Российско-абхазский договор: на поверхности и между строк

Posted October 15th, 2014 at 1:19 pm (UTC+0)
5 comments

13 октября 2014 года депутаты парламента Абхазии получили проект Договора о союзничестве и интеграции с Россией. В письме, подготовленном на имя спикера высшего представительного органа республики Валерия Бганбы, Астамур Тания, руководитель администрации вновь избранного президента Рауля Хаджимбы сообщает о том, что данный документ поступил по «дипломатическим каналам от российской стороны». Он также просит представить замечания и предложения комитетов Народного собрания к тексту договора до 27 октября.

И хотя предлагаемый документ не вступил в силу, он находится в стадии согласования и все еще имеет статус проекта, он уже вызвал девятый вал споров и обсуждения среди абхазских блоггеров, журналистов, активистов «третьего сектора». Представители чиновничества не имеют таких возможностей для выражения своей позиции. Однако это не означает, что за закрытыми дверями в неформальной обстановке они не выражают свое отношения к перспективам российско-абхазских отношений в свете новой договорно-правовой базы.

Про новый договор между Россией и Абхазией говорят, как минимум, с весны. Массовые выступления в Сухуми и последующую отставку президента Александра Анкваба некоторые эксперты также связывают с этим документом. Точнее, с отказом от его подписания. Насколько принятие проекта российско-абхазского договора повлияет на геополитическую ситуацию на Южном Кавказе? Может ли он стать фактором, углубляющим противоречия в непростых отношениях между РФ и Грузией?  Какое влияние он может оказать на процессы евразийской интеграции, в которых Москва претендует на роль лидера?

Ответ на эти вопросы было бы целесообразно начать с оценки некоторых особенностей постсоветской политики. В ней зачастую существует значительный зазор между юридическим и фактическим измерением. И понимая это, не следует фетишизировать любой договор, каким бы важным он на первый взгляд ни казался. Прочтя проект российско-абхазского договора, многие наблюдатели поспешили сделать выводы о наращивании военного и политического присутствия РФ в частично признанном образовании. На том лишь основании, что в тексте документа содержались определенные статьи и пункты относительно общей военной системы и интеграции в сфере безопасности. Между тем, еще 30 апреля 2009 года было подписано Соглашение «О Совместных усилиях в охране государственной границы Абхазии», в соответствие с которым было образовано Пограничное управление ФСБ РФ в Республике Абхазия. То есть с формально-юридической точки зрения речь идет о создании подразделения российской службы безопасности на территории другого независимого государства, пусть и имеющего ограниченное количество признаний со стороны стран-членов ООН! Первая застава этого управления в поселке Пичора Гальского района года была открыта 8 декабря 2010 года,  то есть почти за 4 года до обсуждения нового Договора о союзничестве и интеграции. Что же касается создания объединенной военной базы российских войск на абхазской территории, то об этом договоренность была достигнута в феврале 2010 года. Таким образом, новый проект во многом лишь суммирует и прописывает на бумаге то, что ранее было уже реализовано на практике.

Резонный вопрос зачем? Что мешало сделать это год, два или три назад? Политические взаимоотношения – это в немалой степени использование тех или иных символов и «сигналов». Украинский кризис нынешнего года существенно изменил все постсоветское пространство. Одной из его причин была его эрозия, но сам кризис придал этим процессам дополнительные импульсы. Та же Грузия, например, подписала и ратифицировала Соглашение об Ассоциации с Евросоюзом. Более того, 5 сентября официальный Тбилиси получил пакет «усиленного сотрудничества» с Североатлантическим альянсом. Через несколько дней после этого Грузию с двухдневным визитом посетил министр обороны США Чак Хейгел. Он не только пригласил эту страну в коалицию по борьбе с ИГИЛ, объявленным главной угрозой для Вашингтона на Ближнем Востоке, но и подтвердил возможность поставок в страну вертолетов Black Hawk.

Естественно, все эти движения Грузии не остались в стороне от абхазского и российского внимания. И каждый из асимметричных партнеров пытается извлечь свои интересы. Абхазские лидеры получить дополнительные гарантии от Москвы, а Россия усилить свое влияние в регионе, а в конкретной республике сделать его практически эксклюзивным и безальтернативным.

Но означает ли это, что позиции Сухуми и Москвы во всем совпадают? Для ответа на этот вопрос потребуется умение читать между строк. То есть найти то, что в договор не вошло (но теоретически могло войти или обсуждалось на подготовительной стадии). Во-первых, в тексте нет упоминаний об Ассоциации с РФ. Данный термин вызывает опасения у абхазской элиты, настроенной, несмотря на всю зависимость от Москвы, на реализацию собственного национального проекта. Во-вторых, в нем нет пунктов о либерализации рынка земли и недвижимости. Абхазские власти и бизнесмены понимают, что без этого трудно ожидать притока инвестиций (хотя бы только российских) и полноценного развития. Но имея за спиной опыт многих этнополитических катаклизмов, руководители частично признанного образования опасаются «размывания» абхазской идентичности и превращения республики в филиал Большого Сочи со всеми вытекающими последствиями. Следовательно, мы можем прийти к выводу, что проект Договора учел страхи и фобии маленькой Абхазии.

Что же касается евразийской интеграции, то здесь одного желания Сухуми и Москвы мало. Ближайшие соратники РФ по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС) не горят желанием признавать бывшие автономии. Даже прием Армении в ряды этой интеграционной структуры прошел не без возражений со стороны Казахстана. Кстати сказать, сама Армения также не пошла по пути признания Абхазии (имея прямую границу с Грузией, которая является одним из двух ее выходов во внешний мир). Таким образом, даже если договор и вступит в силу, то он не принесет с собой революционных изменений. Скорее, он просто зафиксирует на бумаге то, что Кремль называет «новыми реалиями в Закавказье». И это помогает нам понять, почему реакция на новый проект специального представителя Грузии по России Зураба Абашидзе была подчеркнуто спокойной и корректной. Он даже слегка пожурил своего коллегу, председателя парламентского комитета по международным делам Тедо Джапаридзе за проявленную эмоциональность в оценке российско-абхазского документа. Впрочем, парламентарии в отличие от дипломатов могут себе это позволить.

Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета

5 responses to “Российско-абхазский договор: на поверхности и между строк”

  1. Иванович says:

    ” То есть найти то, что в договор не вошло… Во-первых, в тексте нет упоминаний об Ассоциации с РФ. Данный термин вызывает опасения у абхазской элиты, настроенной, несмотря на всю зависимость от Москвы, на реализацию собственного национального проекта. Во-вторых, в нем нет пунктов о либерализации рынка земли и недвижимости. ”
    ————————————————————

    Правильно, что не вошло. Связи итак налажены с Москвой и без ассоциации.
    Если понадобиться, закрепят и на бумаге, не все сразу.

    Что касается ” либерализации рынка земли и недвижимости “, то думаю, что это должна решать сама Абхазия. Не обязательно фиксировать такое в договоре с Россией.

  2. спокойный says:

    советские войска оккупировали всю восточную европу афганистан были в других регионах и казалось все это незыблемо весь этот варшавский договор нерушимые дружбы со многими странами но в один прекрасный момент все это рухнуло рухнет и сейчас

    • Таша says:

      НАТО сейчас кажется незыблемым, однако может рухнуть однажды точно так же как и Варшавский Договор – в силу внутренних противоречий участников. На одной русофобии далеко не уедешь.

  3. Alzaripov says:

    Этот век будет веком обретения малыми народами своей государственности. Положительный этот факт или напротив, привносит разобщение решит История.

    Важно отметить, что несмотря на огромные трудности все же процесс гуманизации отношений между народами развивается. Уже многие “великие” народы понимают, что и “малые” народы имеют суверенное право на существование.

    Несмотря на некоторые издержки, вопросы обретения независимости народами будут решаться вполне мирным путем. К этому идет все развитие человечества.

  4. Alzaripov says:

    Наша Таша права.
    НАТО был ни к чему негодным блоком.Теперь же, наконец, разбудили спящего льва и животворящие силы и соки возродят эту организацию. И этому способствовала Российская Федерация.

    НАТО непременно когда-нибудь рухнет, но это “когда-нибудь” произойдет,когда последнее племя Момбо-Ембо станет полноправным членом этого блока.

Leave a Reply to спокойный Cancel reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

O блоге

O блоге

Евразия — величайший материк на Земле. Экспертный анализ событий в России, на постсоветском пространстве и в примыкающих регионах.

Об авторе

Об авторе

Сергей Маркедонов

Сергей Маркедонов – приглашенный научный сотрудник вашингтонского Центра стратегических исследований, специалист по Кавказу, региональной безопасности Черноморского региона, межэтническим конфликтам и де-факто государствам постсоветского пространства, кандидат исторических наук. Автор нескольких книг, более 100 академических статей и более 400 публикаций в прессе. В качестве эксперта участвовал в работе Совета Европы, Совета Федерации, Общественной палаты РФ. Является членом Российской ассоциации политической науки и Союза журналистов РФ.

Наши блоги

Календарь

October 2014
M T W T F S S
« Sep   Nov »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031