбы фанаты.это из области безумства храбрых.потому либо лечитесь.либо развивайтесь умственно.если есть способности и желания.без них никак.напомню-раша замыкает вторую сотню по умственному развитию.посему понять вас не трудно.

        • Андрей says:

          Грамоте сначала научись,умник душевноздоровый.Или продал в детстве азбуку,деревянный человечек?

  2. Василий says:

    А чем Иран плохой ?
    По моему система в Иране намного лучше чем в америке .

    Не в чести пить алкоголь . Наркотики не распространены вообще .
    Мясо только свежее , даже колбасы не в почете .
    Гомолюдей не уважают и оттого воспитан в людях стыд ,
    а значит и честь , что напрочь отсутствует в америке .

    Систему Ирана нужно приводить в пример правильного устройства человеческого общежития .

    • Андрей says:

      Послать туда Мадонну-великую певицу без голоса и мелодики.Она научит их жить.

  3. Иванович says:

    Иран- ближайший сосед и стратегический партнер России. Если
    Израиль или США совершат агрессию против Ирана, чтобы сместить
    Хаменеи по ливийскому сценарию, то Россия и Китай окажут военную помощь
    иранскому правительству и откажутся от санкций СБ ООН, однозначно.
    Следовательно, в Иране могут появится современные российские средства ПВО и другие виды оружия, которым нет аналогов в мире.
    Одно дело- нераспространение ядерного оружия и совсем другое- это нарушение суверенитета Ирана и вмешательство в его внутренние дела.
    Военная интервенция США и др. стран в Иран вообще исключена, т.к. СБ ООН такой санкции никогда не даст.
    США и страны НАТО обманули Россию и Китай по Ливии, с Ираном этого не повторится.

    • кв says:

      позвольте вам ваныч напомнить.что сейчас 21 век.и как идиот путин с бандой не вся россия.так и хомени с бандой не весь иран.тупая идеологическая гэбушная блевотина о суверенной уголовной сортирной мочиловке в угоду садизму деспотов.это чудовищная ложь.лицемерие.тупой блеф для дегенератов.зомбов фанатов.о результатах деспотии писано переписано.но вы судя по всему писатель.а не читатель.

  4. кв says:

    говорить о выборах в деспотических режимах .безсмысленно. либо лукаво.не зная элементарных вещей.зомбирования сознания.уничтожения всего разумного.уголовным беспределом.религиозным мракобесием.это аксиомы.поэтому речь .как и в раше идет о фарсе для идиотов .не более.

  5. Василий says:

    Кв , каков результат КТ ?

Leave a Reply to Василий Cancel reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

O блоге

O блоге

Евразия — величайший материк на Земле. Экспертный анализ событий в России, на постсоветском пространстве и в примыкающих регионах.

Об авторе

Об авторе

Сергей Маркедонов

Сергей Маркедонов – приглашенный научный сотрудник вашингтонского Центра стратегических исследований, специалист по Кавказу, региональной безопасности Черноморского региона, межэтническим конфликтам и де-факто государствам постсоветского пространства, кандидат исторических наук. Автор нескольких книг, более 100 академических статей и более 400 публикаций в прессе. В качестве эксперта участвовал в работе Совета Европы, Совета Федерации, Общественной палаты РФ. Является членом Российской ассоциации политической науки и Союза журналистов РФ.

Наши блоги

Календарь

May 2013
M T W T F S S
« Apr   Jun »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031