Россия-Узбекистан: поиски путей сближения

Posted December 16th, 2014 at 4:03 pm (UTC+0)
11 comments

2014 год войдет в историю международных отношений, как период конфронтации между Россией и Западом. Жесткие разногласия по Украине и санкции развели по разные углы Москву и Вашингтон. Это противопоставление привело к тому, что даже на тех направлениях, где ранее стороны успешно взаимодействовали (Афганистан, иранская проблема, нагорно-карабахское урегулирование), чувствуется «заморозка».

Одним из последствий этого развития событий стало то, что многие эксперты в Москве стали называть российским «разворотом на Восток». Кремль и близкие политологи все чаще стали называть Китай, Индию, Турцию среди новых приоритетов российской внешней политики. И если в начале декабря Владимир Путин преподнес неприятный для некоторых европейских партнеров РФ сюрприз, заявив в Анкаре об отказе от реализации энергетического проекта «Южный поток», то ближе к середине месяца он произвел демонстрационный визит в Дели, где индийская и российская сторона достигли договоренностей о сотрудничестве по широкому спектру проблем. Символичным стало и участие в составе делегации России и главы Крыма Сергея Аксенова, внесенного в санкционные списки США и европейских стран (Недовольство этим выразили в Киеве, а в Вашингтоне ждут разъяснений от Нью-Дели. Украина настаивает, что подписанные С. Аксеновым документы в Индии не являются официальными). В Индии вновь зазвучали голоса экспертов, считающих, что можно говорить о возвращении к стратегическому взаимодействию двух государств, успешно апробированному еще в советские времена.

На фоне турецкого и индийского визита в тени осталась остановка Владимира Путина в Ташкенте. Она была сделана на пути в Дели. Между тем, несмотря на «транзитный характер» узбекского вояжа, его значение никоим образом не стоит преуменьшать. В условиях дефицита союзников Москва пытается найти свои подходы как к государствам, находящимся за рамками западных интеграционных проектов (НАТО и ЕС), так и к бывшим союзным республикам, которые выпадают из традиционной антитезы – «выбора за европейский или евразийский вектор интеграции».

Для российской политики на среднеазиатском направлении Узбекистан крайне важен. Эта страна граничит с Афганистаном, который после завершения операции западной коалиции становится фактором повышенного риска для всей Евразии. Узбекистан – самое населенное государство Центральной Азии, и вне зависимости от колебаний его внешнеполитического курса голос Ташкента крайне важен для всей архитектуры региональной безопасности. К тому же, Москва была чрезвычайна рада минимизации двусторонних проблем в отношениях между Узбекистаном и ее ближайшими стратегическими союзниками Таджикистаном и Кыргызстаном (обе эти республики входят в ОДКБ и претендуют на то, чтобы пополнить ряды Евразийского экономического союза).

При этом у Узбекистана своя непростая история взаимоотношений, как с Москвой, так и с Вашингтоном. В 1990-х – начале 2000-х Ташкент стремился к большей самостоятельности от российского фактора. Во многом это было связано и конкуренцией за региональное доминирование с Казахстаном (ближайшим союзником РФ), которая и сегодня не завершена. И появление Узбекистана в рядах ГУУАМ, и активное сотрудничество с США не были случайностью. Однако события 13 мая 2005 года – массовый расстрел безоружных демонстрантов на центральной площади Андижана – противопоставили Ташкент Западу. И в канун блиц – визита Путина в Узбекистан многие российские эксперты пытались сравнивать тогдашнее охлаждение с нынешней конфронтацией Москвы и Вашингтона, забывая, что в тех условиях Каримов пытался не допустить двухцветной картинки происшедшего, и первой страной, в которую он нанес свой первый визит после андижанской трагедии, стал Китай. И китайское направление для Узбекистана сохраняет свою актуальность и сегодня.

Что же касается России, то Ташкент всегда ценил это направление, но традиционно предпочитал, во-первых – блюсти свой интерес, а во-вторых – ориентироваться на двусторонний формат, а не на интеграционные проекты. Этим объясняются все колебания Ташкента по поводу участия в ОДКБ и возможных перспектив взаимодействия с ЕАЭС.

Конечно, помимо стратегических резонов у Каримова и Путина были и иные причины для встречи. 21 декабря в Узбекистане пройдут парламентские выборы, а в марте 2015 года – президентские. Спору нет, выборы в этой среднеазиатской стране отличаются от принятых европейских стандартов. Однако отсутствие реальной публичной конкуренции не означает ее отсутствия в кабинетах и коридорах власти. И Москве крайне важно сохранение стабильности и предсказуемости в стране, критически важной для всего региона.

Но насколько эффективными стали сами переговоры двух первых лиц государств? Можем ли мы говорить о прорыве в российско-узбекских отношениях? С одной стороны, в ходе встречи Путин и Каримов подняли широкий круг вопросов. Москва простила Ташкенту долг в 865 миллионов долларов в обмен на увеличение импорта сельхозпродуктов. Российские энергетические гиганты также укрепят, скорее всего, свои позиции в среднеазиатской республике. Но при этом по вопросу о возможном присоединении Узбекистана к ЕАЭС не видно сколько-нибудь заметных подвижек. По большому счету Ташкент проявил интерес только к Зоне свободной торговли.

Впрочем, в этом ничего нового для Москвы нет. И ранее Каримов предпочитал двусторонние форматы многосторонним связям, при которых велик риск утраты своей «особости». Но и Москве чисто автоматическое расширение членов ЕАЭС не несет больших дивидендов. Не для того замышлялась евразийская интеграция, чтобы на новом витке воссоздать СНГ (а попади в одну структуру Узбекистан хотя бы с Казахстаном, такой вариант практически неизбежен). Другой вопрос – выстраивание прагматического партнерства с целью улучшения региональной безопасности и минимизации рисков.

Если следовать этому пути, то блиц-визит Путина в Ташкент стал важным шагом. Впрочем, «разворот на Восток» мог бы стать чем-то действительно эффективным (не эффектным, а именно результативным), если бы Москва смогла найти оптимальную схему взаимодействий с Пекином.
Между тем, это совсем не просто. И Китай не собирается никому делать ни авансов, ни щедрых поблажек. Особенно, если речь идет о его собственных интересах в той же Центральной Азии. Но это уже совсем другая, отдельная история.

Автор – Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета

Leave a Reply to Anonymous Cancel reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

O блоге

O блоге

Евразия — величайший материк на Земле. Экспертный анализ событий в России, на постсоветском пространстве и в примыкающих регионах.

Об авторе

Об авторе

Сергей Маркедонов

Сергей Маркедонов – приглашенный научный сотрудник вашингтонского Центра стратегических исследований, специалист по Кавказу, региональной безопасности Черноморского региона, межэтническим конфликтам и де-факто государствам постсоветского пространства, кандидат исторических наук. Автор нескольких книг, более 100 академических статей и более 400 публикаций в прессе. В качестве эксперта участвовал в работе Совета Европы, Совета Федерации, Общественной палаты РФ. Является членом Российской ассоциации политической науки и Союза журналистов РФ.

Наши блоги

Календарь

December 2014
M T W T F S S
« Nov   Jan »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031