Июльские заморозки

Posted July 17th, 2012 at 2:31 pm (UTC+0)
16 comments

Ситуация со свободой в России с каждым годом ухудшается. Последние изменения российского законодательства коснулись свободы слова, в том числе и в Интернете, угрожая важному ресурса для активистов, независимых журналистов и простых граждан.

В России уже действует целый ряд методик по подавлению антиправительственных блогеров и журналистов, как, например, практика СОРМ, при которой отслеживается интернет-трафик, который в дальнейшем используется силовыми стуктурами.

Однако этого показалось мало, и был найден новый способ «закручивания гаек». Через несколько дней после того, как члены ООН приняли резолюцию о праве на свободу слова в Интернете, Госдума России окончательно одобрила несколько законов, отбрасывающих назад даже те поблажки, которые появились во времена президентства Д.А. Медведева.

Тут и закон о возвращении уголовной ответственности за клевету, и закон о «черных списках» Интернет-рессурсов, и о присвоении части некоммерческих организаций, получающих средства из-за границы, статуса иностранных агентов.

Журналисты и юридические эксперты посчитали, что возвращение понятия клеветы в УК РФ может использоваться для подавления СМИ и блогеров, так как особенно защищает «народных избранников»-думцев, прокуроров, судей и прочих сотрудников юридической системы и правоохранительных органов. Примерно тех, кого братья Стругацкие в фантастической повести «Трудно быть богом» назвали «Министерство охраны короны».

Что касается закона о статусе иностранного агента для некоммерческих организаций (НКО), финансируемых из-за рубежа и занимающихся «политикой», то эксперты, как на Западе, так и в России, неоднократно выступали против этого закона. Расплывчатость формулировки «политическая деятельность», позволяющая причислить к иностранным агентам широкий круг НКО, например следящих за выборами, борящихся с беспределом в армии или за права человека. «Мемориал», например, или Комитет солдатских матерей, или «Голос» – они занимаются «политикой» или чем-то еще?

Кроме того, Дума приняла законопроект о блокировании интернет-страниц, распространяющих нелегальный контент, который устанавливает «черный список» сайтов с незаконным содержанием. Скандальные поправки уже вызвали шквал критики со стороны крупнейших интернет-компаний, таких как Яндекс, Mail.ru Group, Google, и правозащитников.

На прошлой неделе этот аконопроект раскритиковал даже Совет при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека. «Мы считаем крайне важным остановить введение цензуры в русскоязычном сегменте сети Интернет», – сообщил Совет по правам человека при президенте России в своем заявлении.

А цензура будет простой. Спамеры и тролли на любых сайтах могут привнести комментарии, картинки или ссылки о порнографии, наркотиках или суициде – и сайты могут закрыть. Работать механизм контроля будет так: в комментарии на любой неугодный сайт провластные обитатели сети могут запостить упоминание о порнографии или наркотиках, после чего он будет автоматически закрыт без суда и следствия. Даже если сама тема дискуссии затрагивала проблемы современной медицины или коррупции. Сегодня российские власти задействуют целые армии таких блогеров, которым не составит труда слить в «черный список» любой сайт, неугодный властям.

С другой стороны, смогут ли забанить сайты, находящиеся за пределами домена.ру – хороший вопрос? Пресечь деятельность реальных преступников, которые действительно занимаются распространением детской порнографии, рекламой наркотиков или суицида, будет практически невозможно. Уголовное преследование им грозило и без нового закона, поэтому они предпочитают открывать свои страницы на других доменах, а не в русском Интернете.

Хотя российские власти утверждают, что закон необходим для защиты детей от педофилов, порнографии, склонения к суициду и употреблению наркотиков, на деле закон даст возможность Кремлю создать список IP адресов, которые могут быть автоматически заблокированы без предварительного решения суда.

Другими словами, создание реестра сайтов с запрещенной информацией нужно властям совсем не для борьбы с реальными преступниками. Принятие данного закона является первым шагом к введению цензуры в Интернете по китайской модели. Ничуть не заботясь об имидже России за границей, Кремль решил последовать примеру Поднебесной и начать еще более жестко контролировать своих граждан. Поистине у Китая и России много общего, чем, видимо, и объясняется дружба Москвы и Пекина.

О китайской онлайн-цензуре, известной под названием «Великая Китайская интернет-стена», уже слагают легенды. Китайский «Золотой щит», представляющий собой систему серверов-фильтров между китайскими провайдерами и международными каналами коммуникаций, год от года наращивает свою функциональность для тотального контроля над китайским населением во Всемирной паутине.

Увы, вводимые изменения российского законодательства также оставят мало шансов на свободу мысли и выражения в Интернете. Новый закон не только развязывает властям руки в борьбе с инакомыслящими на всех фронтах, но и может привести, в конце концов, к проверкам личной переписки пользователей на предмет наличия в ней запрещенной информации – или мыслей и мнений.

Все вместе это говорит о пугающей тенденции в России. Все эти драконовские меры происходят на фоне инициатив, направленных на ограничение протестного движения, как, например, принятый в прошлом месяце закон о многократном повышении штрафов за нарушения на демонстрациях, продолжительные обыски в квартирах лидеров оппозиции, и отстуствие диалога между властью и обществом.

Приведет ли это к стагнации или взрыву – покажет будущее, но для россиян ни тот, ни другой вариант не является оптимальным.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики

Эндшпиль для Асада

Posted July 12th, 2012 at 1:32 pm (UTC+0)
23 comments

Башар Асад

Башара Асад

Несмотря на провал переговоров лидеров сирийской оппозиции в Москве, министру иностранных дел Сергею Лаврову понятно, что режим лидера сирийского режима Башара Асада доживает последние недели и месяцы. Лидеры сирийской оппозиции обвинили Россию в ответственности за страдания десятков тысяч мирных жителей страны, пострадавших в результате военных действий.

Конечно, оппозиция, ставшая на путь вооруженного сопротивления и получающая военную помощь от Турции и стран Персидского залива – тоже не сахар. Так или иначе, сегодня не стоит вопрос, останется или уйдет Асад. Интрига лишь в том, когда наступит окончательная агония? Куда и как он уйдет: как Каддафи, как Мубарак, или как лидер Туниса Бен Али? То есть, погибнет ли он от пули повстанцев, осужден на пожизненное заключение, или успеет эмигрировать?

Видимо, это понимает и сам Асад, который назвал недавно в интервью турецким СМИ условия, при которых он незамедлительно уйдет в отставку. Впрочем, ничего конкретного сирийский лидер не сообщил, заявив, что если его уход принесет спасение стране, он не станет раздумывать ни минуты.

Все закономерно. Асад уже с марта 2011 года не справляется со своими проблемами, несмотря на поддержку Москвы, Тегерана и Пекина. Очевидно, эта поддержка никак не может радикально изменить сценарий развития событий в Сирии.

Сегодня существуют три пути решения конфликта, и все они трагичны: эскалация кровавой гражданской войны, операция НАТО без санкции ООН, или решение по “йеменскому сценарию”. Последний вариант был бы оптимальным выходом из нынешнего кризиса: – согласованная передача политической власти в стране правительству национального единства, во главе с приемлемыми для всех сторон технократами, и проведение выборов через год после ухода Асада.

Правда, есть вероятность затяжного этапа, во время которого режим Асада попытается остаться и вернуть себе контроль над ситуацией силой, что, однако, приведет к одному из двух вышеуказанных.

Уход режима Асада расценивается некоторыми наблюдателями не только как стратегическая победа над Ираном, который отчаянно пытается помочь сирийскому лидеру, но и как период повышенных рисков в регионе. Все очень неоднозначно.

С одной стороны уход режима Асада станет стратегическим поражением для Ирана, который потеряет свой арабский и средиземноморский форпост. Позиции Хезболлы в Ливане ослабнут.

С другой стороны, падение нынешнего режима чревато риском сползания Сирии в хаос, и может запустить процесс распада сложной религиозной и политической структуры страны. После свержения режима, страна может надолго погрузиться в кровавое противостояние между суннитами и алавитами, а положение христиан в стране будет более чем плачевным.

Реальной проблемой после падения режима алавитов станет закрепление суннитских исламистских сил в регионе, и, как следствие превращение политического ислама в фактор, тормозящий модернизацию, что, с точки зрения Запада, сведет весь смысл Арабской весны к нулю. Пример такой религиозно-политической деформации – Египет, где через выборы «Братья- мусульмане» стали ведущей политической силой.

Уже сегодня некоторые игроки в регионе работают над внедрением и укреплением в Сирии вовсе не демократических сил. «Существует налаженная сеть финансирования сирийского джихада, центром которой являются консервативные арабские режимы.

Сеть существует благодаря благотворительным ассоциациям стран Персидского залива, в частности, Charity Aid, контролируемой саудовцем Сафром аль-Хауали, кувейтцем Валидом Табатабаем и катарцем Абделем Рахманом Нуайми. Иногда деньги сирийским салафистам передают непосредственно в Триполи ливанские посланники из стран Персидского залива, иногда логистику обеспечивают местные посредники”, – пишет Le Figaro.

Такая ситуация не выгодна никому. Для стран региона гражданская война в Сирии стала тяжелым ударом. Ситуация коснется всех – Турции, Ирака, Ливана, Израиля и Иордании. Для Турции это будет означать не только проблему беженцев на границе, но и активизацию курдского движения, которое берет свое начало как раз в Сирии. Кстати активизация курдов будет нести угрозу стабильности Ирака и Ирана.

Для Саудовской Аравии, как и для Иордании, свержение Асада также может означать дестабилизацию и восстание против династических режимов. Для Эр-Рияда свержение проиранского режима Асада не означает, что саудовцы приветствовали бы хаос в Дамаске.

Израиль тоже может оказаться не в лучшей ситуации. Несмотря на то, что Дамаск не подписал мирного соглашения, приход к власти в Сирии радикальных исламистов может осложнить ситуацию на Голанских высотах. Конфликт на границе с Сирией много хуже, чем хрупкое перемирие, который поддерживал режим Асадов с 1974 года. Разгром сирийских ВВС в первой Ливанской войне 1982 г., и уничтожение сирийского ядерного реактора в 2007 году только закрепляло нежелание Дамаска воевать.

Для России падение нынешнего сирийского режима означает не только вероятную потерю присутствия на Средиземном море, а именно баз в портах Тартус и Латакия. Сирия и Иран являются последними оставшимися клиентами Кремля на Ближнем Востоке. Более того, некоторые эксперты считают, что падение дружественного авторитарного режима может по касательной задеть и Центрально-азиатский регион, который находится в “зоне привилегированных интересов” России.

Как бы ни изменялись страны и режимы, Ближний Восток остается пороховой бочкой, эпицентром нестабильности, узлом противоречий племен, держав и религий. Сегодня регион, давший миру три монотеистические религии, не способен жить в мире и согласии и преодолевать застаревшие злобы.

Но и помощь иностранных держав должна руководствоваться клятвой Гиппократа: “не навреди”.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики.

Предвыборная кампания в США: Деньги… Деньги! Деньги?!

Posted July 10th, 2012 at 5:45 pm (UTC+0)
6 comments

Фотография Reuters

Митт Ромни. Фотография Reuters

Расходы на президентскую предвыборную кампанию в США приближаются к девятизначным числам. Похоже, что менее чем за полгода до нынешних президентских выборов у президента Барака Обамы начались финансовые проблемы.

Впервые за современную историю страны действующий президент, возможно, соберет меньше средств на свою предвыборную кампанию, чем его оппонент. Причем не просто меньше – по некоторым оценкам, соотношение будет 1 к 2. По прогнозам экспертов, республиканцы потратят на кампанию Митта Ромни порядка 1,2 миллиарда долларов, а Обама может собрать порядка 750 миллионов долларов – ту же сумму, которую собрал в 2008 году.

Но обо всем по порядку. В конце июня предвыборный штаб президента Обамы официально признал, что республиканцам в ходе кампании удастся собрать намного больше средств. В связи со сложившейся ситуацией, штаб призвал избирателей пожертвовать хотя бы $3 на предвыборную кампанию Обамы.

Дело в том, что по уровню популярности Обама и его противник кандидат от республиканской партии Митт Ромни пока идут примерно на равных. Однако, предсказать исход выборов в настоящий момент невозможно.

Традиционно, кандидат, у которого больше денег на предвыборную кампанию, имеет больше шансов на победу, что, однако совсем не означает, что толстый кошелек автоматически ей равнозначен, так как средства тратятся не на покупку голосов избирателей, а напокупку телевизионного времени.

Средства, собираемые американскими кандидатами на избирательную кампанию, поступают из частных и корпоративных источников. Небольшая часть денег поступает из федеральных источников, но на них особенно не разбежишься.

Деньги используются на предвыборный штаб и штат (а штатов всего 50), и на политическую рекламу: для того, чтобы заставить колеблющихся и не определившихся избирателей голосовать за того или иного кандидата. Политическая реклама обычно рассчитана именно на неопределившихся избирателей, так как ярые сторонники той или иной партии будут голосовать вне зависимости от потраченных на агитацию средств.

Проблемы с финансированием могут быть сигналом о том, что Обама не до конца понимает нужды большого бизнеса, который не готов вкладывать средства в его компанию, в отличие от человека из большого бизнеса Ромни, у которого больше возможностей искать поддержку у представителей бизнес-элиты.
Н
адо сказать, что Обама дал повод Ромни еще раз подчеркнуть эту разницу, заявив недавно, что у частного сектора «все замечательно». Штаб Ромни не мог отказать себе в удовольствии развернуть кампанию, в которой президент был назван человеком, ничего не понимающим в экономике и «потерявшим связь с реальностью».

Заявление Обамы было более чем опрометчивым, учитывая, что сегодня в среде молодых американцев безработица составляет около 30%, а по определенным профессиям, в том числе ранее востребованным, таким как юристы, у новых выпускников безработица вообще равна 50%. Статистка говорит о том, как сильно заблуждается президент, считая, что с частным бизнесом все в порядке.

Кстати это не первый случай, когда Обама вызывал разочарование у представителей американского бизнеса. Одним из весомых поводов для недовольства бизнес-элиты стала инициированная президентом реформа здравоохранения, которая предусматривает поэтапное расширение охвата медицинской страховкой всего населения страны. Принятию этого закона активно противодействовали влиятельные круги бизнеса, однако Верховный Суд, включая председателя Джона Робертса, счел закон соответствующим конституции. Лагерь Обамы счел решение за победу, не смотря на «цену вопроса» – бюджету это обойдется более чем в 1 триллион долларов.

Кстати, Ромни отказался признать поражение, и, пообещал отменить Obamacare – «Медобслуживания по–обамовски» – в первый день своего президенства. Демократы перешли в наступление. В послании, распространенном штабом Обамы, было особо подчеркнуто, что у демократов «нет миллиардеров, выписывающих чеки на десять миллионов долларов, и сейчас мы не можем изменить законы, позволяющие частным деньгам похищать демократию».

Самого Ромни демократы обвиняют в том, что он «слишком» богат: у него есть дом под Бостоном – он был губернатором штата Массачуссетс, дом в Калифорнии на берегу океана, дача (и моторная яхта) на озере в штате Нью-Гемпшир. Также у него есть компании и банковские счета на Бермудских и Кайманских островах, чего представляющий средней класс избиратель может и не понять, или неправильно оценить, несмотря на то, что губернатор все исправно задекларировал в налоговой службе США.

Сосотояние семьи Ромни – порядка 350 миллионов долларов, то есть он мини-олигарх средней руки по сегодняшним российским меркам. Делов-то!

Однако согласно публикации журнала Forbes, если Митта Ромни все-таки выберут, он, станет самым богатым президентом за всю историю США.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики.

Франция: национальные приоритеты, Афганистан и НАТО

Posted July 9th, 2012 at 3:17 pm (UTC+0)
7 comments

Фотография АР

Фотография АР

В конце июня в Гудзоновском институте в Вашингтоне состоялась конференция с участием высокопоставленных французских военных (как отставных, так и действующих), разработчиками национальной стратегии Франции в сфере безопасности, а также американскими экспертами. Участники форума обсудили вопросы безопасности на европейском континенте в Европе и Афганистане, особо выделив ряд наиболее важных проблем.

В то время как Франция и другие страны ЕС сконцентрировали своё внимание на Евро-кризисе, тот факт, что без сильного и передового военного потенциала Европа не сможет наращивать свой дипломатический или экономический вес на международной арене, остаётся непризнанным. Ряд европейских стран сумел адаптироваться и ввести новшества в свою военную стратегию, чтобы успешно участвовать в военных действиях в Афганистане и Ираке, однако вооруженные силы недостаточно продвинулись в технологическом плане. Следовательно, европейские войска не достаточно готовы к решению новых стратегических задач. По мнению участников встречи в Гудзоновском институте, Франция и другие европейские страны должны модернизировать свои вооруженные силы в технологическом плане, и далее развивать военное сотрудничество.

Неопределенность вокруг намерений новой социалистической администрации, и те изменения, которые администрация президента Франсуа Оланда будет осуществлять во внешней и оборонной политике страны, вызывают сегодня во Франции жаркие споры. Главную тревогу вызывает неопределенность военной политики нового президента, вероятность сокращения военного бюджета, и трудности ре-интеграции французских военнослужащих в общество после их службы в Афганистане.

Хотя программа Франсуа Оланда в отношении национальной обороны не имеет чётких очертаний, новая администрация уже ясно дала понять, что планирует сохранить ядерные силы на нынешнем уровне. Похоже, что Франция не скоро последует примеру администрации Обамы, начавшей движение к «ядерному нулю».

Будущая роль Франции в НАТО также страдает от непредсказуемости. Президент Оланд подтвердил, что Франция будет оставаться в структурах НАТО, но французские аналитики считают, что это положение может измениться в будущем. Новоиспечённый президент отказывается отступить от своих предвыборных обещаний вывести все французские войска из Афганистана до конца 2012 года. Есть также подозрения, что новое французское правительство может возобновить планы по созданию независимой европейской оборонной идентичности после того, как ЕС преодолеет нынешние экономические проблемы.

Собравшиеся в Вашингтоне эксперты считают, что, по всей вероятности, у Франции и США могут возникнуть разногласия в области противоракетной обороны. Официальные представители новой администрации Франции полагают, что ракетно-оборонный потенциал НАТО на данный момент вполне приемлем, поэтому идею создания комплексной системы защиты всего европейского населения от ракетного удара они воспринимают без энтузиазма. Они чувствуют себя намного комфортнее, используя независимые средства ядерного сдерживания Франции, и избегают высказываний, что противоракетная оборона может уменьшить необходимость поддержания этого потенциала на нынешнем уровне.

Американцы надеются на то, что если США предложат контракты, связанные с ПРО, французским компаниям, и поддержат планы французов в Африке, то это поможет заручиться согласием Парижа на реализацию последующих этапов запланированной архитектуры ЕвроПРО. Однако пока что новая французская администрация относится к этой перспективе без энтузиазма. В дальнейшем, считают эксперты, необходимо, чтобы Соединённые Штаты продемонстрировали, что противоракетная оборона отвечает интересам как европейцев, так и американцев.

Завершение военных обязательств Франции в Афганистане может привести к сокращению французского военного бюджета, к изменениям в стратегии национальной обороны, и изменению роли французских вооруженных сил в Европе. После десятилетия участия в военных действиях против боевиков Талибана в Афганистане, у французских вооружённых сил не остается иной военной стратегии, кроме борьбы с терроризмом. Министерству обороны Франции придётся пересмотреть военный потенциал страны и разработать новые стратегии национальной безопасности.

Другая проблема, которую французской армии предстоит решить, лежит в отсутствии технологического прогресса. С сокращением военного бюджета, сухопутным войскам будет ещё труднее внедрять технический прогресс и инновации, чем военно-воздушным силам и военно-морскому флоту, стратегическое значение которых имеет приоритет. После окончательного вывода сил коалиции из Афганистана в 2014 году, французской армии придётся пересмотреть не только свои цели, но ее размеры в целом. Приближение этой даты, по мнению военных экспертов, собравшихся в Гудзоновском институте, означает, что пересмотреть военную стратегию и приобрести новые технологии придется не только Франции, но и другим европейским членам альянса.

Энергетическая независимость США: надежды и реальность

Posted July 6th, 2012 at 7:55 pm (UTC+0)
14 comments

4 июля Америка отметила День независимости. С ростом производства сланцевого газа в США появляется соблазн порассуждать о «энергетической независимости», и политики заговорили о будущей самодостаточности США в сфере энергетики. Однако самодостаточность и даже экспорт энергоносителей не являются гарантами «энергетической независимости» страны. Такое понятие могло существовать в автаркическом Советском Союзе, но не в США, включенных в глобальную мировую экономическую и политическую систему.

Во-первых, США через десять лет по-прежнему будет импортировать нефть для внутреннего потребления. Проще говоря, конкурентные преимущества крупных экспортеров нефти, таких, как страны Персидского залива, Канада и Венесуэла делает их продукцию экономически более привлекательной. Во-вторых, если нынешняя тенденция сохранится, и американские законы об окружающей среде будут ужесточаться и дальше, добыча нефти в континентальных 48 штатах и на Аляске будет дорогим и сложным делом. Да и, в конце концов, США не станет игроком, определяющем цены на мировом рынке нефтепродуктов, оставляя эту роль Саудовской Аравии, которая экспортирует больший процент добываемой нефти.
США влияют на мировые процессы так же, как изменение геоэкономической ситуации влияет на сами США. К примеру, будущее экспорта американского сланцевого газа в Европу может негативно повлиять на Россию. Катар и страны ЕС вложили десятки миллиардов долларов в строительство в Европе инфраструктуры и терминалов сжиженного природного газа (СПГ). Это невозвратные издержки. С увеличением доли СПГ на европейском рынке – будь то сжиженный газ из морских месторождений или сланцевый газ из США, трубопроводный газ российского Газпрома может стать менее конкурентоспособным.

Месторождения в Западной Сибири истощаются, а многие уже большей частью выработаны, а разрабатывать новые месторождения в северных морях или в Арктике очень дорого и нерентабельно для Газпрома.
Россия сможет повернуть ситуацию на европейском рынке газа в свою пользу только в том случае, если амбициозные планы Германии и других стран в области альтернативных источников энергии не оправдаются, и они не вернутся к ядерной энергии.
Еще одним важным фактором является политические изменения в арабском мире, ярким примером которых является недавнее избрание Мохаммеда Мурси, лидера «Братьев-мусульман», на пост президента Египта. В ближайшие десять лет, судя по всему, авторитарным, консервативным лидерам стран Персидского залива будет все сложнее открыто полагаться на США в вопросах безопасности.

Политическая нестабильность и восстания могут начаться в Саудовской Аравии, если страна столкнется с проблемой престолонаследия. Если протесты выйдут из-под контроля, это приведет к огромным трудностям для Саудовской Аравии в вопросе влияния на цены на нефть.
Если к этому добавить ограничения, вызванные высоким госдолгом и последующим сокращением военного бюджета США, то становится очевидно – возможности США в регионе уменьшаются. Другими словами, религиозно-политические изменения в арабском мире могут создать обстоятельства, ведущие к уменьшению участия США в обеспечении безопасности в важнейшем геоэкономическом регионе мира – Персидском заливе.
Как такое развитие может повлиять на Ближний Восток и Европу? США предоставляет Израилю минимальные силы, которые включают противоракетный радар и небольшой контингент по поддержанию мира на Синае. Субсидии для военных закупок ЦАХАЛа в США будут иметь место и в будущем, в то время как гражданская помощь может быть поставлена под вопрос.
Это может случиться, в основном, по причине того, что Израиль будет получать доходы от газовых месторождений «Левиафан» и «Тамар» на своем шельфе. Однако нельзя исключить военного давления со стороны «Братьев-мусульман» из Египта и управляемых движением ХАМАС территорий Палестинской автономии, а также из Сирии и Иордании, если они тоже попадут под власть «Братьев». Такой сценарий может стать проверкой израильско-американских отношений на прочность.
Мало что из вышеперечисленного может влиять на НАТО. Это организация коллективной безопасности, которая пережила холодную войну и Советский Союз, уж точно переживет эпоху сланцевого газа. Германия не собирается выходить из НАТО. Тем не менее, необходимо помнить о расходах на оборону, которые в Европе является слишком низкими (менее чем 2 процента против 4 процентов в США).
Я считаю, что если Вашингтон решит копировать военную модель Европы, то США окажутся не в состоянии защитить себя, не говоря уже об обеспечение безопасности мировых энергетических поставок и безопасности на Ближнем Востоке.
Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики.

Почему страдает имидж США?

Posted July 4th, 2012 at 7:13 pm (UTC+0)
24 comments

Расцвет американской публичной дипломатии США пришелся на время правления президента Рональда Рейгана, для которого борьба за умы и сердца людей была второй натурой. Если Америка хочет сохранить образ «сияющего города на холме» и лидерство свободного мира, Вашингтон должен начать новую эпоху американской публичной дипломатии.

Cегодня все больше людей во всем мире считают, что «глобальный баланс власти» смещается не в пользу США. Согласно опросу, проведенному Pew Research Center в 2011 году, большинство респондентов считают, что Китай заменит или даже уже заменил США в качестве ведущей сверхдержавы.
Причем опрос проводился в странах, где США являются традиционно популярными, а уровень антиамериканизма низок. Результаты опроса предсказуемы, несмотря на то, что с 1999 года США потратили более 15 миллиардов долларов на общественную дипломатию.

На самом деле это не соответствует действительности: ни по экономическим, ни по военным, ни по культурным параметрам. Тем очевиднее факт, что публичная дипломатия является одним из важнейших инструментов внешней политики США, равно как и других стран. Однако, в последние годы администрации США, как республиканцы, так и демократы, cделали множество ошибок, начиная от сокращения бюджета на публичную дипломатию, и заканчивая изменением структуры информационных агенств. Это усугубило имиджевые проблемы, с которыми столкнулись американцы. Складывается ощущение, что цели и приоритеты дипломатии США никак не связаны с разьяснением внешней политики, поддержанием имиджа страны.

Увы, сегодня США не уделяют достаточного внимания освещению военных операций в Ираке и Афганистане, иранской ядерной программе, борьбе с терроризмом, и хромающей «перезагрузке» отношений с Россией.

Ситуацию еще больше усложняет то, что многие иностранные государственные и негосударственные институты, агентства и телеканалы агрессивно конкурируют с США в борьбе за «умы и сердца» людей во всем мире. Сегодня несколько крупных держав вкладывают все больше средств в свою стратегию в области общественной дипломатии. Китайское правительство, например, объявило, что только в 2009 году Пекин потратил почти 7 млрд. долларов на «глобальную кампанию в средствах массовой информации”, цель которой – улучшение имиджа Китая в мире.

У Китая амбициозная глобальная повестка дня по продвижению своей модели управления – рыночного авторитаризма. Пекин вкладывает значительные средства в повышение своего влияния, в создание сети зарубежных бюро государственного телеканала CCTV, которые пропагандируют модель современного Китая.

Правда, тут есть сложности: свободное общество может производить столько информации, сколько будет востребовано рынком, однако плановая экономика будет выдавать ее столько, сколько будет финансировать государство. Я иногда смотрю телевизионные китайские программы об археологии и ветеранах компартии, скучные новости, и думаю: «если звезды зажигают, значит …. на это есть бюджет».

Россия также инвестирует значительные средства для продвижения своей политики имиджа. В 2010 году российское правительство только официально выделило на эти цели целых 1,4 миллиарда долларов США. После знакомства с «продукцией» таких, например, источников как Russia Today (который доступен практически всем желающим, имеющим сооствуствущий пакет кабельных программ), у меня складывается ощущение, что главная задача российских государственных или окологосударственных средств массовой информации – это очернить Америку, а также дискредитировать других так называемых «врагов» интересов России, таких как Эстония или Грузия.

Сегодня Вашингтону необходимо понять, что в эпоху новых средств массовой информации, таких как социальные сети, возможность убедить людей в правильности политики, представить свои ценности и цели в положительном – первоочередная задача американской общественной дипломатии.

Но все не так просто. На сегодняшний день между учреждениями США слишком мало координации усилий в области общественной дипломатии. Часто принятие оперативных решений сдерживается бюрократическими проволочками. Вашингтон должен увеличить финансирование программ, воспитывать новый и беречь опытный персонал, введя строгий контроль за ресурсами. Важность общественной дипломатии растет пропорционально росту глобальных угроз, стоящих перед Соединенными Штатами.
Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики.

Трехсторонние ядерные сложности

Posted July 4th, 2012 at 12:32 am (UTC+0)
8 comments

Фотография АР

Фотография АР

Как считают некоторые западные эксперты, недавно опубликованный в США доклад на тему «Ядерный потенциал Китая», автором которого является бывший начальник штаба Ракетных войск стратегического назначения России, генерал-полковник Виктор Есин свидетельствует о растущей обеспокоенности Москвы по поводу ядерного оружия Китая. В докладе приводятся данные, согласно которым количество имеющихся у Китая ядерных боеголовок составляет от 1600 до 1800 единиц, а не несколько сотен, как считалось ранее.

Однако, некоторые американские аналитики в последнее время не исключают, что дело обстоит еще хуже, и что Китай скрывает сотни ядерных боеголовок в разветвленной сети засекреченных подземных туннелей. Генерал Есин в своем анализе опирается на расчет вероятного количества распадающихся материалов (обогащенного урана и переработанного плутония), производимых китайскими предприятиями. Эти материалы необходимы для производства современного ядерного оружия.

В прошлом запустить атомную промышленность Китая помогла Россия, и сегодня она продолжает оставаться важным поставщиком урана, реакторов и других ядерных технологий. По этим причинам российские аналитики могут иметь хорошее представление о китайской ядерной программе.

По расчетам бывшего начштаба РВСН России, китайские ядерные заводы могли произвести до 40 тонн оружейного урана и до 10 тонн оружейного плутония. Такое количество материала позволит Китаю произвести около 3600 ядерных боеголовок, хотя сам Есин полагает, что Китай хранит, по крайней мере, половину этих распадающихся материалов в запасниках, а не расходует на производство оружия.

Приводя эти цифры, Есин присоединяется к другим российским официальным лицам, утверждая, что «необходимо учитывать китайский фактор при рассмотрении любых дальнейших российско-американских соглашений по сокращению и ограничению ядерного оружия». Проще говоря, «пришло время включить Китай в многосторонние переговоры по ядерному разоружению».

Между Россией и Китаем сложились непростые и интригующие отношения. За последние годы российские и китайские официальные представители не раз выступали против введения санкций против Ирана, Северной Кореи и других стран, которые нарушают обязательства по нераспространению ядерного оружия.

Тем не менее, Россия и Китай не всегда находятся в согласии по проблемам ядерной безопасности. Например, обе страны по-разному оценивают ядерную программу Пакистана. В то время как российские чиновники и аналитики выражают обеспокоенность тем, что исламские экстремисты могут захватить политическую власть в стране, и даже контроль над ядерными боеголовками, Пекин активно поддерживает Исламабад дипломатически. Более того, Китай помогает наращивать пакистанский ядерный потенциал, чтобы тем самым оказать влияние на Индию – страну, имеющую дружественные отношения с Россией, но не с Китаем.

Официальные представители США выразили заинтересованность в проведении еще одного раунда двусторонних ядерных сокращений с Россией – после вступления в силу нового договора о СНВ в начале 2011 года, однако российское правительство на этот раз дало понять, что Кремль хочет нарушить традицию и включить в процесс сокращений и другие ядерные державы. В то время как США готовы работать над новым двусторонним соглашением по сокращению ядерного оружия, Россия настаивает также на участии Китая и других ядерных держав. В частности, Москва утверждает, что невозможно сократить основные запасы нестратегического (“тактического”) ядерного оружия России, не учитывая растущий военный потенциал Китая.

Российские стратегические эксперты, такие как генерал-полковник Есин, более откровенно выражают свою озабоченность военной мощью Китая, когда речь заходит о сокращении российской ядерной программы. Россия по-прежнему имеет более мощные вооруженные силы, чем КНР, однако этот дисбаланс с лихвой компенсирует превосходство в людских ресурсах и темпах экономического роста. Пока что президент Путин и другие российские политики настаивают, что дальнейшее сокращение ядерного оружия должно происходить на многосторонней основе, не уточняя при этом, должен ли этот процесс включать переговоры со всеми ядерными державами, или же решение может быть принято группой участников ядреного клуба с последующим сокращением оружия посредством односторонних действий.

Китайские официальные лица не исключают возможность участия в переговорах по контролю над ядерным оружием, однако подчеркивают, что станет возможным лишь после того, как ядерное вооружение США и России снизится до уровня Пекина. Однако Китай отказывается давать какие-либо гарантии на этот счет. На данный момент КНР призывает не преувеличивать важность сокращений, которые произвели Россия и США по договору о СНР.

Как мы видим, реализация договора о СНР в 2010 году, который потребовал от России и США глубокого сокращения запасов ядерных боеголовок и средств их поставки, не убедила Пекин вступить в международные переговоры по контролю стратегического оружия. Я считаю, что если бы Пекин ясно сформулировал свою позицию по данному вопросу, это бы не только способствовало дальнейшему сокращению оружия в России и США, но и приблизило бы участие в процессе самого Китая.

Турция обращается к НАТО

Posted June 27th, 2012 at 6:16 pm (UTC+0)
22 comments

Заседание НАТО на этой неделе по поводу сбитого Сирией в пятницу турецкого истребителя RF-4 Phantom подчеркивает растущую угрозу гражданской войны в Сирии, в которую могут быть вовлечены соседние страны.

Турецкая общественность по-прежнему неохотно рассматривает прямое военное вмешательство в конфликт в Сирии, хотя турецкие официальные лица не исключают такой возможности. Ни Турция, ни НАТО не желают того, чтобы альянс принимал участие в гражданской войне в Сирии. Однако если бы силы НАТО пошли на проведение военной операции в Сирии, то, вероятно, это было бы сделано с территории Турции.

Турции следует предпринять своевременные действия, чтобы решить проблему беженцев. На ее территории уже оказались десятки тысяч сирийских граждан, бежавших от репрессий режима Асада. Поскольку страны имеют 850-километровую совместную границу, по мере эскалации насилия в северной Сирии поток беженцев будет нарастать. Турецкие власти опасаются, что сирийский кризис приведет к массе беженцев, сопоставимой с той, которая последовала за операцией «Анфаль» в 1988 году в Ираке, где саддамовские войска применили ОМП против курдского населения в регионах, примыкающих к турецкой границе.

Даже без поддержки вооружённой сирийской оппозиции, Турции по силам создать буферную зону на приграничных территориях, где беженцы могли бы перемещаться без въезда в Турцию. Турция создала аналогичную зону в северном Ираке в 1991 году, куда бежали более миллиона иракских курдов в страхе, что Саддам Хусейн продолжит геноцид населения в отместку за попытку восстания в 1991 году, последовавшую за поражением Ирака в войне с Кувейтом. Но в том случае, если турецкие власти пойдут на это, им придется предоставить военную гарантию защиты для лиц, покинувших сирийскую армию.

НАТО продемонстрировала в чрезвычайных случаях, что готова использовать военную силу даже без принятия резолюции Совета безопасности ООН, дающей право на такие действия. Однако в случае Турции, альянс вряд ли пойдет на это в одностороннем порядке – без поддержки какой-либо авторитетной региональной организации. Лига арабских государств могла бы принять соответствующий официальный документ, но некоторые её члены решительно выступают против применения военной силы в Сирии.

Если Турция самостоятельно решится на военную интервенцию, НАТО, вероятно, незаметно оказывала бы ей поддержку. Однако при этом Брюссель был бы крайне осторожен, чтобы не создать впечатления о повторении ливийского сценария.

По всей вероятности, Анкара и Брюссель рассматривают пока только применение тех подходов, которые использовались в Ираке и бывшей Югославии в 90-х годах: создание бесполетных зон, убежищ и гуманитарных коридоров для защиты гражданских лиц и международных поставок продовольствия, воды и медикаментов. Вместе, следует помнить об уроках 1990-х годов: пока не будет воздушной поддержки и надежных сухопутных войск, противник не будет уважать эти защитные инструменты.

У сирийского режима есть средства, чтобы ответить на любые меры, которые Турция может предпринять. В сотрудничестве с Ираном, режим Асада может возобновить политику поддержки Рабочей партии Курдистана (РПК), которую оно вела до 1998 года. Многие сотрудники РПК родились или находятся в Сирии. Даже не учитывая этого фактора, турецкое решение взяться за оружие от имени оппонентов Асада может сделать Турцию как бы региональным лидером арабов-суннитов, несмотря на то, что для нее сирийский конфликт является гуманитарной проблемой, а не конфессиональной.

Как бы то ни было, продолжение сирийских боевых действий, которые уже распространились на территорию Ливана, может спровоцировать более широкую межобщинную войну, от которой Турция пострадает, даже если турецкие войска воздержатся от прямого вмешательства в Сирии.

Иранская болезнь

Posted June 18th, 2012 at 2:48 pm (UTC+0)
7 comments

Фото АР

В понедельник, 18 июня, Москва принимает представителей Ирана и стран-постоянных членов Совбеза ООН, а также и Германии, участвующих в переговорах по иранской ядерной программе в формате «5+1». Для России это серьезный тест. Мировые лидеры, эксперты и дипломаты ждут от этой встречи конкретных результатов, а не еще одной галочки о проведенном мероприятии. Тем более, что песок в часах иранской программы производства атомной бомбы скоро закончится.

Но вопрос сегодня стоит не только о ядерном вооружении Ирана, но и о геополитической ориентации этой страны. Давайте поговорим об этом.

Несмотря на все свои усилия, начиная с 2008 г., на недавнем саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) Ирану так и не удалось стать ее полноправным членом. Причем сопротивляется членству Ирана Китай.

Прошедший саммит ШОС — региональной международной организации, основанной в 2001 году лидерами Китая, России, Казахстана, Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана, был акцентирован на обсуждении проблем Центральной Азии и ближайшего будущего Афганистана, а также основных военных и политических конфликтов, включая Ближний Восток.

Президент Ирана Ахмадинежад присутствовал на саммите, как лидер страны-наблюдателя, давно надеющейся на членство в ШОС. Это желание укрепилось в последнее время еще и в связи с тем, что давление международного сообщества на Тегеран возросло в разы, Иран, очевидно, рассчитывает, что членство в ШОС даст определенные шансы на защиту и выживание. В первую очередь – в экономическом плане, так как у Ирана появилась бы возможность выйти на новый уровень сотрудничества с партнерами по организации.

С учетом этого, в ноябре 2011 года Иран подал в секретариат ШОС официальную заявку о вступлении в организацию в качестве ее полноправного члена. Однако, члены ШОС не приняли Иран, обосновав это тем, что готовы рассматривать заявку Ирана на вступление после того, как с этой страны будут сняты международные санкции.

На деле, у стран ШОС и в первую очередь у Пекина и Москвы было несколько причин не снимать мораторий на расширение состава участников клуба. В первую очередь, этого не произошло в силу наличия санкций ООН, США и стран Запада против Ирана, а также возможности их дальнейшего усиления в связи с продолжающимся противостоянием вокруг иранской ядерной программы. Вступление Ирана в организацию неизбежно привело бы к охлаждению отношений между ШОС и Западом, что нежелательно для Китая, и, в определенной степени, для России.

Хотя Москва и Пекин уже немало сделали, чтобы защитить Иран на международной арене, им не стоит забывать о собственных интересах. И Россия, и Китай находятся в тесном экономическом сотрудничестве с США. Как ни крути, но значительная часть китайского экспорта идет в США и в страны ЕС, а США и Европа делятся с Китаем высокими технологиями.

Поэтому нарушать сегодня баланс, с одной стороны – не допуская военной конфронтации стран Запада и их союзников с Ираном, а с другой стороны – не ухудшая отношения с США,– продолжает оставаться первоочередной задачей Пекина, и, в определенном смысле, Москвы. Можно предположить, что соблазн был велик, так как и Китай и Россия обычно поддерживают все, против чего выступают США.

С другой стороны, руководство и Китая, и России понимает, что иранский антизападный режим может спровоцировать рост напряженности в регионе – для противодействия которой, собственно, ШОС и создавалась. Ведь китайцы недвусмысленно определили три принципа, на которых стоит эта организация: борьба с сепаратизмом, терроризмом и с экстремизмом. При этом, международные актеры и структуры, такие, как ЕС и США, официально называют Иран государством с радикальным режимом, и по этим критериям он явно не подходит для членства в ШОС.

У Владимира Путина сложились непростые отношения с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом.

Москва уже заявила, что ожидает от Ирана не просто участия в переговорах, но и серьезного прогресса, компромиссов и уступок. Пока Тегеран не идет на мировую в рамках «5+1», и продолжает бросать вызов России, Китаю, Европе и Америке, (которым абсолютно ни к чему радикальный режим, вооруженный атомной бомбой, по соседству с мировой «бензоколонкой», Персидским заливом) – рассчитывать на постоянное членство в ШОС иранцам не стоит.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики.

Турция и НАТО

Posted June 16th, 2012 at 4:48 pm (UTC+0)
2 comments

Саммит глав государств-членов НАТО в Чикаго,  напомнил всем, что Турция вносит существенный вклад в операции Альянса.

Турция претендует на ведущую роль в Альянсе, в надежде на то, что президент Абдулла Гюль, который присутствовал на саммите, станет следующим генеральным секретарем НАТО. Но ситуация осложняется тем, что Анкара пытается ограничить связи НАТО с Израилем и Европейским Союзом.

Экономика Турции – одна из наиболее динамично развивающихся экономик стран НАТО. Стремительный экономический рост позволяет стране активно модернизировать свои вооруженные силы, одни из крупнейших в Европе. Турецкие солдаты и офицеры играют важную роль в Афганистане, на Балканах и в других странах, где проходят миротворческие операции НАТО. Турция также является одной из немногих стран НАТО, на территории которой размещены американские ядерные боеприпасы.

Позиция Турции в НАТО уникальна тем, что страна граничит с тремя «горячими точками» –Балканами, Кавказом и Ближним Востоком. В течение многих лет турецкие военные корабли помогают патрулировать Черное море и восточное Средиземноморье. Влияние Турции на Балканах остается сильным, учитывая улучшение ее отношений с Сербией. В настоящее время Турция проводит политику поддержки распространения демократии и безопасности на Ближнем Востоке. В соответствии с новой структурой военного командования НАТО, на территории Турции будет расположена одна из немногих крупных штаб-квартир НАТО.

Хотя ни Анкара, ни Брюссель не хотят, чтобы Альянс был  вовлечен в гражданскую войну в Сирии, в случае военного вмешательства, НАТО, вероятнее всего, начало бы операцию с территории Турции.

Анкара была одним из крупнейших сторонников расширения НАТО, поскольку это способствует обеспечению стабильности в соседних регионах. Анкара стремится оказывать помощь Грузии, Македонии, Черногории, Боснии и Герцеговинe по вступлению в НАТО. Турция также играет важную роль в обеспечении энергетической безопасности Альянса.

Энергетическое партнерство и в целом хорошие отношения Турции с Россией, несмотря на некоторые разногласия, помогли сгладить напряженность между Москвой и Брюсселем по многим вопросам. Потенциально, турецкие дипломаты могут помочь в решении затянувшихся конфликтов на территории бывшего Советского Союза.

Даже готовность Турции разместить на своей территории радар раннего предупреждения системы ЕвроПРО, не испортила отношений Анкары с Москвой. Решение о размещении радарa убедило многих в НАТО, что Турция поддерживает идею коллективной безопасности, несмотря на ее попытки примирения с Ираном и враждебность к Израилю, который поддерживает тесные связи со многими странами Альянса.

К сожалению, большая часть западных СМИ, освещая события в Турции перед саммитом, сфокусировалась на стремлении турецкого правительства ограничить доступ Израиля к любой информации от радара, и недопустить его присутствиe на саммите в Чикаго.

В дополнение к спорам с Израилем, другим фактором, осложняющим положение Турции внутри НАТО, являются ее отношения с ЕС. Турецкие дипломаты первоначально отказали лидерам ЕС в участии в саммите, ссылаясь на то, что вклад EС в НАТО не больше, чем у Организации исламского сотрудничества, в настоящее время возглавляемой гражданином Турции. В конце концов, лидерам ЕС было разрешено присутствовать лишь на некоторых заседаниях саммита.

Отношения между НАТО и ЕС могут ухудшиться в ближайшие месяцы. Одной из причин этого станет неизбежноe избрание Кипра председателем ЕС в июле этого года. Но без полной поддержки Турции, ни ЕС, ни НАТО не смогут достичь обеспечения безопасности в арабском мире.

Тем не менее, Турция должна выполнять свои обязательства, чтобы действительно стать лидером НАТО. Турецкие политики слишком часто и чрезмерно резко осуждают действия НАТО. Турция должна попытаться разрешить свои споры с ЕС и Израилем. Кроме этого, Анкара должна избегать стратегических неожиданностей, таких как согласие на проведение военных маневров с Китаем, без консультаций с союзниками по Североатлантическому альянсу.

Ричард Вайц, старший научный сотрудник и директор Центра военно-политического анализа в Гудзоновском институте.

O блоге

O блоге

Экспертный анализ внешней политики и американо-российских отношений в блог-формате

Автор

Автор

Ариэль Коэн
Ариэль Коэн
– Директор-основатель Центра энергии, природных ресурсов и геополитики (CENRG) Института анализа глобальной безопасности, и Директор International Market Analysis – компании, занимающейся развитием бизнеса и политическими рисками в области энергии и природных ресурсов. Kоэн учился в Гарвардском университете и получил степень магистра и докторат во Флетчерской школе дипломатии и права (Университет Тафтс).

Наши блоги

Календарь

July 2024
M T W T F S S
« Jan    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031