Южная Осетия: абхазский опыт или собственный путь?

Posted January 22nd, 2015 at 4:40 pm (UTC+0)
2 comments

О двустороннем договоре между Россией и Южной Осетией активно заговорили еще осенью 2014 года. После того, как РФ и Абхазия подписали документ о союзничестве и стратегическом партнерстве, неизбежно вставал вопрос о том, когда что-то аналогичное произойдет на югоосетинском направлении. И ожидания не продлились слишком долго. Уже 13 декабря рабочий текст договора был представлен для рассмотрения в Политсовет при президенте Южной Осетии. Практически сразу же после затяжных новогодних каникул проект был одобрен главой республики. Югоосетинские власти заявили о начале процесса согласования текста с Москвой. Означает ли это, что Цхинвали идет по пути, пройденному ранее Сухуми? Есть ли какие-то отличия в абхазских и югоосетинских подходах? И можно ли рассматривать сам факт подписания двустороннего договора, как некий поворотный пункт в российской политике на Кавказе? Необходимо также учитывать принципиальную позицию Грузии, заявившей, что проект российско-югоосетинского договора о сотрудничестве и интеграции грубо нарушает международное право.

Ответы на эти вопросы следовало бы начать с определения общих и особенных черт двух проектов абхазского и югоосетинского. И в оценках российских обозревателей, и в высказываниях американских и европейских экспертов, две частично признанные республики рассматриваются, как правило, через запятую, как два близкородственных феномена.

В самом деле, и Абхазия, и Южная Осетия бросили вызов постсоветской грузинской государственности. После долгих лет конфликтов они получили признание со стороны России и еще нескольких государств. Однако помимо многих общих черт абхазский и югоосетинский опыт имеют и значительные отличия. В Абхазии при всей ее финансовой и военной зависимости от России присутствует стремление к реализации собственного национально-государственного проекта. Оно воочию проявилось в ходе подготовки двустороннего договора с РФ.

Как справедливо заметил эксперт вашингтонского Фонда Карнеги Томас де Ваал, «комментаторы почти не заметили то, насколько абхазская сторона изменила изначальный вариант договора. И даже удалила из него ряд моментов. Слово «интеграция» было заменено на «стратегическое партнерство»». В Южной Осетии же практически с начала ее борьбы за выход из состава Грузии доминировало стремление к объединению с «братской Северной Осетией» под эгидой России. Свидетельством этого стали два референдума по данной теме. Первый состоялся в январе 1992 года, а второй параллельно с президентской кампанией ноября 2006 года. Оба раза жители республики высказывались в пользу единства.

Весьма показательно, что сейчас, когда югоосетинские власти заявили о подготовке текста договора с РФ, главными критиками документа стали представители партии «Единая Осетия». Той самой, которая в прошлом году получила большинство мест в республиканском парламенте и смогла провести своего лидера Анатолия Бибилова на пост спикера. В качестве альтернативы президентскому варианту сторонники «Единой Осетии» рассматривают практическую реализацию «объединительной идеи». Они полагают, что абхазская модель не является достаточным условием для реализации долгосрочных интересов народа Южной Осетии. И целью сторонников Бибилова является не сохранение каких-то участков, в которых сохраняется автономия от российского влияния, а, напротив, максимальное сближение маленькой республики в большой Россией.

«Единая Осетия» еще в марте 2013 года выдвинула программу-минимум, целью которой должно было стать претворение в жизнь формулы «Две страны – одна Осетия». Программой-максимум было обозначено их объединение в составе РФ. Анатолий Бибилов и его соратники разработали своеобразную «дорожную карту», включающую пять шагов по вступлению в Россию. Это – референдум, обращение парламента Южной Осетии к органам власти РФ, создание межправительственной рабочей группы по завершению перехода к объединению, принятие нового Основного закона и перевод законодательства на общероссийские рельсы.

Добавим к этому внутриполитические соображения. Бибилов, потерпевший поражение на президентских выборах 2011 года, стремится подойти к новой кампании во всеоружии. И свою парламентскую победу он и его сторонники по «Единой Осетии» хотели бы конвертировать в более значимые успехи. Тем паче, что идеи «единства» пользуются спросом в обществе, а ситуация с Крымом в марте 2014 года сформировала у многих завышенные ожидания относительно планов Москвы по территориальному приращению. Не стоит сбрасывать со счетов и фактор аппаратной поддержки нынешнего спикера некоторыми группами в российской президентской администрации (особенно теми, кто не удовлетворен его неудачей в кампании 2011 года).

Однако «объединительная идея» имеет целый ряд серьезных ограничителей. На фоне углубления противоречий между Россией и Западом любые проекты по изменению постсоветских границ будут чреваты новыми санкциями и дополнительными рисками для Москвы. МИД Грузии в заявлении от 22 декабря осудил указанный проект т.н. “договора”, и рассматривает попытку его оформления как грубое нарушение международного права, а также как направленный на аннексию территорий Грузии акт, который изначально недействителен и не сможет привести к какому-либо правовому результату.
В этом контексте Кремль, скорее всего, ограничится «абхазским форматом» и на повторение «крымского опыта» не пойдет.

При таком варианте развития событий говорить о «прорыве» в двусторонних отношениях не представляется возможным. И фактор военного присутствия, и финансовая помощь, и обеспечение безопасности уже работают в Южной Осетии после 2008 года. И если некий текст, регламентирующий эти сюжеты, дойдет до финальной стадии, то он лишь зафиксирует на бумаге те реалии, которые уже существуют. Так произошло с Абхазией.

Как бы то ни было, а сегодня представители югоосетинской общественности настойчиво поднимают вопрос о необходимости большей прозрачности при подготовке важного для республики договора. И от этого запроса нельзя отмахнуться. До выборов 2011 года (которые принесли немало сюрпризов Москве в виде электорального успеха Аллы Джиоевой) многие в Кремле и на Старой площади искренне полагали, что, в отличие от Абхазии, на югоосетинском направлении неожиданности маловероятны. Однако жизнь оказалась хитрее аппаратных схем. Таким образом, при планировании любых действий в Южной Осетии следует иметь в виду не только геополитические расклады, но и общественный фактор.

Автор – Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики Российского государственного гуманитарного университета

2 responses to “Южная Осетия: абхазский опыт или собственный путь?”

  1. Иванович says:

    Госдума России 23-го января ратифицировала договор с Абхазией «о союзничестве и стратегическом партнерстве».

    «Договор выводит отношения между Абхазией и РФ на качественно новый уровень. Основным в нем является формирование общего пространства обороны и безопасности», – заявил днем раньше спикер Госдумы Сергей Нарышкин.

    Ратификация договора стала историческим моментом для российско-абхазского сотрудничества.

    Помимо договора с Абхазией, планируется оформление схожего документа между Россией и Южной Осетией (ЮО).
    В соответствии с договором осетинская армия станет частью Объединенной группировки, в которую войдет контингент российских ВС.
    Проект также предполагает снятие пограничных и таможенных пунктов, совместную деятельность по обеспечению законности и правопорядка, противодействию коррупции, контролю за оборотом наркотиков и создание единого экономического пространства.

    Статс-секретарь, заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин на пленарном заседании в Госдуме заявил, что Россия не намеревается присоединить Абхазию и Цхинвальский регион и что собирается развивать с ними отношения на межгосударственной основе.

    «Мы признали Абхазию и Южную Осетию независимыми республиками. Мы сейчас делаем очень много, чтобы обеспечить их международное признание, развиваем с ними отношения на сугубо двусторонней межгосударственной основе. Я убежден, что это сохранится, при том понимании, что жизнь не стоит на месте, идет вперед», – заявил замглавы российского МИДа.

    Григорий Карасин призвал Тбилиси «признать новые реалии» т.е. независимость Абхазии и Южной Осетии, и смириться с ними: «Сложились новые реалии, и они были остро восприняты в Грузии… Абхазия и Южная Осетия утвердились в части международной жизни… Это реалии, с которыми нельзя не считаться».

    Карасин похвалил новые власти Грузии за их «более разумный подход в отношениях с Россией» и отметил, что «атмосфера стала более здоровой после ухода Саакашвили».

    Следовательно, это хорошие новости. Население Абхазии и Южной Осетии
    будут строить и дальше свое мирное будущее, развивать свою экономику, бизнес, сельское хозяйство, туризм, строить жилье и инфраструктуру при содействии и помощи России. Наступили другие времена.
    Желаю этим республикам успехов и удачи!

  2. Заур says:

    Третья попытка. Вероятно здесь, как и ранее, установлено сыто для избранных и прокаженных, чтобы не создовать помех для блогеров, имеющих ярлыки от ЦРУ или еще кого-то. Итак: -“Достаточно взвешенные комментарии, к которым добавлять что-то существенное едва ли возможно. Поэтому, все другие комментарии будут исходить из национальных интересов осетин. Нам сложно убедить Грузию и даже Россию, что главным приоритетом для нас является не обеспечение геополитических устремлений соседних государств, а исключительно наши национальные интересы. Это, если говорить открытым текстом.
    Поэтому, мы не будем взрывать обстановку, и тихой сапой будем отстаивать свои национальные интересы. Прозрачная граница с Россией нас вполне удовлетворяет. Было бы неплохо и налаживания такого же статуса с Грузией. Это было бы выгодно России, Грузии и Осетии. А что еще надо. Мы не будем экспортировать в Россию демократические ценности, до тех пор, пока сама Россия не созреет к этому. Оказываться в жернове отношений в глобальном мире, противоречило бы национальным интересам осетин.” 25.01.2015. 12:01.

Leave a Reply to Заур Cancel reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

O блоге

O блоге

Евразия — величайший материк на Земле. Экспертный анализ событий в России, на постсоветском пространстве и в примыкающих регионах.

Об авторе

Об авторе

Сергей Маркедонов

Сергей Маркедонов – приглашенный научный сотрудник вашингтонского Центра стратегических исследований, специалист по Кавказу, региональной безопасности Черноморского региона, межэтническим конфликтам и де-факто государствам постсоветского пространства, кандидат исторических наук. Автор нескольких книг, более 100 академических статей и более 400 публикаций в прессе. В качестве эксперта участвовал в работе Совета Европы, Совета Федерации, Общественной палаты РФ. Является членом Российской ассоциации политической науки и Союза журналистов РФ.

Наши блоги

Календарь

January 2015
M T W T F S S
« Dec   Feb »
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031