ШОС и борьба с терроризмом: опыт регионального сотрудничества

Posted October 8th, 2012 at 8:12 pm (UTC+0)
5 comments

Во время визита в Узбекистан в прошлом месяце мне представилась возможность посетить Региональную антитеррористическую структуру (РАТС) Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Ташкенте.

С самого начала своего официального образования в июне 2004-го года этот центр способствовал обмену информацией о возможных террористических угрозах и давал советы, в частности правового характера, по антитеррористической политике. Кроме того, РАТС выступала координатором учений для сил безопасности стран-участниц ШОС, а также прилагала усилия, чтобы воспрепятствовать финансированию террористических организаций и отмыванию денег.

Со мной и несколькими сотрудниками посольства США, которые помогли организовать эту встречу, согласились побеседовать три представителя из исполнительного комитета РАТС: заместитель директора Алексей Крылов, главный эксперт, казах Берик Жузупов, и российский эксперт Павел Остриков.

Наш часовой диалог состоял в основном из моих вопросов, отвечал на которые Алексей Крылов. Он оказался весьма гостеприимным хозяином, познакомил нас с условиями их работы, показав конференц-зал и тд.

Как и посольство США, исполнительный комитет РАТС, насчитывающий пару дюжин сотрудников, имеет в центре Ташкента свой собственный, окруженный стеной жилой корпус со столовыми. Но в отличии от посольства, мы встретили только одного охранника, который открыл ворота для нашей машины. Действующий директор – гражданин Кыргызстана: находился в отъезде, в следующем году структуру возглавит представитель Китая, а в 2014 – россиянин.

Наше посольство было удивленно тем, что РАТС удовлетворила мой запрос, учитывая то, что ранее было отказано в нескольких запросах посольства за последние годы. У меня сложилось впечатление, что руководство РАТС опасается, что их деятельность может быть неправильно воспринята на Западе , и поэтому стремятся снять необоснованные опасения.

Крылов сделал ударение на том, что ШОС не является военным блоком, и напомнил, что РАТС сфокусирован исключительно на терроризме, и борьбе со связанное с этим незаконной международной деятельностью, такой, например, как отмывание денег и финансирование террористических организаций.

Основной целью РАТС является сотрудничество с соответствующими органами государственной безопасности стран-членов ШОС (чаще всего, это министерство внутренних дел или другой правоохранительный орган), с тем, чтобы сделать их сотрудничество с другими странами более эффективным.

Китай, Россия, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан – полноправные члены ШОС; Индия, Иран, Пакистан, Монголия и, после саммита глав государств членов ШОС в Пекине – Афганистан, являются наблюдателями ШОС. Беларусь, Шри-Ланка и, с июня 2012-го года, Турция – «диалоговые партнеры» организации.

Больше всего вкладывают в бюджет РАТС Россия, Китай и Казахстан, поэтому они имеют наибольшее количество своих сотрудников. Другие страны помогают, как могут, например – Республика Кыргызстан, которая не в состоянии на данный момент из-за сложной экономической ситуации вкладывать много.

Однако Крылов утверждает, что в какой-то степени в работе РАТС участвуют все 13 стран. Он указал на то, что, Шри-Ланка, например, делится ценной информацией о террористах-смертниках.

Исполнительный комитет подготавливает документы на рассмотрение для государственных правительств и для органов РАТС, которые непосредственно принимают решения, так как эта структура лишена полномочий принимать решения самостоятельно.

РАТС не пытается непосредственно стимулировать операционные возможности стран-членов, вместо этого, там ищут способы ликвидации преград для партнерства внутри ШОС, например, путем приведения в соответствие национального законодательства и процедур.

РАТС помогла организовать множество различных семинаров, конференций и других мероприятий, которые содействовали обмену взглядами и опытом стран-участников. Например, на одной из последних встреч участники дискутировали о том, как лучше всего обеспечить безопасность на массовых публичных мероприятиях, таких, например, как Олимпийские игры или международные конференции.

На вопрос о том, какие меры и усилия предпринимаются РАТС для составления интегрированного списка террористов, российский эксперт Павел Остриков ответил, что для этого прилагаются все усилия, сфокусированные на составлении списка организаций, а не индивидуальных террористов. РАТС не пытается идентифицировать или ликвидировать террористов – это задача стран-участников.

Заместитель директора РАТС Крылов подтвердил, что им приходится сталкиваться с теми же проблемами при составлении сводного списка, как и ООН и другие члены международных организаций.
Дело в том, что каждое правительство имеет собственное определение терроризма. Так, например, правительство Китая официально не считает Аль-Каиду террористической организацией, а Индия – не считает таковой «Хизб ут-Тахрир». Эта проблема носит прежде всего политический характер, а результатом этого является то, что страны-участники ШОС пока не могут договориться о понимании причин терроризма и средствах борьбы с ним.

Эти расхождения послужили причиной тому, что странам ШОС потребовалось столько лет для составления «Антитеррористической конвенции», которая создала более прочную правовую основу для углубления сотрудничества среди стран ШОС в этой области. Конвенция, которая была подписана в июне 2009-го, ожидает своей ратификации правительствами стран-участниц.

Остриков сказал, что преимуществом такого долгого срока, который потребовался, чтобы договориться о содержании текста конвенции, состоит в том, что закрепленные в документы положения поддерживаются всеми странами-участниками, и теперь можно ожидать, что они будут исполнятся. Он также сказал, что правовые эксперты и юристы из стран ШОС присоединились к РАТС во время написания текста.

Крылов сказал, что формальные отношения с антитеррористическими отделами ЦРУ и Организации Договора коллективной безопасности остаются на минимальном уровне, например, это обмен наблюдателями за учениями друг друга. Когда я задал вопрос об интересе ШОС к сотрудничеству с Соединёнными Штатами, Остриков сказал, что одним из препятствий формального сотрудничества является отсутствие правовой базы для сотрудничества со странами, не входящими в ШОС.

Тем не менее, опосредованное сотрудничество может иметь место – через связи ШОС с ООН, ОДКБ и Интерполом, так как США являются членом во всех этих организациях. Кроме того, правительство США посылало официальных наблюдателей на некоторые конференции ШОС, как на пример на конференцию в 2009-м году в Афганистане.

Крылов упомянул, что Конференция по национальной безопасности в Санкт-Петербурге, которая пройдет в 2013 году, и в которой примут участие 87 стран, представляет собой еще одну возможность, где сотрудники РАСТ могли бы встретиться с представителями ФБР и ЦРУ.

Эксперты рассказали также, что проблема кибер-безопасности поднимался на каждой встрече ШОС за последние несколько лет, и что недавние события в Северной Африке и на Среднем Востоке повысили интерес к кибер-угрозам.
Но Крылов подчеркнул, что в этой области и в некоторых других каждая страна-участница действует в соответствии со своим законодательством и своими возможностями в борьбе с такими угрозами.

Новые сложности состоят в том, что ШОС согласилась с тем, что РАТС должна получить более широкие полномочия в борьбе с наркотрафиком. Крылов рассказал, что РАТС учредила группу экспертов, которые работают над поиском решения, как расширить полномочия на этом направлении. Он указал на то, что многие террористы зарабатывают на наркотрафике, хотя есть и другие незаконные способы, с помощью которых террористы могут добыть финансирование.

Еще одну сложность РАТС видит в том, что в одних странах борьбой с наркотиками и терроризмом занимается один и тот же орган, в других, в частности, в России, имеются отдельные органы для этих задач. Это – еще одна сфера, в которой ШОС предстоит приложить немало усилий для разработки правовой базы сотрудничества.

Ричард Вайц – старший научный сотрудник и директор Центра военно-политического анализа в Гудзоновском институте (Hudson Institute) в Вашингтоне

5 responses to “ШОС и борьба с терроризмом: опыт регионального сотрудничества”

  1. илья says:

    Россия Китай и прочие страны входящие в эту организацию являются недоразвитыми демократиями развитие которой (демократии)приостановили на оприеделенном уровне и понятно с чем и каким терроризмом борется власть в этих государствах. Китай в Тибете и в городах,россия в Дагестане. Наркотрафик,как работал так и работает незаконная миграция так же жива и все по причине власть или люди приблеженные к власти крышуют,а пр делают вид что борятся.

  2. Oleg Petrov says:

    Современная Россия – это умирающая территория, годы которой сочтены, поэтому покупать там сложное оборудование вообще не имеет никакого смысла. После окончательного распада страны победившего зла все убыточные заводы будут закрыты и снесены, а владельцы старого оружия останутся без запасных частей. Армию Ирака нужно оснастить современной военной техникой, изготовленной по стандартам НАТО. Уважаемые дамы и господа, пожалуйста, помните, что госп. В.В.Путин содержит свой ВПК именно за ваши деньги.

  3. Oleg Petrov says:

    Госп. В.В.Путин – это главный предприниматель в стране победившего зла, поэтому на рынках зоны свободной торговли СНГ всегда будет доминировать кремль, а не частные собственники. Лишь интеграция в ЕС позволит внедрить в Украине полноценную цивилизацию, которой в России нет. Любые альянсы с варварами являются контрпродуктивными. Уважаемые дамы и господа, пожалуйста, лично поезжайте в Латвию, Литву и Эстонию именно для того, чтобы своими глазами увидеть там благоустроенные европейские государства.

  4. Oleg Petrov says:

    Электронное правительство – это информационная система, которая позволяет исполнительной власти принимать все решения совместно со своими избирателями. В России сотрудничество народа и государства, организованное через интернет, в принципе невозможно, т.к. там нет самой демократии. Например, при личном общении с чиновниками любого уровня сразу выясняется, что они готовы действовать только после получения команды от вышестоящего начальства, поэтому бюрократы так глухи к просьбам рядовых граждан.

  5. Oleg Petrov says:

    Страна победившего зла – это империя оккупационного типа. Многочисленные народы Евразии, вынужденные совместно сосуществовать с другими национальностями, мечтают восстановить свой утраченный суверенитет. Северный Кавказ считается раковой опухолью России, а не полезной территорией. Уважаемые дамы и господа, пожалуйста, помните, что проблемой является не ислам,

Leave a Reply to илья Cancel reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

O блоге

O блоге

Экспертный анализ внешней политики и американо-российских отношений в блог-формате

Автор

Автор

Ариэль Коэн
Ариэль Коэн
– Директор-основатель Центра энергии, природных ресурсов и геополитики (CENRG) Института анализа глобальной безопасности, и Директор International Market Analysis – компании, занимающейся развитием бизнеса и политическими рисками в области энергии и природных ресурсов. Kоэн учился в Гарвардском университете и получил степень магистра и докторат во Флетчерской школе дипломатии и права (Университет Тафтс).

Наши блоги

Календарь

October 2012
M T W T F S S
« Sep   Nov »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031