Двуглавое правительство России

Posted May 29th, 2012 at 5:51 pm (UTC+0)
21 comments

Владимир Путин и Дмитрий Медведев

Владимир Путин и Дмитрий Медведев


На прошлой неделе Москва играла в «угадайку»: все пытались узнать, кто вошел и кто покинул администрацию президента Владимира Путина и кабинет премьера Дмитрия Медведева. Но для американских политиков важнее понять противоречивый характер нового двуглавого правительства созданного Путиным, и его возможности по осуществлению амбициозных замыслов «кремлевского мечтателя».

Важно также, проанализировать новый вектор российской политики, в том числе – учитывая масштабную программу перевооружения и попытку запустить новый проект наднациональной организации на пост-советском пространстве: Евразийский Союз.

Новое правительство демонстрирует то, что советологи любили называть «преемственность и перемены». В кабинет министров влилась свежая кровь, в том числе сорокалетний вице-премьер Аркадий Дворкович, союзник Медведева и сторонник либеральной рыночной экономики. Тридцатилетний Николай Никифоров стал министром связи. Он будет отвечать за «электронное правительство» и модернизацию и расширение Интернета в России.

Однако, «молодые» не всегда синоним «либеральные»: Сергей Мединский (42), бывший пиарщик посольства России в Вашингтоне, стал министром культуры. Русский националист и пропагандист с научными и литературными амбициями, он может проложить путь продвижению шовинистических идей: иногда и без него кажется, что лозунг «Православие-самодержавие-народность» вроде как никто и не отменял.

Непотопляемый Игорь Шувалов, эксперт по экономическим вопросам, будет у руля кабинета министров в качестве первого заместителя председателя правительства, несмотря на недавние скандалы, связанные с его именем.
Важные персонажи в Кремле – это члены недавнего кабинета Путина, а также силовики (Совбез, ФСБ, Министерства по чрезвычайным ситуациям и внутренних дел), которые обеспечивают преемственность и имеют еще более тесную связь с Путиным, чем либералы и технократы, которые, с одной стороны, подчиняются Медведеву, а с другой – работают на президента.

Путин сохранил пост министра обороны за Анатолием Сердюковым, который курирует военные реформы. За последние двадцать лет российские лидеры и военные не раз заявляли, что реформа была успешной, однако потом оказывалось, что по современным системам вооружений (в том числе, управлению войсками, связи, электронной разведке, компьютерному обеспечению, и т.д.) имеет место отставание не на годы, а на целые поколения систем вооружения.

Руководство страны ищет – и находит – решения этой проблемы. Именно при бывшем продавце мебели и чиновнике налоговой службы Сердюкове, Россия – впервые с царских времен – стала закупать военные корабли за границей.
Однако говорить об эре всеобщей любви и сотрудничества рано. Назначение ответственным за военные закупки и производство Дмитрия Рогозина – известного своими откровенно националистическими взглядами и неприязнью к США – показывает, на мой взгляд, против кого нацелена военная реформа.

Путин назначил новым министром внутренних дел генерала Владимира Колокольцева, заменив более лояльного, но незаметного Рашида Нургалиева. Профессиональный полицейский, Колокольцев имеет репутацию жесткого и компетентного человека, который, как считает Кремль, успешно разобрался с недавними беспорядками в Москве. Правда, после этого не обошлось без переломов и ушибов у протестующих, но «на войне как на войне»: положение дел в этом ведомстве настолько тревожное, что любое улучшение будет рассматриваться как достижение.

При этом Путин сохранил ключевые посты во внешней политике за прежними министрами. На своем посту, к примеру, остался министр иностранных дел Сергей Лавров, чье бурное выяснение отношений с зарубежными коллегами, от Давида Миллибенда до Хиллари Клинтон, часто становится предметом новостей. Президент также не стал менять главу Совета безопасности Николая Патрушева, доверенное лицо и бывшего главу ФСБ.

Самым примечательным во всем этом является то, что таким образом Путин намеренно создал дублирующее правительство. Глава администрации президента – бывший министр обороны генерал внешней разведки Сергей Иванов, его новые президентские помощники и советники, бывший министр экономики Эльвира Набиуллина, бывший министр транспорта Игорь Левитин и бывший министр природных ресурсов Юрий Трутнев, – стали как бы теневым правительством, которое может оказаться более мощным, чем кабинет премьера Медведева. «Старая гвардия» стала глазами и ушами президента Путина.

Показателен также один из первых шагов Путина по укреплению контроля над государственными компаниями. Он отверг призывы либералов к приватизации и предпочел, вместе с верными соратниками, сохранить контроль за наиболее важным нефтегазовым сектором российской экономики, а также другими ведущими отраслями: гигантским концерном «Ростехнологии», РЖД, судостроение и т.д. Доверенное лицо Владимира Владимировича, бывший первый вице-премьер Игорь Сечин, вновь возглавил государственную нефтяную компанию «Роснефть».

Путин также подчеркнул важность дальнейшего развития природных ресурсов и создания противовеса Китаю в Сибири и на Дальнем Востоке, создав Министерство развития Дальнего Востока. Есть также планы по созданию государственной компании, которая будет контролировать экономическую деятельность на обширной территории вдоль границы с Поднебесной.

Наконец, осенью прошлого года Путин объявил о создание так называемого Евразийского Союза, в который войдут Россия, Беларусь, Казахстан, а в будущем, возможно, Украина и несколько стран Центральной Азии. Эта организация видится Кремлю как доминирующая наднациональная структура на базе существующего Таможенного союза, Евразийского экономического пространства и Организации Договора о коллективной безопасности.

Евразийский союз, центром которого будет Россия, по замыслу Путина, сделает страну самой мощной в Европе, и позволит Кремлю проецировать свое влияние на Ближний Восток и Центральную Азию.

Тем не менее, как это часто бывало в российской истории, «великие» планы, столкнувшись с коррупцией и некомпетентностью, заканчивались ничем. Эти факторы, наряду с растущей оппозицией внутри страны, могут стать главными препятствиями в реализации амбиций Путина во время его нового срока в Кремле. На месте Госдепа я бы спал спокойно.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики

Перезагрузка и теле-бультерьеры

Posted May 21st, 2012 at 8:39 pm (UTC+0)
79 comments

Фото АР

Похоже, антиамериканская компания в российских СМИ после прихода к власти Владимира Путина обрела второе дыхание. Сегодня действия российских средств информации, контролируемых Москвой, все больше напоминают «активные мероприятия» – дезинформацию и пропаганду в стиле КГБ времен холодной войны.

На этой неделе атаке в эфире подверглась государственный секретарь США Хиллари Клинтон. Мало того, что ее чуть ли не напрямую обвинили в убийстве Муаммара Каддафи и в организации «арабской весны», российские «теле-бультерьеры» пошли дальше.

Контролируемый СНГ телеканал «Мир» показал 25-минутный репортаж под названием «Основной инстинкт Хиллари». То, что ролик комментировал российский сексолог, который говорил о семейных проблемах Клинтон, уже многое говорит о низкопробном характере компании против американского госсекретаря.

В сюжете прямым текстом было сказано, что отношения США и Россией улучшатся после того, как Клинтон покинет свой пост. Неприязнь лично к Хиллари Клинтон Путин высказывал не один раз, обвиняя ее в подстрекательстве во время протестов против нечестных результатов выборов в Думу.

Но, по словам наблюдателей в Вашингтоне, «псевдо-документальный фильм» про поддержку Клинтон демократических революций выглядит неожиданно жестким даже для откровенно недолюбливающего США российского режима.

Нападки на Клинтон стали продолжением антиамериканской компании, которая началась с посла США в России Майкла Макфолла.

В январе, когда посол Макфолл только приступил к своим обязанностям, на него обрушилась целая волна критики, опять же в лучших традициях советского агитпропа.

Кампания была направлена не только против Макфола лично, но и против Администрации президента Барака Обамы, которую представляет Макфол, и против политики перезагрузки.

На мой взгляд, разнузданные атаки некоторых российских СМИ на американских чиновников доказывают то, во что никак не хочет верить Белый дом – перезагрузка отношений с Москвой с помощью политики примирения провалилась.

Личные выпады против посла Макфола и госсекретаря Клинтон, отказ президента Путина приехать на саммит G-8 на высшем уровне в Кэмп-Дэвиде, выбор Китая в качестве дебютного визита своего президентства – все это говорит о глубоком кризисе в отношениях США и России.

Последние нападки про-кремлевских телепропагандистов свидетельствуют о глубочайшем недоверие к США и Западу тех, кто сегодня находятся у власти в России. Одни никак не может пережить обиду за развал СССР, другие опасаются, что при поддержке США в России вот-вот случится «оранжевая революция», или наступит российских аналог «арабской весны».

Руководство России воспринимает Соединенные Штаты как сторонника демократии, которая Кремлю внутри страны вовсе не нужна. Общеизвестно, как относится к участникам протестов, Владимир Путин, назвавший их «бандерлогами», которые «шакалят у дверей западных посольств».

Кроме того, Москва не справляется с расширением влияния социальных сетей, которые могут стать первым шагом к организации протестов, Facebook, Twitter и блоги рассматриваются некоторыми в России как опасный инструмент американской социальной инженерии.

Путин не собирается забывать о сложных вопросах повестки американо-российских отношений, таких как проблема ПРО, диаметрально противоположные позиции Москвы и Вашингтона по Сирии, высказывания официального Вашингтона по поводу антипутинских протестов. Крайнее раздражение вызывает в Кремле рассматривающийся в Конгрессе США «Акт Магницкого», который предусматривает санкции против российских чиновников, причастных к смерти российского юриста. Поправку Джексона-Вэника, принятую в 1974 году, скорее всего, отменят в этом году.

Так что проблем хватает и без перехода на личности. Сегодняшняя администрация США придерживается очень осторожной линии поведения в отношении Москвы, однако, Белому дому стоит признать, что взаимоотношения с Москвой нуждаются в серьезной переоценке.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики.

Диктатор не играет в хоккей

Posted May 19th, 2012 at 3:38 pm (UTC+0)
20 comments

Группа влиятельных правозащитных и исследовательских организаций США обратилась к Международной федерации хоккея с шайбой с призывом перенести в другую страну чемпионат мира, который в 2014 году должен пройти в Беларуси.

В открытом письме, направленном президенту Федерации Рене Фазелю, в частности говорится, что проведение чемпионата в Беларуси послужит «наградой жестокому авторитарному режиму». По мнению авторов письма, с 2009 года, когда было принято решение о предоставлении Минску права принять чемпионат, белорусский режим ограничил основные права своих граждан и практически отменил свободу собраний и свободу слова.

Спорт вне политики, по крайней мере, так принято считать. Однако политика очень часто влияет на спорт, и на проведение спортивных соревнований, которые порой могут стать символом признания успехов страны.

Президент Беларуси Александр Лукашенко долгое время находится под огнем международной критики из-за подавления акций протеста и  ареста множества оппозиционных политиков. Последней каплей для Запада стала казнь двух молодых людей, которые при странных обстоятельствах были объявлены виновными в совершении теракта в минском метро.

Санкции видимо не оказывают влияния на президента Беларуси. Видимо поэтому Запад рассудил, что лишение Беларуси права на проведение чемпионата по хоккею, ярым поклонником которого является Лукашенко, лично для президента станет намного более болезненной, и возможно более доходчивой мерой воздействия.

Кстати, письмо от американских деятелей и правозащитников – не первое подобное послание, адресованное Фазелю.

Ранее, по информации немецкой газеты «Франкфуртер Альгемайне», депутаты Бундестага от фракции Свободной демократической партии предупредили Фазеля об опасности использования чемпионата мира «брутальным белорусским диктатором Лукашенко» и «подробно описали его деспотию».

Однако в ответ на многочисленные призывы международных организаций и политиков перенести ЧМ-2014 в связи с наличием в Беларуси политзаключенных Фазель неоднократно заявлял, что первенство пройдет в Минске, делая акцент на  том, что «дискриминация члена федерации, клуба или личности по политическим, расовым или религиозным основаниям запрещена».

Германские политики не впервые пытаются использовать спорт как меру влияния на лидеров некоторых политических режимов.

Федеральный министр иностранных дел Гидо Вестервелле, недавно пригрозил Киеву серьезными последствиями из-за грубого обращения с лидером оппозиции Юлией Тимошенко. В интервью «Бильд» он подчеркнул: «Путь в Европу проходит через мост, покоящийся на двух опорах, – на демократии и правовом государстве».

Результатом ареста Тимошенко стало то, что некоторые страны решили бойкотировать чемпионат Европы по футболу, который за месяц до его проведения может стать жертвой политической конфронтации. Можно спорить, должен ли спорт становиться разменной монетой в руках политиков, но факт, что такие прецеденты имеются.

К примеру, в 1969 году, после жесткого подавления «Пражской весны» советскими войсками, чемпионат мира по хоккею был перенесен из Праги в Стокгольм. Одним из самых известных случаев пересечения спорта и политики стал бойкот Олимпиады-1980 в Москве из-за ввода российских войск в Афганистан. Мы даже не будем упоминать печально известную Олимпиаду-1936 в Берлине – гордость Третьего Рейха. Памятуя об этом, ни официальный Минск, ни Киев не должны удивляться, если право на проведение  чемпионатов по хоккею и футболу будет у них отобрано.

Права человека и нормы ОБСЕ стали неотъемлемой частью европейской политики. Лукашенко  и Янукович должны были понимать, что если не пытаться улучшить положение с правами человека, это непременно вызовет негативную реакцию Запада.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики.

Грузинский вопрос в повестке чикагского саммита НАТО

Posted May 17th, 2012 at 4:44 pm (UTC+0)
23 comments

Фото АР

Главным вызовом дипломатии США на предстоящем саммите НАТО будет убедить всех в том, что отсутствие решения по расширению НАТО не станет основным лейтмотивом встречи. С 1989 г. прошло лишь три ежегодных саммита, на которых рассматривались вопросы расширения альянса, хотя политика «открытых дверей» по отношению к новым членам всегда была их лейтмотивом. Каким будет в этом контексте предстоящий саммит в Чикаго?

Возьмем пример Грузии. В итоговом коммюнике предсказуемо будет отмечен тот прогресс, достигнутый страной в деле соответствия критериям членства в организации, и также повторно подтверждено решение саммита в Бухаресте о том, что Грузия в конечном итоге станет членом НАТО (с постановкой вопроса не «если», а «когда»). Саммит должен также разъяснить Тбилиси дальнейшие шаги на пути интеграции в НАТО и принять меры, которые бы этому способствовали.

Грузия вносит свой собственный вклад в укрепление заявки на членство в НАТО тем, что, как показывают опросы, оно поддерживается подавляющим большинством грузинского населения.

Грузия не оказывает давления на то, чтобы быть принятой в ближайшей перспективе. Вместо этого она откладывает немедленное вступление, при этом поддерживая импульс «членства в конечном итоге», и прилагает все усилия для того, чтобы соответствовать стандартам НАТО по всем направлениям.

Грузия старается достигнуть технической оперативной совместимости с НАТО и одновременно привести в соответствие оборонительную тактику, оснащение и порядок действий. В Афганистане, который, судя по всему, станет главной темой чикагской повестки дня, грузинские войска плечом к плечу с силами США ведут боевые действия в опасных южных районах и несут потери. В то время как одни участники международной коалиции выводят свои войска, Грузия направляет в Афганистан дополнительный контингент.

Правительство Грузии еще раз подтвердит свое обещание неприменения силы, в то время как НАТО заверит в своей приверженности принципам ООН и ОБСЕ – таким как недопустимость изменения национальных границ силой, право на самозащиту и право каждой страны самостоятельно выбирать, к какому альянсу или международной организации она желает примкнуть.

Хотя США не хотят вступать в конфликт со своими союзниками в Европе и Россией, официальные лица США вынуждены оказывать давление на европейских партнеров с тем, чтобы они с большим вниманием относились к позиции Грузии, установив некие механизмы корректировки правил продажи натовского оружия России, которое может быть использовано против Грузии или других партнеров по НАТО.

Достижения Грузии были признаны Конгрессом. Для маленькой страны, не имеющей значительной этнической диаспоры в США, Грузия стала чрезвычайно влиятельной на Капитолийском холме. Широкая двухпартийная поддержка Грузии выражается в оказании Тбилиси содействии со стороны США, причем во времена, когда большая часть расходов на зарубежную помощь урезана.

Всемирный банк и другие международный институты высоко оценивают антикоррупционные показатели Грузии, и ее стабильные экономические результаты. В США как Администрация, так и законодатели призывают грузинские власти добиваться того, чтобы предстоящие выборы были свободными и честными, и способствовали дальнейшему прогрессу Грузии как одного из лидеров демократических преобразований на постсоветском пространстве. Власти обязаны обеспечить равный доступ всех участников политического процесса к СМИ и прочим электоральным ресурсам. Необходимы реформы для лучшей институционализации демократии путем усиления законодательной власти и иных ключевых политических институтов.

Источником поддержки Грузии в Вашингтоне и НАТО является ее приверженность либеральным демократическим ценностям, разделяемым всеми членами альянса. Правительство США должно поддерживать Тбилиси в проведении дальнейших демократических реформ как важного элемента безопасности, и одним из эффективных способов этого – подтвердить, что двери альянса остаются для Грузии открытыми.

Ричард Вайц – старший научный сотрудник и директор Центра военно-политического анализа в Гудзоновском институте (Hudson Institute) в Вашингтоне.

 

Анкара-Багдад: отношения ухудшаются

Posted May 15th, 2012 at 5:13 pm (UTC+0)
3 comments

Сегодня не ладят друг с другом не только правительства Турции и Ирака. Все очевиднее серьезные разногласия и на личном уровне между главами двух государств. Премьер-министр Ирака Нури Малики враждует с иракскими и турецкими лидерами, которых он считает своими врагами. Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган и другие турецкие политики, в ответ, сосредоточили свою критику на самом Малики и выступают в защиту прав иракских курдов и суннитов, не противопоставляя им шиитов Ирака. Эти личные трения отражают реальные различия между Анкарой и Багдадом в отношении необходимости либерально-демократических правительств в Ираке, Сирии и других странax Ближнего Востока.
Эти расхождения подкрепляются этнической и религиозной напряженностью, а также конкуренцией между скрытыми нео-османскими тенденциями – с одной стороны, и иранскими амбициями заполнить вакуум на Ближнем Востоке после вывода западных войск – с другой. Затянувшийся внутриполитический кризис в Египте тоже играет свою роль в этом.

Турецкую политику в отношении Ирака определяет комбинация факторов. Во первых, тревогу в Анкаре вызывает сам политика багдадских властей по принципу «разделяй и властвуй», используемая для ослабления соперников Малики и мобилизации его шиитских сторонников, что может вновь ввергнуть Ирак в межобщинную гражданскую войну. Турция опасается, что возобновление противостояния может подорвать ее экономические интересы в Ираке, привести к созданию еще одного (в добавок к сирийскому) гуманитарного кризиса на ее границах. И, главное, нестабильность у соседей может подорвать тщательно спланированную политику Турции в отношении сдерживания курдского национализма в Ираке в жестко ограниченных границах.

Еще одной целью Анкары является стремление ограничить иранское влияние в Ираке. Хотя Турция надеется установить более эффективные связи с шиитским большинством Ирака, не менее важным для нее является поддержание сбалансированных отношений с лидерами суннитской и курдской общин. Анкара не желает соперничать со сторонниками Ирана на иракской земле, но хочет гарантировать правление коалиционного правительства в Багдаде, в котором представлены турецкие интересы. Турецкие власти также хотят убедиться, что в соседнем Курдистане правят лидеры, которые будут принимать во внимание экономические, и, особенно, интересы безопасности Турции. Очевидно, что самого иракского премьера тревожит возрастающая активность Анкары и то, что он считает вмешательством во внутренние иракские дела.

Турецкие амбиции в регионе особенно усилились в прошлом году во время арабской весны, и продолжают расти и сегодня, имея целью превращение Ближнего Востока в зону демократических государств. Хотя политика неоконсерватизма остается вне моды в Вашингтоне, где администрация Обамы в значительной степени отказывается от демократической риторики предыдущей администрации, нынешнее турецкое правительство видит себя как силу, которая может способствовать демократическим преобразованиям в Ливии, Сирии, Ираке и других странах.

Что касается жесткой риторики иракского премьера, то эксперты объясняют это подозрительностью Малики в отношении США и некоторых арабских правительств, которые якобы находятся в сговоре против него, и что Турция является их сообщником. Его резкие выпады против Турции резко обострилась после того, как министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу и госсекретарь США Хиллари Клинтон выразили свое беспокойство по поводу ситуации в Ираке 13 февраля 2012 во время совместной пресс-конференции.

В свою очередь, в Вашингтоне полагают, что Турция располагает хорошими возможностями для противодействия иранскому влиянию и исламскому экстремизму на Ближнем Востоке, и, возможно, в других регионах. Американцы также приветствовали бы появление аутентичных либерально-демократических правительств в регионах, печально известных своим бывшим неприятием такой идеи.

Однако в Анкаре должны помнить об опыте Соединенных Штатов, неоднократно убеждавшихся в том, что хотя установление справедливых и демократических правительств на Ближнем Востоке является благим намерением, это не всегда приходится по душе местным авторитарным лидерам и их союзникам. Так же, как когда-то многие арабы подозревали Вашингтон в стремлении навязать им христианские и светские ценности, сегодня на Ближнем Востоке подозревают Анкару в попытках реализации некоей суннитской и нео-османской повестки дня, а не демократии. Соединенные Штаты были защищены от враждебности стран Ближнего Востока географическим положением и мощным военно-политическим потенциалом. Турция находится в другом положении, поэтому ей необходимо учесть, чем чревато стремление играть роль регионального лидера в продвижении демократии на Ближнем Востоке.

Путин не приедет

Posted May 12th, 2012 at 6:37 pm (UTC+0)
42 comments

Владимира Путина в Америке ждут давно. Еще летом прошлого года высокопоставленный чиновник сообщил мне, что Администрация США работает над программой визита премьера. Но Путин не приехал. И вроде приезжать не собирается, по крайней мере, пока.

Вроде он был заявлен на майском саммите НАТО в Чикаго. Однако в Чикаго его не увидят. Об его отказе приехать заявил в свое время генсек НАТО Андерс Фогг Расмуссен. Обама специально перенес саммит Большой Восьмерки в свою загородную резиденцию Кэмп-Дэвид, чтобы Путин приехал на встречу без галстуков.

Но когда Обама позвонил Путину, чтобы поздравить его с Днем Победы и с избранием на пост президента, его проинформировали, что Путин побывать в Кэмп-Дэвиде не сможет. Выразив сожаление по этому поводу, Путин обосновал свое решение необходимостью завершить формирование нового кабинета министров. Вместо него в Кэмп-Дэвид прилетит премьер-министр Дмитрий Медведев. Большого удовольствия эта новость в администрации Обамы не вызвала.

Разумеется, дипломатические объяснения буквально рассматривать никому в голову не придет. Во-первых, то, что новый премьер, который будет представлять Россию на саммите, не должен присутствовать в стране при формировании правительства, уже говорит о его широких полномочиях. Во-вторых, передача власти была, по словам самого кремлевского тандема, обговорена заранее, так что и вопрос о составе нового правительства был по большей части решен задолго до инаугурации.

Так что официальная причина отказа Путина от участия в саммите звучит неубедительно. Что же касается причин действительных, то можно предположить, что с одной стороны, Путин вообще не любит тратить время на «говорильню» – неконкретные встречи с размытыми результатами вроде саммита Восьмерки.

Его подход к такого рода встречам всегда был прагматичным. Не исключено, что на таких статусных мероприятиях, где нужно только поприсутствовать, премьер Медведев станет постоянным представителем Путина, тем более он такую работу вроде бы любит. Сам же президент оставит за собой визиты и встречи, где нужно что-то реально разруливать, решать и подписывать. Например, вопросы нефти, газа, трубопроводов и. т. д.

Можно предположить, что свои первые визиты Путин, скорее всего, совершит в Китай, страны СНГ и Германию. Как всегда, первый визит президента России станет своеобразным сигналом о новых векторах российской внешней политики.

Обстоятельства инаугурации и последние события в Москве также могли послужить еще одной причиной нежелания Путина покидать Кремль. Кого же можно на хозяйстве оставить в такое непростое время?

Неоднозначные оценки итогов президентских выборов и последующие события в российской столице могли стать причиной неприятных вопросов на самом саммите – как со стороны партнеров, так и со стороны западной прессы.

Что касается отношений с США, то сейчас, когда Обама ведет предвыборную компанию и ничего не может обещать, Путину тем более нет резона с ним встречаться.  Об этом сам президент США сказал в Сеуле тогда еще президенту Медведеву, думая, что микрофоны отключены.

Кроме того, именно у Дмитрия Медведева с Бараком Обамой сложились довольно теплые личные отношения. Чего нельзя сказать о Путине, который, видимо, не забыл, что Обама делал ставку на Медведева, как на будущего лидера России. Так что даже если сам Обама будет не против такой рокировки на саммите, в США такой  бойкот Путина может быть воспринят достаточно негативно.

Отказ президента России приехать в Кэмп-Дэвид может рассматриваться, как некий намёк на сворачивание «перезагрузки». В Вашингтоне понимают, что свою роль в отказе от участия в саммите, сыграли не только сомнения Путина по поводу продуктивности предстоящей встречи, но и попытка получить от США уступки по одной из ключевых проблем двусторонних отношений: ПРО.

Путин остался явно неудовлетворен итогами визита американского советника по национальной безопасности Тома Донилона, который передал Путину послание от президента Обамы,  посвященное разработке и углублению американо-российского партнерства.

Путин пообещал расширить развитие отношений с США только в том случае, если Россия будет рассматриваться Вашингтоном как равноправный партнер. Первым условием такого сотрудничества Путин потребовал сделать письменные гарантии о том, что ПРО НАТО не будет направленно против России. Так как продвижений в этом вопросе нет и не предвидится, как минимум до ноября, отказ Путина от участия в саммите может быть демонстрацией того, что он в посиделках не участвует и ждет реальных результатов.

Как бы то ни было, решение об отказе Путина участвовать в саммите Восьмерки не предвещает ничего хорошего для американо-российских отношений. Хотя вопросов, над которыми странам предстоит работать вместе множество, особенно по таким направлениям, как ядерная безопасность и нераспространение ядерного оружия, Сирия, Афганистан, членство России в ВТО…

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики.

SuperJet под ударом

Posted May 11th, 2012 at 3:53 pm (UTC+0)
33 comments

Фото АР

Катастрофа самолета – это всегда трагедия, однако когда крушение самолета происходит во время демонстрационного полета, глаза всей индустрии прикованы к этому авиалайнеру. Если при этом гибнут потенциальные заказчики – это не только серьезный удар по экспортным перспективам конкретной модели, но и по репутации бренда, и, возможно, будущего гражданского самолетостроения страны в целом.

У меня возник вопрос: не была ли погребена вместе с пассажирским лайнером Sukhoi SuperJet-100 на склоне потухшего вулкана в Индонезии и надежда на возрождение российского гражданского авиапрома? К сожалению, у российских самолётов известная репутация. Они регулярно бьются в Африке и Центральной Азии, у всех в памяти свежи обстоятельства авиакатастрофы под Смоленском, где разбился ТУ-154 с польским президентом на борту, гибели хоккеистов ярославского «Локомотива», летевших на ЯК-42, многочисленных аварий самолетов и турбовинтовых машин в Сибири.

Поэтому для корпорации «Сухой» было так важно выйти на новый уровень надёжности. Но это легче сказать, чем сделать. При этом, на сегодняшний день, до того как станут известны результаты расследования, обвинять низкое качество машины не следует.

Напомним, что во время демонстрационного полета в Индонезии 9 мая с самолетом была потеряна связь. Днем позже обломки разбившегося воздушного судна нашли в горах на острове Ява. На его борту было около 50 человек, в основном – представители индонезийских компаний, но не только. Все пассажиры погибли.

Можно предположить, что это станет серьезным ударом по репутации корпорации «Сухой», и негативно скажется на надеждах России на возрождение авиационной отрасли – не поставившей на рынок ни одной новой модели за все двадцать лет, прошедшие после распада Советского Союза. Россия разрабатывала Sukhoi SuperJet-100 в течение многих лет совместно с компаниями Boeing u Finameccanica, надеясь на покорение авиарынков с помощью современного и недорогого лайнера. Его называли символом возрождения российского авиапрома.

Sukhoi SuperJet-100 многие эксперты называли лучшим проектом российской гражданской авиапромышленности за последние 20 лет. Это первая, после распада Союза, новая разработка, в которой, благодаря сотрудничеству с иностранными авиапроизводителями, было использовано много западных наработок. Другие лайнеры, разрабатываемые российскими самолетостроителями, имеют слишком много недостатков при проектировании и производстве, чтобы составить достойную конкуренцию на международном рынке. Именно поэтому, Sukhoi Superjet SSJ 100 после развала СССР, стал единственным российским проектом самолета, который был запущен в серийное производство. Правда, проект много раз критиковали за затянувшийся процесс разработки – о начале проекта было объявлено в 2000 году, тогда он носил название RRJ – Russian Regional Jet.

До катастрофы демонстрационного борта различные международные компании уже заказали себе 244 «Суперджета», цена которого на 30 проц. ниже иностранных аналогов, а российский «Аэрофлот и армянская «Армавиа уже используют их.

Как пишут сегодня российские СМИ, индонезийская катастрофа уже нанесла существенный имиджевый урон, из-за чего заказчики станут требовать немалые скидки, или угрожать расторгнуть уже подписанные контракты. Ну, а если в результате официального расследования причиной катастрофы будут названы технические неполадки, это вообще может вылиться в отзыв лайнеров на доработку и крупные штрафы. Уже как минимум один заказчик самолета, индонезийская Kartika Airlines, которая собиралась купить 30 SSJ100, приостановила реализацию контракта.

Тем не менее, хочу еще раз подчеркнуть: многое будет зависеть от результатов расследования причин трагедии. Важно назначить независимую компанию, специализирующуюся на расследовании авиакатастроф, или составить команду из представителей стран, не имеющих самолётов подобного класса, как, например, Бразилия (Embraer) и Канада (Bombardier).

Нельзя также исключить, что катастрофа стала результатом недостаточного знакомства российских пилотов с погодными условиями и горным рельефом окрестностей Джакарты. Кроме того, летать в Индонезии сложно еще и из-за того, что техническое оборудование диспетчерской службы и навыки диспетчеров оставляют желать лучшего. К трагедии также могло привести и недостаточное владение английским как диспетчеров, так и пилотов.

Как бы то ни было, если в процессе расследования, будет доказано что причиной катастрофы стал человеческий фактор, бренду «Sukhoi» понадобится мощная международная PR-кампания, чтобы сгладить негативные впечатления.

В истории известны случаи, когда самолеты разбивались во время демонстрационных полетов, однако впоследствии успешно экспортировалось. Так, например, произошло с моделью Airbus A320, который разбился во время демонстрационного полета, однако впоследствии стал весьма успешной моделью.

В любом случае, мне очевидно, что продвижение Sukhoi SuperJet-100 пока что пойдет на рынках СНГ и развивающихся стран, а не Европы и США. Без создания бренда и стопроцентной надежности у Sukhoi нет будущего на мировых рынках гражданской авиации.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики.

Инаугурация с ОМОНом, на фоне протестов

Posted May 9th, 2012 at 5:43 pm (UTC+0)
7 comments

Тех, кто проголосовал за Путина, можно поздравить с его инаугурацией, что стало для них своего рода днем победы. А всех россиян – с Днем Победы. Напомним читателям, что главным союзником СССР в той победе были капиталистические США и Британская империя, а главным противником – нацистская Германия. А теперь о текущих делах…

Накануне своей третьей инаугурации, президент России Владимир Путин встретился с советником президента США по национальной безопасности Томом Донилоном, с которым в течение двух часов «сверял часы» по глобальным проблемам – от Афганистана до противоракетной обороны.

Донилон передал Путину подробное послание от президента Обамы, посвященное разработке и углублению американо-российского партнерства. Путин, в свою очередь, пообещал развивать отношения с США, при условии, что Россия будет рассматриваться Вашингтоном как равноправный партнер. Первым шагом в направлении такого сотрудничества должны стать письменные гарантии о том, что ПРО НАТО не будет направлена против России – потребовал Путин. О чём мы недавно писали на страницах этого блога.

Это уже практически четвертый срок Путина, который был избран президентом в 2000 и в 2004 годах, после чего передал на один срок президентские полномочия Дмитрию Медведеву, оставшись премьер-министром. Этот период можно рассматривать как третий срок Путина.

Возможно, в послании президента Обамы содержалось больше информации, чем озвучил Донилон. В не предназначавшемся для прессы фрагменте разговора между президентами в Сеуле, когда Дмитрий Медведев и Барак Обама приватно разговаривали при работающем микрофоне, прозвучал намек на то, что после выборов президент Обама будет иметь «больше гибкости» в вопросе о ЕвроПРО.

Как бы то ни было, администрация Обамы должна четко осознавать: с каким режимом она имеет дело в России? Массовые демонстрации против Путина в минувшие выходные закончились разгоном и арестами участников протестов, в большинстве своём – мирных. Один участник, по сообщениям СМИ, упал с крыши и погиб, в то время как сотни людей были избиты дубинками омоновцев. Интернет и социальные сети полны видео- и фото-свидетельствами происшедшего.

Более 400 демонстрантов задержали, в том числе лидеров оппозиции Бориса Немцова, Алексея Навального и Сергея Удальцова, которые были оштрафованы на 1000 рублей каждый и отпущены, причём многих задерживали неоднократно.

На мой взгляд, эти демонстрации, ставшие продолжением аналогичных протестов в декабре, феврале и марте, указывают на появление анти-путинского фронта, который включает в себя либералов (Немцов), националистов (Навальный) и левых (Удальцов), а также экстремистов, таких, как национал-большевики и анархисты.

Объединяющим фактором для представителей российской оппозиции является лозунг «Россия без Путина», однако глубокие политические различия в подходах оппозиции не позволяют согласовать общую программу или единую политическую платформу. Что делает оппозицию скорее «экологическим», моральным и политическим раздражителем, но реально пока не меняет политическую корреляцию сил.

Оппозиция резко протестовала против мошенничества во время выборов в Думу в декабре. По утверждению лидеров оппозиции и многих экспертов, правящая партия «Единая Россия» не набрала объявленного Центризбиркомом большинства голосов. Многие россияне считают, что 64 процента голосов, насчитанных Путину на президентских выборах в марте 2012, вряд ли соответствуют действительности.

Возмущение оппозиции вызвал и тот факт, что некоторым альтернативным кандидатам, например, Григорию Явлинскому, было отказано в регистрации. Независимых зарубежных наблюдателей, как например ОБСЕ, в страну практически не пустили, а представителям оппозиции закрыли равный доступ на национальные телеканалы.

Оппозиция протестовала и против того, что «административный ресурс» властей сделал условия политической игры неравными, а сотрудников государственных компаний – от учителей до медсестер, военных и сотрудников правоохранительных органов – фактически принуждали голосовать за правительственных кандидатов.

Другой болезненной проблемой в отношения России и США является антиамериканизм российских государственных СМИ, особенно телевидения. Путин назвал лидеров оппозиции «бандерлогами», которые «шакалят у западных посольств». Майкл Макфол, посол США и архитектор «перезагрузки» отношений с Россией, уже была раскритикован в российских СМИ в пух и прах за свой короткий период пребывания в должности.

Более того, Путин обвинил Госдеп США в финансировании оппозиции, а госсекретаря Хиллари Клинтон в том, что она якобы «дала сигнал» для начала демонстраций. Тем не менее, Белый дом, на мой взгляд, пассивно реагирует на разгон демонстраций, антиамериканизм, и даже атаку СМИ на посла США.

Сегодня США стоят перед выбором. С одной стороны – мы должны взаимодействовать с Россией в будущем по ряду вопросов безопасности и экономики. С другой – Администрации, по моему мнению, следовало бы избавиться от иллюзий, что это взаимодействие будет происходить с демократией западного типа.

США и Россия имеют общие интересы: в противостоянии исламскому радикализму и терроризму, в области нераспространения ядерного оружия, в том числе иранского, в борьбе с наркотиками и в расширении торговли и инвестиций (Путин отметил это в своем первом президентском указе), а также в расширении туризма и бизнеса.

Россия может извлечь выгоду из доступа к американской науке, особенно в сфере медицины, к технологиям и инвестициям. Однако США не должны отказываться от формулирования своих приоритетов и ценностей российским партнерам.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики.

Инаугурация с ОМОНом, на фоне протестов

Posted May 9th, 2012 at 2:37 pm (UTC+0)
1 comment

Тех, кто проголосовал за Путина, можно поздравить с его инаугурацией, что стало для них своего рода днем победы. А всех россиян – с Днем Победы. Напомним читателям, что главным союзником СССР в той победе были капиталистические США и Британская империя, а главным противником – нацистская Германия. А теперь о текущих делах…

Накануне своей третьей инаугурации, президент России Владимир Путин встретился с советником президента США по национальной безопасности Томом Донилоном, с которым в течение двух часов «сверял часы» по глобальным проблемам – от Афганистана до противоракетной обороны.

Донилон передал Путину подробное послание от президента Обамы, посвященное разработке и углублению американо-российского партнерства. Путин, в свою очередь, пообещал развивать отношения с США, при условии, что Россия будет рассматриваться Вашингтоном как равноправный партнер. Первым шагом в направлении такого сотрудничества должны стать письменные гарантии о том, что ПРО НАТО не будет направлена против России – потребовал Путин. О чём мы недавно писали на страницах этого блога.

Это уже практически четвертый срок Путина, который был избран президентом в 2000 и в 2004 годах, после чего передал на один срок президентские полномочия Дмитрию Медведеву, оставшись премьер-министром. Этот период можно рассматривать как третий срок Путина.
Возможно, в послании президента Обамы содержалось больше информации, чем озвучил Донилон. В не предназначавшемся для прессы фрагменте разговора между президентами в Сеуле, когда Дмитрий Медведев и Барак Обама приватно разговаривали при работающем микрофоне, прозвучал намек на то, что после выборов президент Обама будет иметь «больше гибкости» в вопросе о ЕвроПРО.

Как бы то ни было, администрация Обамы должна четко осознавать: с каким режимом она имеет дело в России? Массовые демонстрации против Путина в минувшие выходные закончились разгоном и арестами участников протестов, в большинстве своём – мирных. Один участник, по сообщениям СМИ, упал с крыши и погиб, в то время как сотни людей были избиты дубинками омоновцев. Интернет и социальные сети полны видео- и фото-свидетельствами происшедшего.

Более 400 демонстрантов задержали, в том числе лидеров оппозиции Бориса Немцова, Алексея Навального и Сергея Удальцова, которые были оштрафованы на 1000 рублей каждый и отпущены, причём многих задерживали неоднократно.

На мой взгляд, эти демонстрации, ставшие продолжением аналогичных протестов в декабре, феврале и марте, указывают на появление анти-путинского фронта, который включает в себя либералов (Немцов), националистов (Навальный) и левых (Удальцов), а также экстремистов, таких, как национал-большевики и анархисты.

Объединяющим фактором для представителей российской оппозиции является лозунг «Россия без Путина», однако глубокие политические различия в подходах оппозиции не позволяют согласовать общую программу или единую политическую платформу. Что делает оппозицию скорее «экологическим», моральным и политическим раздражителем, но реально пока не меняет политическую корреляцию сил.

Оппозиция резко протестовала против мошенничества во время выборов в Думу в декабре. По утверждению лидеров оппозиции и многих экспертов, правящая партия «Единая Россия» не набрала объявленного Центризбиркомом большинства голосов. Многие россияне считают, что 64 процента голосов, насчитанных Путину на президентских выборах в марте 2012, вряд ли соответствуют действительности.

Возмущение оппозиции вызвал и тот факт, что некоторым альтернативным кандидатам, например, Григорию Явлинскому, было отказано в регистрации. Независимых зарубежных наблюдателей, как например ОБСЕ, в страну практически не пустили, а представителям оппозиции закрыли равный доступ на национальные телеканалы.

Оппозиция протестовала и против того, что «административный ресурс» властей сделал условия политической игры неравными, а сотрудников государственных компаний – от учителей до медсестер, военных и сотрудников правоохранительных органов – фактически принуждали голосовать за правительственных кандидатов.

Другой болезненной проблемой в отношения России и США является антиамериканизм российских государственных СМИ, особенно телевидения. Путин назвал лидеров оппозиции «бандерлогами», которые «шакалят у западных посольств». Майкл Макфол, посол США и архитектор «перезагрузки» отношений с Россией, уже была раскритикован в российских СМИ в пух и прах за свой короткий период пребывания в должности.

Более того, Путин обвинил Госдеп США в финансировании оппозиции, а госсекретаря Хиллари Клинтон в том, что она якобы «дала сигнал» для начала демонстраций. Тем не менее, Белый дом, на мой взгляд, пассивно реагирует на разгон демонстраций, антиамериканизм, и даже атаку СМИ на посла США.

Сегодня США стоят перед выбором. С одной стороны – мы должны взаимодействовать с Россией в будущем по ряду вопросов безопасности и экономики. С другой – Администрации, по моему мнению, следовало бы избавиться от иллюзий, что это взаимодействие будет происходить с демократией западного типа.

США и Россия имеют общие интересы: в противостоянии исламскому радикализму и терроризму, в области нераспространения ядерного оружия, в том числе иранского, в борьбе с наркотиками и в расширении торговли и инвестиций (Путин отметил это в своем первом президентском указе), а также в расширении туризма и бизнеса.

Россия может извлечь выгоду из доступа к американской науке, особенно в сфере медицины, к технологиям и инвестициям. Однако США не должны отказываться от формулирования своих приоритетов и ценностей российским партнерам.

– Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики.

Московская конференция по ПРО: угрозы мнимые и реальные

Posted May 9th, 2012 at 12:11 pm (UTC+0)
7 comments

Международная конференция по ПРО, которая прошла в Москве 3-4 мая, продемонстрировала широкую пропасть, разделяющую Россию и Запад в отношении планов создание ЕвроПРО. Министр обороны Анатолий Сердюков так и сказал приглашенным: «Мы не смогли найти взаимоприемлемые решения на данный момент, и ситуация зашла в тупик»

Проблема противоракетной обороны является камнем преткновения между Москвой и НАТО еще с 80-ых годов, и в ближайшее время не предвидится никаких решений, способствующих изменению нынешней ситуаций. Десятилетия тщетных усилий политиков, дипломатов и военных должны были бы научить нас , что вопрос противоракетной обороны не стоит делать центральным в «перезагрузке» отношений между Россией и НАТО.

Провал переговоров только усугубил глубокое недоверие между сторонами. Каждое правительство сначала СССР, а затем России и США декларировало готовность к сотрудничеству над совместными проектами по ПРО, искало разные подходы для преодоления разногласий, но решения так и не находило.

Точка зрения Москвы остается неизменной: чем слабее противоракетная оборона НАТО, тем лучше для России. В идеале – чтобы ее не было вообще. Сначала советские, а сегодня российские политики опасаются, что США сможет создать такую систему ПРО, которая нарушит стратегическое равновесие и лишит Россию потенциала ядерного сдерживания. Будучи не в состоянии остановить исследования, которые в области ПРО ведут США и НАТО, СССР и Россия стараются предотвратить использование ужу существующих систем, или хотя бы ограничить их количество и эффективность.

Несмотря на то, что администрация Обамы перенесла запланированное размещение ПРО в Европе поближе к Ирану, и подальше – от российских стратегических ракет, размещенных в европейской части России, московские политики продолжают критиковать американские планы.

На данный момент, обе стороны продолжают переговоры, но в значительной степени в разных направлениях. НАТО двигается вперед и готова огласить на саммите 20-21 Мая в Чикаго, что первая фаза планов ПРО достигла предварительной операционной готовности, по крайней мере – с одним военным кораблем, оснащенным системой Aegis и ракетами-перехватчиками SМ-3 в восточной акватории Средиземного моря, а также радаром раннего предупреждения. Российские военные, в противовес, объявили о планах развития новых тяжелых межконтинентальных баллистических ракет на жидком топливе, способных нести большое количество боеголовок, ложные цели и другие средства противостояния ПРО США.

За последние два десятилетия, Россия участвовала в различных совместных проектах ПРО с отдельными членами НАТО, включая США, и альянс в целом. Как я уже отметил, эти усилия не привели к долгосрочному успеху. Вместо этого, на мой взгляд, следовало бы подумать об углублении двустороннего сотрудничества по другим вопросам – в частности, в обеспечении региональной безопасности в Афганистане и Центральной Азии после того, как НАТО покинет этот регион. Существует также взаимный интерес к предотвращению новых угроз терроризма в других странах, к разработке норм и ограничений в киберпространстве, к повышению безопасности ядерных материалов и другого потенциального ОМП.

Возможно, преимуществом возвращения Владимира Путина к власти является то, что он – единственный российский политик, которому по силам положить конец конфликту вокруг ПРО путем взаимных уступок ради стабильного сотрудничества НАТО и России по более важным проблемам. Президент Путин уже cделал подобный выбор в 2001 году – когда не стал ссориться с администрацией Буша по поводу решения выйти из Соглашения по ПРО, чтобы не осложнять сотрудничество в борьбе против глобального терроризма.

Остается надеяться, что он осознает невозможность в ближайшем будущем создания совместной системы ПРО России и НАТО, а также то, что эта система не может подорвать стратегический паритет ядерного сдерживания. Давно назрела необходимость признать, что сценарии агрессии НАТО в отношении России являются абсолютно нереалистичными, и что озабоченность Кремля этой фикцией лишь отвлекает Россию от более реальныx угроз.

O блоге

O блоге

Экспертный анализ внешней политики и американо-российских отношений в блог-формате

Автор

Автор

Ариэль Коэн
Ариэль Коэн
– Директор-основатель Центра энергии, природных ресурсов и геополитики (CENRG) Института анализа глобальной безопасности, и Директор International Market Analysis – компании, занимающейся развитием бизнеса и политическими рисками в области энергии и природных ресурсов. Kоэн учился в Гарвардском университете и получил степень магистра и докторат во Флетчерской школе дипломатии и права (Университет Тафтс).

Наши блоги

Календарь

May 2024
M T W T F S S
« Jan    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031