Выборы в Казахстане: наблюдения очевидца

Posted January 16th, 2012 at 5:02 pm (UTC+0)
12 comments

В Казахстане вчера, пятнадцатого января, состоялись парламентские выборы, которые ваш покорный слуга наблюдал вместе с группой международных экспертов из Германии, США, Австралии и Германии. Эксперты нашей группы считают, что результат можно считать в целом скорее положительным, при том, что выборы вызывают множество вопросов, особенно у делегации ОБСЕ.

Особенность нынешних выборов заключалась в том, что изменения в законодательстве позволили увеличить количество партий в казахстанском парламенте. Все последние годы в законодательном органе доминировала одна политическая организация – правящая «Нур Отан», которая в предыдущем составе Мажилиса имела 98 из 107 мандатов (оставшиеся 9 кресел занимали беспартийные депутаты).

Последний пакет поправок к Конституции включал в себя положение, согласно которому Мажилис не может формироваться с участием лишь одной партии. На введении такого правила настаивала ОБСЕ. Согласно новой редакции закона, даже если занявшая второе место партия не преодолеет проходной барьер, она, тем не менее, получает минимальное представительство в палате.

Вопреки скептическим прогнозам, довольно высокий семипроцентный барьер преодолели сразу две партии: по предварительным данным, демократическая партия Казахстана «Ак Жол» («Светлый Путь») набрала 7,46%, Коммунистическая народная партия Казахстана (КНПК) – 7,2%. Согласно предварительным данным ЦИК Казахстана, правящая партия “Нур Отан” («Свет Родины») на выборах набирает 80,74 процента голосов.

Результат выборов говорит о том, что, несмотря на недостатки, описанные в докладах ОБСЕ и нашей группы наблюдателей, в Казахстане появился многопартийный парламент. Если предварительные данные ЦИК подтвердятся, и в парламент Казахстана пройдут три партии, то в новом составе парламента будут представлены главные политические силы, играющие роль в идеологической и общественной жизни республики: госслужащие, бизнес, и социально-уязвимые слои населения. Что касается радикальной оппозиции, то полное поражение ОСДП (Общенациональной социал-демократической партии) еще раз показало, что нереалистичная программа (например, социал-демократы выступают против иностранных инвестиций), и склока между лидерами подрывают конкурентоспособность оппозиции.

Плюсом выборов стало то, что, как и на предыдущих выборах, Казахстан приветствовал участие местных и международных наблюдателей для мониторинга, которые играют важную роль в содействии более прозрачным и нейтральным процедурам волеизъявления народа. С 12 января по 14 января наша группа международных экспертов, куда входил и Ваш покорный слуга, встретилась с представителями основных политических партий, Центральной избирательной комиссии (ЦИК), правительственных учреждений и неправительственных организаций.

В день выборов члены нашей команды наблюдали голосование на, в общей сложности, 56 избирательных участках Астаны, Алматы, Караганды, Усть-Каменогорска, и Жанаозена. Да, того самого, где в недавних столкновениях с милицией погибли более 16 человек и 100 было ранено. Несмотря на введение военного положения в городе, президент Нурсултан Назарбаев распорядился выборы в городе все же провести.

Однако и о недостатках молчать нельзя. Внеочередные парламентские выборы в Казахстане не соответствуют ряду ключевых принципов демократии – сказано в опубликованном докладе представителей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Властям, согласно отчету международных наблюдателей, не удалось предоставить необходимые условия для проведения справедливых выборов: несколько кандидатов были дисквалифицированы, а ряд партий – не допущены к участию в выборах.

Кроме того, несмотря на общую положительную оценку самого процесса выборов, процедура подсчета голосов была не всегда прозрачной – зарегистрировано несколько случаев фальсификации результатов, так называемых «каруселей» и прочих нарушений. Один из моих коллег-наблюдателей лично видел это в Алматы.

В то же время, специалисты отметили высокий уровень организации выборов, а также ряд юридических изменений, направленных на обеспечение представительства в парламенте по меньшей мере двух партий. Тем не менее, на мой взгляд, одним из недостатков прошедших выборов является тот факт, что партии – в соответствии с действующим законодательством – не обязаны публиковать списки кандидатов, по которым они заполнят места в Мажилисе, более того, они могут вообще менять список своих кандидатов в течение недели после выборов. Кроме того, похоже, что в законе не прописаны демократические процедуры формирования руководства партий и списка членов партии в парламенте. В этой связи я бы порекомендовал скорректировать закон таким образом, чтобы избиратели заранее знали, за кого они голосуют, и кто будет их представлять в парламенте. Причем придерживаться списка следовало бы в течение года после выборов, если кандидаты прошли в парламент. Кроме того, было бы желательно, чтобы закон предусматривал демократические выборы и внутри самой партии. Партии, в свою очередь, могут проголосовать и принять собственные правила и регламент по процедуре выполнения этих требований.

Сегодня, на мой взгляд, правительству Казахстана необходимо сосредоточиться на укреплении связей между парламентариями и их избирателями, между членами Мажилиса и регионами, и гарантировать, что их потребности будут учитываться в Астане. Кроме того, казахстанское правительство должно принять дополнительные шаги по реализации изменений, отвечающих международным стандартам. Тогда и оснований для критики со стороны ОБСЕ будет меньше.

А пока, как я считаю, нынешние выборы в Казахстане показали: реформы, предложенные властями, уже работают, несмотря на проблемы, отмеченные в отчете ОБСЕ. По сравнению с другими Центрально-Азиатского региона (за исключением, разве что, Кыргызстана), Казахстан ушёл далеко вперед – и в сфере экономических реформ, и в сфере политического управления, включая выборы.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики.

Новая оборонная стратегия Пентагона – много шума из ничего

Posted January 16th, 2012 at 3:43 pm (UTC+0)
7 comments

Я считаю, что значение опубликованной Пентагоном военной концепции на период до 2020 г. было преувеличено как самой Администрацией президента, так и оппонентами новой стратегии. Белый дом пытается продемонстрировать сторонникам сокращений федерального бюджета в Конгрессе, что военные уже пожертвовали всем, чем могли.
А тем временем противники Обамы ведут атаку на два фронта. Слева его атакуют те, кто хотел бы видеть еще более радикальные меры по сокращению расходов на оборону. Правые утверждают, что Администрация урезает ресурсы Пентагона с тем, чтобы ограничить возможности для вооруженного вмешательства в конфликты в будущем.

Однако сама концепция и то, как ее преподнесла пресса, ясно показывают, что на самом деле в документе нет ничего принципиально нового. Он лишь отражает реалии эволюционного развития вооруженных сил США – процесса, который начался еще при Администрации президента Буша-младшего, и который продолжается при президенте Обаме. Такие факторы, как беспрецедентный дефицит федерального бюджета и быстро меняющаяся геополитическая обстановка вынуждают американских военных искать новые подходы, и разрабатывать новую стратегию.

В отсутствие войны или иного, затрагивающего национальные интересы масштабного кризиса, Пентагону отныне придется укладываться в одну и ту же сумму денег в течение нескольких лет. Так как стоимость закупок нового оружия и военного снаряжения обычно растет быстрее инфляции, то не исключено сокращение или сворачивание устаревших программ. Концептуальную основу таким шагам и должен заложить новый документ.

Так, в виду новой геополитической обстановки, военное руководство США считает, что Вашингтону необходимо избегать вовлечения в новые затяжные конфликты , подобно тому как это было во Вьетнаме, Ираке и Афганистане.

Одновременно, акцент смещается в направлении Азиатско-Тихоокеанского региона, где будет продолжаться накопление экономических и военных ресурсов.
На мой взгляд, Пентагон заслуживает похвалы за разъяснение того, какие приоритеты будут (а какие нет) влиять на дальнейшее развитие вооруженных сил США. Можно также отметить, что высшие чины Пентагона, выступая на пресс-конференциях, признавали возможность сюрпризов, которые потребуют быстрой перегруппировки.
Интересным моментом новой оборонной стратегии США, о котором пока мало писали , является намек на то, что администрация Обамы, возможно, в одностороннем порядке сократит ядерный арсенал США. Сэкономленные деньги можно будет вложить в строительство новых кораблей, самолетов и других видов обычных вооружений.

Для России новая концепция должна стать еще одним знаком того, что США не видят в России противника, по крайней мере – в краткосрочной перспективе. Вашингтон выводит войска из Европы для переброски их в Тихоокеанский регион, т.к. понимает, что Россия не станет нападать на НАТО – вне зависимости от численности американского контингента в Европе. Наоборот, большинство военных экспертов США рассматривают Россию в качестве важного партнера, который оказывает содействие в борьбе с угрозами, обозначенными в документе. Эти угрозы относятся не только к Ирану и Северной Корее, но и к Китаю.

«Фобос-грунт»: конспирология и ее разновидности

Posted January 13th, 2012 at 8:55 pm (UTC+0)
66 comments

Ругать Америку – добрая традиция советской и постсоветской пропаганды, но иногда проявления антиамериканских настроений, бьющие через край, доходят просто до абсурда. Когда российским чиновникам необходимо «перевести стрелки» – как правило, лучшего «крайнего», чем США, не найти. Во всяком случае, хотелось бы верить, что недавно имел место обычный перевод стрелок, а не острый случай паранойи.

Не успел Кремль обвинить США в провоцировании декабрьских протестов в Москве, как на очереди новые подозрения. Российский научный космический корабль “Фобос-грунт” направлявшийся на Марс, вышедший из-под контроля в момент полета вокруг Земли, мог потерпеть неудачу из-за воздействия на него некоего противоспутникового оружия – заявил во вторник в интервью директор российского космического агентства Владимир Поповкин.

«Непонятны частые сбои с нашими аппаратами в тот период, когда они летят над теневой для России стороной Земли, – заявил Поповкин в интервью газете «Известия», – там, где мы не видим аппарат и не принимаем с него телеметрию».
Кстати это не первый “прозрачный ” намек на происки США: еще в ноябре Поповкин предположил, что корабль, который должен в субботу упасть в Индийский океан, мог получить повреждения из-за мощных сигналов РЛС с объектов на Аляске. Только непонятно, нарочно ли злокозненные американцы посылали сигналы, или российские инженеры не защитили своё детище.

Абсурдность обвинений Поповкина налицо: США ничего не выиграют от провала очередной, между прочим, уже девятнадцатой (!) неудачной миссии России в космосе, тем более экспедиции на Марс. Наоборот, в последнее время США и Россия вместе добиваются результатов при реализации российских гражданских космических программ в партнерстве с НАСА, Европейским космическим агентством и другими организациями по исследованию космоса. Вашингтон и Москва еще во время Холодной войны запустили проект «Союз-Аполлон», а потом объявили ничью в космической гонке, и совместно с европейцами построили Международную космическую станцию.

Более того, после нескольких трагедий, американские космические челноки – морально устаревшие – были списаны и изъяты из эксплуатации, а астронавты НАСА летают на МКС на российских ракетах-носителях. Зачем НАСА, полностью зависящему от ракет Роскосмоса, препятствовать российской марсианской программе? Да и вообще, если бы «Фобос-Грунт» достиг Марса, то мировая космическая наука получила бы новые сведения, что, несомненно, только на руку США. Ведь само космическое агентство НАСА давно планирует направить зонд к Марсу, чтобы получить очередные образцы грунта, однако бюджетные ограничения пока не дают реализовать проект. Учитывая все это, высказывания Поповкина, как минимум, безосновательны.

Наоборот, на мой взгляд, имел бы научный, политический и экономический смысл совместный проект экспедиции на Красную планету, объединяющий США, Россию, Европу, Китай и Японию – а может, и Индию. Такая программа дала бы основу для космического сотрудничества по освоению Солнечной системы всем ведущим космическим державам 21-го века. Она бы продемонстрировала бы объединяюший, а не разделяющий потенциал космоса.

Однако, меня российские проявления антиамериканизма уже не удивляют. Похоже, Кремль считает антиамериканизм своеобразным стратегическим инструментом и использует его в первую очередь для решения внутриполитических задач. Соединенные Штаты нужны властям не только в качестве «козла отпущения» за проблемы России, но и как инструмент идеологического объединения страны.

Одновременно антиамериканизм активно используется для достижения внешне- и внутриполитических целей. К примеру, среди части российской элиты, включая ВПК и космическое лобби, антиамериканизм остается укоренившимся и политически выгодным явлением. При этом Кремль использует для пропаганды антиамериканизма не только контролируемые государством СМИ, но и такие инструменты, как молодежные движения «Наши» и «Молодая гвардия».

Что не менее важно, антиамериканизм фактически служит связующим материалом, удерживающим от распада антиамериканскую коалицию России с такими государствами, как Иран и Венесуэла, проявления аниамериканизма которых ничуть не уступают, в плане абсурдности, намекам Поповкина.

Недавно президент Венесуэлы Уго Чавес высказал журналистам свои предположения о том, что спецслужбы США, возможно, разработали секретное оружие, с помощью которого вызывают раковые опухоли у лидеров стран Южной Америки.
Такое умозаключение он сделал после сообщения о папиллярном раке щитовидки у президента Аргентины Кристины Киршнер. Правда, диагноз не подтвердился … Венесуэльского каудильо это не смущает, он также напомнил, что ранее рак диагностирован также у президента Бразилии Дилмы Руссефф и президента Парагвая Фернандо Луго. Ну а так как сам Уго Чавес тоже болен раком, то у него сомнений в происках американского империализма не было с самого начала.

Наверное, антиамериканизм в России, да и в других странах исчезнет только тогда, когда уйдут в прошлое пережитки Холодной войны в мышлении их руководства, а элиты будут получать свою легитимность через подлинное волеизъявление избирателей, а не разжигая ксенофобию против «врагов у-нешних и у-нутренних».

(Читайте также статью на эту тему нашего специального корреспондента Юрия Караша)

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики.

Иран и Латинская Америка

Posted January 13th, 2012 at 4:03 pm (UTC+0)
16 comments

Махмуд Ахмадинежад

13 января президент Ирана Махмуд Ахмадинежад завершает пятидневное турне по четырём странам Латинской Америки, это его пятое посещение региона в качестве президента. Визит направлен на поднятие его рейтинга накануне президентских выборов путём демонстрации его якобы глобального влияния, а также на заключение двусторонних экономических сделок в целях минимизации все более серьезных последствий международных санкций.

Некоторые американские эксперты в сфере национальной безопасности встревожены активностью Ирана в Латинской Америке, однако объективная оценка ситуации указывает на ограниченность влияния Тегерана. Лишь немногие страны Латинской Америки имеют реальные отношения с Ираном, причем это, прежде всего, связи торгово-экономические, а не военные. Многие из коммерческих контрактов, о которых Иран ранее объявлял с большой помпой, так и не были реализованы, как, например, обещание Ирана потратить сотни миллионов долларов на строительство морского порта в Никарагуа, сделанное еще в 2007 году. В Латинской Америке, как и в других регионах, Иран имеет целый ряд деловых партнеров, но лишь несколько из них можно назвать союзниками.

Иранские власти находятся в глобальной изоляции из-за подозрений по поводу целей его ядерной программы, связей с международными террористическими группировками, репрессивной внутренней политики и открытой враждебности в отношении Израиля. Хотя звучат опасения по поводу того, что иранская деятельность в Латинской Америке может угрожать интересам США в этом регионе, на мой взгляд, реальное влияние Ирана здесь крайне ограничено из-за несоответствия его амбиций и возможностей. Несмотря на все усилия, Ирану до сих пор так и не удалось создать каких-либо ощутимых проблем для американской экономики и безопасности в регионе.

Стоит отметить, что активизация Ирана в Латинской Америке началась после того, как в 2005 году президентом страны стал Махмуд Ахмадинежад. Под его руководством Иран приступил к реализации трех основных целей на континенте: развитие экономического партнерства, обеспечение поддержки его ядерной программы, а также приобретение дипломатических союзников против Соединенных Штатов. В результате, с 2005 года торговля между Ираном и рядом стран Латинской Америки значительно возросла, некоторые региональные лидеры одобрили самопровозглашенные ядерные амбиции Ирана, и Тегеран открыл шесть посольств в Латинской Америке.

Тем не менее, Иран добился установления прочных связей лишь с четырьмя странами, которые и попали в программу нынешнего турне: Венесуэлой (8-9 января), Никарагуа (10-11 января), Кубой (12 января) и Эквадором (12-13 января). Отношения Ирана с другими странами остаются напряженными. И даже эти четыре левых режима мало что могут предложить режиму Тегерана из-за слабой экономики и ограниченного регионального влияния.

Отношения Ирана с Бразилией, которая является самой влиятельной страной в Латинской Америке, подчеркивают зависимость связей Тегерана от личностей лидеров. Когда новые лидеры приходят к власти, они часто меняют политику своей страны по отношению Ирана. Бывший президент Лула да Силва поддерживал отношения с Ираном, в то время как его преемник, Дилма Руссефф, избегает контактов с Ахмадинежадом, критикуя нарушения прав человека его правительством.

Даже те режимы, которые стремятся найти антиамериканских союзников, скорее могут найти сильных партнеров в России и Китае. Несмотря на иранские амбиции, Тегерану не хватает экономических, дипломатических и военных ресурсов, чтобы набрать вес в регионе. Какими бы ни были амбиции Тегерана по отношению к Латинской Америке, его способность влиять на события в регионе остается ничтожной по сравнению с Соединенными Штатами, а также Китаем, Россией и ЕС.

В отличие от Тегерана, имеющего «террористический багаж», Москва и Пекин проявляют осторожность, и избегают явной анти-вашингтонской риторики, имея при этом гораздо более значительное экономическое и военное присутствие в регионе.

Альтернативное экономическое партнерство, причем на лучших условиях, предлагает странами Латинской Америки и Европейский Союз. С учетом такой неблагоприятной для амбиций Тегерана среды, реальных оснований для роста его влияния в Латинской Америке, или появления правдоподобной угрозы американским интересам в этом регионе просто нет. Поэтому единственным результатом своего очередного вояжа в регион Ахмадинежад может считать разве упражнения в анти-американской риторике с местными единомышленниками.

«Адмирал Кузнецов» у берегов Сирии

Posted January 10th, 2012 at 4:41 pm (UTC+0)
23 comments

Корабли российского ВМФ покинули в понедельник сирийский порт Тартус, куда они вошли в субботу. Официальная версия визита – пополнение запасов воды  http://bit.ly/wH4hbZ , однако сирийские СМИ утверждают, что акция призвана продемонстрировать поддержку Кремлем режима сирийского лидера Башара Асада.

Непосредственно в порту Тартус швартовались большой противолодочный корабль «Адмирал Чабаненко», сторожевой корабль «Ладный» и танкер «Лена». По информации министерства обороны РФ, тяжелый авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» и спасательный буксир «Николай Чикер» стояли на внешнем рейде Тартуса.

Я считаю, что отправка Москвой группы кораблей Северного флота к берегам Сирии не очень продуманное, но с другой стороны, вполне объяснимое действие.  Безоглядная верность Кремля российскому союзнику на Ближнем Востоке Башару Асаду объясняется тем, что в Сирии находится российская база по обслуживанию военных судов, которая дает возможность кораблям за несколько дней достигать Красного моря через Суэцкий канал, и, через Гибралтарский пролив – Атлантики.

Позиции России в Средиземноморье оказались ослаблены после того, как были свергнуты Муаммар Каддафи и Хосни Мубарак. С гибелью Саддама Хуссейна и выводом войск США, Ирак стал полем соперничества между Ираном, Турцией и Саудовской Аравией. Причем ослабление влияния России – далеко не главная причина изменения баланса сил в регионе. Просто, послевоенные (возникшие после Второй мировой войны) светские, националистические и социалистические режимы одряхлели, посыпались, а им на смену могут прийти исламистские силы.

Очевидно, что Москва опасается продолжения этого тренда.  Если режим Асада падет, то аналогичная ситуация может повториться и в Восточном Средиземноморье. Правда, для того, чтобы модернизировать базу в порту Тартус России придется потратить миллиарды долларов, но это уже вторичная проблема. Первоочередная задача для Кремля – сохранение престижа в Средиземном море любой ценой. Кроме того, для Москвы не менее важно сохранить доходы от продажи оружия Сирии, которые сейчас составляют 7% российского военного экспорта.

Однако, на мой взгляд, в Кремле не могут не осознавать, что поддержка агонизирующего режима Асада, который, скорее всего, не переживет 2012 год – гиблое дело. Кроме Ирана, России и Китая (да и то, только на дипломатическом уровне), ни одна страна не поддерживает нынешний сирийский режим. Поддерживая Асада, Россия выступает не только против европейцев и США, но и против Лиги арабских государств. Главы МИД ЛАГ недавно призвали сирийское правительство и вооруженные группы немедленно прекратить насилие и отправили туда своих наблюдателей. Генсек ООН Пан Ги Мун тоже отправился в Дамаск в попытке остановить гражданскую войну.

Кроме того, оказывая безоговорочную поддержку режиму Асада, Россия навлекает на себя недовольство местных «Братьев-мусульман»  и салафитов, которые борются против сирийского режима. С учетом того, что эти радикальные суннитские организации имеют влияние на Северном Кавказе и в некоторых мусульманских общинах в России, про-асадовская позиция Москвы может негативно сказаться  на внутренней стабильности России.

Наверно, в Кремле должны также понимать, что неизбежное падение режима Асада будет означать конец российского влияния в Дамаске, поэтому для поддержания хотя бы видимости нейтралитета следовало бы вообще воздержаться от военного круиза к берегам Сирии. Ведь такая явная поддержка нынешних властей автоматически означает, что в будущем контакты Кремля с новым правительством будут исключительно трудными. В сентябре лидеры сирийской оппозиции уже угрожали в случае прихода к власти наказать Россию и другие страны, выступавшие в поддержку режима Асада.

Мне представляется очевидным, что на Ближнем Востоке складывается тупиковая ситуация, когда ни Россия, ни Запад не могут рассчитывать на дружбу с приходящими к власти политическими силами.  Исламисты типа «Братьев-мусульман», которые получили большинство мест в египетском парламенте, а тем более воинствующие салафиты, не видят разницы между Россией и Западом. Для них все мы – неверные, «безбородые и  распутные пьяницы».

Мой прогноз для региона на годы и десятилетия таков: – Ближний Восток надолго останется нестабильным, антизападным, анти-христианским и анти-израильским. Выстраивать отношения с его новыми правителями и Москве, и Вашингтону будет очень непросто.

– Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики.

Новая военная доктрина Обамы: не до жиру, быть бы живу!

Posted January 7th, 2012 at 7:02 pm (UTC+0)
31 comments

Речь президента Барака Обамы в Пентагоне позволяет сделать важные выводы о приоритетах нынешней администрации, говорит один из ведущих вашингтонских аналитиков, вице-президент Американского совета по внешней политике Илан Берман. Отказ от концепции одновременного участия в двух вооруженных конфликтах и переориентация внимания США на Тихоокеанский регион и Ближний Восток стали главными пунктами обновленной военной стратегии США.Ключевые положения и сопроводительный документ к стратегии под заголовком «Обеспечивая глобальное лидерство США: приоритеты обороны XXI века» были обнародованы президентом Обамой и руководством Пентагона в то время, когда в Багдаде взрывают бомбы, шиитский премьер Ирака пытается арестовать суннитского вице-президента, а движение Талибан открыло офис в Катаре для переговоров с Вашингтоном.

Процесс корректировки военной стратегии шел на протяжении последних месяцев в Министерстве обороны США под личным контролем Обамы и был начат в свете необходимости сокращения размеров бюджетного дефицита и государственного долга.

В сопроводительном документе, говорится, что признание того факта, что США по финансовым соображениям в перспективе не смогут позволить себе содержать количество наземных войск, которое бы позволяло одновременно вести две войны и одержать в них победу.

Кроме того, в своем выступлении президент Обама подчеркнул, что Белый дом  «переворачивает страницы десятилетий войн», и что вывод войск из Ирака и Афганистана – часть этого процесса.

Все это говорит о том, что, как будто выполнив наиглавнейшую миссию – уничтожив Усаму бин Ладена, Белый Дом хочет в некоторой степени уйти от вопроса борьбы с терроризмом, хотя Аль-Каида и другие террористические структуры до сих пор представляют серьезную угрозу национальной безопасности США, а геополитическая ситуация на Ближнем Востоке серьезно ухудшилась, считает Берман.

Более того, учитывая фактор «Арабской весны» и усиление радикализма, со временем эти угрозы будут только возрастать. Сегодня исламисты рассчитывают на то, что весь регион может стать плацдармом для их консолидации и распространения экстремистской идеологии, что повлечет за собой печальные последствия, в первую очередь для США и их союзников, но и для России тоже.

Обама уделил внимание также вопросу безопасности  киберпространства. Новая стратегия предусматривает увеличение инвестиций в защиту от враждебного вторжения и кибератак. Правда, до сих пор администрация сделала в этом направлении не очень много. Из 24 краткосрочных и среднесрочных приоритетов для укрепления национальной кибербезопасности, намеченных администрацией в мае 2009, только два были выполнены в полном объеме, пишет Берман. Так что, инвестиции Пентагона в этом направлении – скорее вынужденная необходимость.

Хуже дело обстоит с тем фактом, что новая стратегия предполагает значительный сдвиг в отношениях Америки с Европой, а точнее «сокращение присутствия ВС США в Европе».

Скорее всего, это предвещает сокращение американских войск в пользу их развертывания в Азии, в регионе, который занял центральное место повестки дня внешней политики Администрации в последнее время.

Продиктованы такие перспективы в какой-то степени могут быть также тем, что усилия администрации Обамы разместить ПРО в Европе встретили жесткое сопротивление со стороны Кремля. Сегодня у Белого дома, который до нынешнего момента верит в «перезагрузку» отношений с Россией,  велик соблазн успокоить партнера.

Кстати это касается и прописанного в новой стратегии сокращения стратегических арсеналов США. Очевидно, что, несмотря на  протесты политических элит, Белый Дом планирует идти по пути сокращения стратегических ядерных арсеналов, в соответствии с новым договором по СНВ, подписанным с Россией.

Это также говорит о том, что президент Обама так и не отказался от утопической идеи “глобального нуля”, в соответствии с которой США в одностороннем порядке должны сократить свой арсенал в надежде, что другие ядерные державы последуют их примеру, чего, разумеется, не произойдет никогда.

Примечательно, что большинство из изменений, прописанных в новой стратегии, были вызваны и оправданы жесткой экономией бюджетных средств. Однако, нужно понимать, что  вряд ли угрозы безопасности национальным интересам могут сослужить хорошую службу экономике страны. Увы, этот документ, который перед президентскими выборами должен доказать избирателю, что Обама выполняет свои обещания, еще и продемонстрирует всем, и в том числе Тегерану, Пхеньяну и другим противникам США, что американская военная мощь отходит на второе место.

Важно, чтобы США, сокращая военный бюджет, не создали вакуума во взрывоопасных регионах планеты. Такой вакуум может спровоцировать нестабильность и взрывы. Тушить пожары всегда  дороже и труднее, чем их предотвращать.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики.

Точка невозврата в Персидском Заливе?

Posted January 5th, 2012 at 8:58 pm (UTC+0)
73 comments

Большинство вашингтонских аналитиков считает, что кризис между США и Ираном, связанный с попыткой Тегерана контролировать проход военных судов в Ормузском проливе «рассосется сам собой». Но, как говорил товарищ Сталин, «история учит, а практика показывает» – лидеры и правительства делают ошибки, иногда приводящие к катастрофам. Сегодня США не хотят военного столкновения. Но обострение ситуации в Персидском заливе, вызванное резкой реакцией Тегерана на возможные санкции Евросоюза и США, при самом худшем развитии событий, может привести к необратимым последствиям.

Иран чувствует себя в опасности, когда Евросоюз, главный покупатель его основного экспорта – нефти – заявляет о намерении прекратить покупки. США объявили в прошедшую субботу о пакете санкций против Тегерана, включая эмбарго на поставки запчастей и оборудования для иранского нефтехимпрома.

Министр обороны Ирана Ахмад Вахиди требует от США не вводить авианосцы в Персидский залив. Некоторое время назад США вывели из Персидского залива авианосец USS John C. Stennis, но вскоре намерены вернуть в залив другие авианосные ударные группировки. По словам Вахиди, Исламская республика Иран готова сделать все для безопасности Ормузского пролива.

Правда, понятия о безопасности у иранцев довольно своеобразные. Так, совсем недавно иранские военные провели испытания ракеты дальнего радиуса действия «берег-море» Qader, «которая уничтожила цель в Персидском заливе». Позднее в рамках 10-дневных масштабных военно-морских учений Иран провел второе испытание баллистической ракеты большой дальности, сообщает иранское агентство Press TV. Эта недвусмысленная демонстрация возможностей иранских военных сопровождалась угрозами, исходящими от официального Тегерана. В среду 4 января глава иранского оборонного ведомства, в частности сказал, что присутствие в регионе иностранных вооруженных сил лишь причиняет вред, поэтому нежелательно, передает агентство Fars.

Агентство IRNA передает, что высокопоставленный представитель командования иранской армии генерал Атаолла Салехи тоже пригрозил США опасными последствиями сохранения военного присутствия в Персидском заливе.

Все это происходит на фоне то стихающих, то вновь звучащих угроз полностью перекрыть судоходство в Ормузском проливе, по которому доставляется нефть из Персидского залива. Иран грозится заблокировать транспортировку нефти в случае, если руководство западных стран попытается ввести санкции на торговлю Ираном нефтепродуктами в качестве попытки подавить ядерные амбиции руководства страны.

Наблюдатели, правда, считают, что Иран на это не пойдет и по логике вещей они правы, однако, когда говоришь о логике иранского руководства, нельзя быть до конца уверенным ни в чем. К примеру, требования иранских властей согласовывать проход судом через залив непосредственно с Тегераном и их запреты на появление американских судов в заливе полностью противоречат всем нормам морского права, что впрочем, ничуть не заботит Исламскую Республику.

Иранское руководство понимает, что если санкции на импорт иранской нефти из Персидского залива будут введены, это плачевно скажется на экономическом положении республики, которая ежедневно экспортирует через Ормуз свыше двух миллионов баррелей нефти. Это может произойти уже 30 января, сообщает агентство Reuters со ссылкой на свои дипломатические источники в Евросоюзе. В этом случае Иран действительно может пойти на крайние меры и попытаться перекрыть залив, что вызовет крайне негативные последствия, как для импортеров, так и для экспортеров нефти.

А пока что угрожающие заявления иранских военных уже вызвали резкий скачок цен на нефть. Если Иран действительно решит предпринять действия по блокаде Ормузского пролива, через который проходит пятая часть всех мировых поставок нефти, нефть подорожает, как минимум, еще долларов на 50 за баррель.

Кстати в этом случае проблемы возникнут и у Китая – главного нефтяного партнера Ирана, получающего сырье из Персидского залива. Тут возможна серьезная размолвка между Пекином и Тегераном. Ущерб будет нанесен и другим экспортерам ближневосточного региона. Проливом пользуются Саудовская Аравия, Катар и Объединенные Арабские Эмираты. Правда, почти у всех этих стран есть резервные нефтепроводы, но стоимость транспортировки многократно вырастет. А вот Россия, несомненно, выиграет от подорожания нефти.

Однако, еще более пугающие последствия, чем экономические проблемы, могут возникнуть в том случае, если Иран решится атаковать американские суда. Режим аятоллы Хаменеи может отважиться на это, если он просчитает, что президент Барак Обама может дать слабину в год предвыборной кампании. Тегеран может атаковать суда Пятого флота США, базы в Бахрейне и Саудовской Аравии, и.т.д. Такие расчеты будут глубоко ошибочны: хотя президент Обама потратил три года на попытки найти общий язык с муллами, проводя политику «протянутой руки», в том случае, если ВМС США будут атакованы, в списках целей ВМС и ВВС США окажутся не только иранские корабли и базы, но и объекты иранского ядерного комплекса.

Такой сценарий может привести к Третьей войне в Заливе, причиной которой явится элементарная ошибка и неправильная оценка рисков со стороны иранского руководства. Мировая история знает примеры войн, которые начинались из-за просчётов и недоразумений. План «Барбаросса», Сараево и Перл-Харбор тому примеры. Будем надеяться, что в данном случае ошибки истории не повторятся.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики

Иранский блеф о перекрытии Ормузского пролива

Posted January 4th, 2012 at 6:01 pm (UTC+0)
14 comments

Иран угрожает перекрытием Ормузского пролива, если западные правительства примут новые санкции c целью помешать ядерной программе Ирана. В ответ представители правительства США заявили, что Вашингтон не позволит Ирану перекрыть пролив, соединяющий Персидский залив с Индийским океаном, учитывая, что через него проходит около двух пятых поставок мировой нефти.

Эксперты считают, что демонстративные действия иранских ВМС в регионе объясняются тем, что Тегеран опасается серьезного ущерба, который могут нанести экономике санкции на экспорт иранской нефти. Около двух третей доходов иранского правительства формируется за счет экспорта нефти, который также составляeт половину годового ВВП Ирана.

Иранские официальные лица признают, что действующие санкции ООН и ряда западных стран уже нанесли ущерб экономике Ирана. В последнее время иранская валюта резко подешевела по отношению к доллару США и другим мировым валютам. Как заявляют представители официальных властей, любые попытки Запада ограничить экспорт иранской нефти будут, по сути, равнозначны объявлению экономической войны. В ответ Тегеран пригрозил блокировать весть нефтной тразит из региона через Ормузский пролив, чтобы сделать неприемлемой цену, которую западных правительствам придется заплатить за введение подобных санкций.

Международное право гарантирует свободу судоходства через Ормузский пролив, поскольку он является международным водным путем. В свою очередь, Иран может воспользоваться принципом обеспечения безопасности своих судов в качестве предлога для создания препятствий международному судоходству. Например, они могут настоять на том, чтобы танкеры замедляли ход, перемещались через пролив по одному и на большом расстоянии друг от друга и так далее, утверждая, что эти меры необходимы для обеспечения безопасности иранского побережья от потенциальных экологических и иных угроз.

Любое иранское решение о закрытии Ормузского пролива чревато экстренным созывом Совета безопасности ООН для рассмотрения возможных мер по разрешению кризиса, в том числе и военных, для защиты гражданских судов и снятия блокады пролива. Китай и Россия, вероятно, будут настаивать на более сдержанном решении, однако Соединенные Штаты неоднократно осуществляли военные операции без разрешения Совета безопасности, ссылаясь на право обеспечения необходимой безопасности как самих США, так и их союзников. Хотя иранские ВМС и провели масштабные учения и пуски ракет в этой зоне, иранское руководство, вероятно, блефует.

Несомненно, военная мощь Ирана значительно уступает Соединенным Штатам. По мнению международных военных экспертов, хотя Иран и обладет определенным военным потенциалом в прибрежных водах, подавляющее превосходство американских ВМС в регионе делает невозможным реальное осуществление этой угрозы. Более того, в случае кризиса пострадают не только Иран и другие государства Персидского залива, зависящие от нефтяного транзита через Ормузский пролив, что не может не сказаться негативно на позициях Ирана в международном сообществе.

Общая стратегия Тегерана, похоже, заключается в том, чтобы выжидать до тех пор, пока его обычные вооруженные силы не станут достаточно мощными, и, возможно, не будут созданы ядерное оружие и баллистические ракеты для его доставки. Поэтому, на мой взгляд, провоцирование военного конфлитка в условиях неподготовленности к нему не входит в планы иранского руководства. Перекрытие Ормуза помешает Ирану экспортировать свою собственную нефть и другие товары в страны, которые закупали бы их, независимо от санкций со стороны Запада. Впрочем, эти клиенты могут начать настаивать на более низких ценax или иных уступкax со стороны Ирана, что также приведет к снижению его доходов.

Скорее всего, иранцы попытаются избежать дополнительныx санкций. Реальная угроза военного противостояния увеличит расходы на страхование для грузоотправителей, даже если их суда и не будут атакованы и повреждены. Иран, вероятно, рассчитывает, что Россия и Китай окажут давление на ЕС и Японию с целью избежания принятия новых санкций на экспорт иранской нефти.

В краткосрочной перспективе, угрожающая риторика по поводу возможной блокады Ормузского пролива выгодна Тегерану, поскольку это ведет к росту мировых цен на «черное золото» и, следовательно, увеличению доходов от экспорта. Возможно, иранские лидеры считают подобный подход выгодным еще и потому, что это позволяет продемонстрировать населению, насколько решительно власти готовы защищать национальные интересы. Угрожать кому-либо, безусловно, дешевле, чем предпринимать конкретные действия, такие, например, как удары по объектам на территории других стран Персидского залива и Израиля.

Пока что иранская угрозa незанчительно повлияла на мировые цены на нефть, которые уже и так, в среднем, выше, чем в предыдущие годы. Трейдеры на нефтяных рынках склонны преуменьшать иранскую угрозу, предполагая, что стратегический нефтяной резерв США, созданный десятки лет назад, способен смягчить шок от перебоев в мировых поставках нефти. Саудовская Аравия уже предложила, в случае необходимости, увеличить экспорт нефти для стабилизации ситуации в мировой экономике, через свой порт на в Красном море.

Тем не менее, недавний скандал по поводу попытки иранских спецслужб организовать покушение на посла Саудовской Аравии в Вашингтоне является еще одним напоминанием о том, что когда речь идет о Тегеране, нельзя исключать никакие варианты. Кроме того, в связи с ростом военного присутствия американских и иранских сил в непосредственной близости друг от друга в Персидском заливе, увеличивается вероятность случайного конфликта – в результате недоразумения или сбоя техники.

Саудовская Аравия: «Боинг» против «Сухого»?

Posted January 3rd, 2012 at 4:52 pm (UTC+0)
12 comments

29 декабря администрация президента США Барака Обамы заявила, что Соединенные Штаты и Саудовская Аравия согласовали окончательные условия сделки по поставкам модернизированных истребителей F-15SA для ВВС Саудовской Аравии. Этот контракт на рекордную в истории США сумму – 60 миллиардов долларов – получил высокую оценку американских военных. По всей видимости, за ним последуют другие соглашения по экспорту вооружений, поскольку после вывода войск из Ирака США заинтересованы в формировании новой архитектуры безопасности в регионе Персидского залива.

Политика американского правительства в области передачи обычных вооружений предполагает, что крупные сделки в этой области должны способствовать продвижению американских интересов, соответствовать разумным запросам страны-заказчика в области безопасности и соответствовать региональным интересам США в области безопасности. Поставки оружия Саудовской Аравии пользуются широкой поддержкой в американском правительстве, поскольку они вносят вклад в реализацию этих и иных целей Соединенных Штатов.

Во-первых, новые истребители повысят оборонительные способности Саудовского королевства в случае противостояния с Ираном, претендующим на роль доминирующего игрока в регионе. Новые системы усилят саудовские вооруженные силы и тем самым позволят балансировать и сдерживать растущую военную мощь Ирана.

Во-вторых, оружие и связанные с ним поставки другим союзникам США в Персидском заливе могут помочь в защите критически важных поставок нефти из региона Залива. Даже сейчас иранцы продолжают угрожать блокадой Ормузского пролива с целью перекрытия нефтяных поставок. В связи с этим, поставки американских современных систем вооружения позволят региональным союзникам (ОАЭ, Оману, Кувейту) вносить больший вклад в свою оборону, облегчив задачи и без того перенапряженных американских вооруженных сил в случае возможного противостояния с Ираном.

Саудовская Аравия является ключевым союзником Вашингтона в регионе в ситуации, когда Ирак – традиционный противник Ирана – ослаблен, а другие государства Персидского залива не обладают военными возможностями, чтобы в одиночку противостоять иранским амбициям. Усиление саудовских вооруженных сил дополнительными вооружениями позволит Вашингтону достигнуть своих региональных целей в области безопасности, особенно для того, чтобы сбалансировать амбиции Тегерана и воспрепятствовать его возможной агрессии против других государств Персидского залива.

Поставки американского оружия союзникам США в Персидском заливе способствуют развитию взаимодействия в оборонной сфере, как между ними самими, так и с вооруженными силами США. Согласно некоторым сценариям, американские войска могут воспользоваться этим оружием в случае спешной переброски в регион.

Другой целью поставок является демонстрация намерений Вашингтона по защите Саудовской Аравии и других союзников в регионе даже несмотря на вывод американских войск из Ирака и сложную кампанию в Афганистане. Поставки Эр-Рияду служат для саудовцев своего рода вещественным доказательством того, что американские гарантии в области безопасности остаются в силе.

Подтверждение роли США как основного поставщика вооружений в Саудовскую Аравию является важным элементом сохранения американского влияния на эту страну, а это, как предполагается, будет способствовать тому, что местное руководство продолжит проводить политику, соответствующую американским интересам в регионе. Ожидается, что платформы F-15SA будут функционировать в течение десятилетий, способствуя тесному военному сотрудничеству Вашингтона и Эр-Рияда на долгие годы вперед, поскольку Саудовская Аравия будет нуждаться в доступе к американским запчастям, модернизации и обучении летного и технического состава.

Стратегическим интересам США отвечают такие направления политики Саудовской Аравии, как поддержка королевством межконфессионального диалога, внутренняя программа по борьбе с радикализмом, сдерживающее влияние на другие арабские режимы, сотрудничество американской и саудовской разведок в сфере борьбы с международным терроризмом, а также стабильная политика Эр-Рияда в отношении Израиля.

Тем не менее, в прошлом году в отношениях между Вашингтоном и Эр-Риядом возникли признаки трений по поводу того, насколько решительно следовало поддерживать консервативные правительства ряда арабских стран, столкнувшиеся с массовыми волнениями. Можно ожидать, что достигнутые соглашения о военных поставках позволяют эти разногласия сгладить.

Немаловажным фактором является и то, что поставки военной техники в регион позволят создать рабочие места для тысяч американцев, и ввести в оборот нефтедоллары, полученные ранее Саудовской Аравией от экспорта углеводородов.

Еще одним аргументом в пользу сделки является то, что, если Соединенные Штаты откажутся предоставить правительству Саудовской Аравии соответствующие оборонительные системы, то Эр-Рияд вполне может обратиться к иным источникам усиления своей военной мощи. Руководство Саудовской Аравии, всегда ориентировавшееся на диверсификацию военных закупок как фактор ослабления своей зависимости от Вашингтона, просто приобретет это оружие у других поставщиков.

Так, например, в прошлые годы Саудовская Аравия уже закупила значительные партии вооружений в Европе. Королевство, вероятно, могло бы приобретать больше оружия у Китая, который продал Саудовской Аравии определенное количество ракет среднего радиуса действия в 80-х гг. Саудовцы также могли бы закупить российские системы вооружения – в качестве дополнительного аргумента в пользу того, чтобы Москва отказалась от поставок более высокотехнологичных видов оружия Тегерану.

Понятно, что здесь, в Вашингтоне, приветствуют тот факт, что безопасность в небе над Персидским заливом будут обеспечивать изделия корпорации «Боинг», а не ОАО «Компания «Сухой».

Китайское ядерное подземелье – угроза российско-американским усилиям по разоружению

Posted December 28th, 2011 at 4:41 pm (UTC+0)
27 comments

По мнению доктора Филипа Карбера (Phillip A. Karber), преподавателя Джорджтаунского университета, Китай располагает значительно большим количеством ядерных боеголовок, чем считают российские или американские эксперты.

Карбер – бывший старший сотрудник Пентагона, служивший как при республиканской, так и при демократической администрациях. Он и группа его студентов-энтузиастов  в качестве учебного исследовательского проекта выбрали необычную тему – каков, на самом деле, ядерный потенциал Китая? Чтобы ответить на этот вопрос, они изучили и перевели сотни гигабайт данных, размещенных на китайских и иностранных сайтах в Интернете, проанализировали снимки со спутников, и даже сумели получить в свое распоряжение засекреченные китайские военные документы.

До 2008 г. Филип Карбер служил в группе советников одного из ведомств, занимающегося, в том числе, мониторингом оружия массового поражения. После одного из разрушительных землетрясений в провинции Сычуань, его тогдашний начальник обратил внимание  на то, что в китайских новостях сообщается о тысячах специалистов в области радиации, направленных в регион. Затем появились изображения странно деформированных холмов и сведения о том, что в подземных туннелях в местных горных массивах хранилось ядерное оружие.

11 декабря 2009 года Народно-освободительная армия Китая (НОАК) официально объявила, что в течение двух десятилетий инженеры Второго артиллерийского корпуса построили 5000 км подземных туннелей для размещения ядерного оружия и средств его доставки. Известно, что Второй артиллерийский корпус является секретным подразделением НОАК, и отвечает за защиту и развертывание баллистических ракет и ядерных боеголовок. Студенты Джорджтаунского университета, по руководством перешедшего на преподавательскую работу Карбера, решили проанализировать возможное значение этого сообщения, используя китайские источники. За три года кропотливого труда студентам удалось создать целую базу данных на эту тему, в которую вошло 1,4 млн. слов и более 200 часов видео.

Результаты их исследования позволяют говорить о наличии серьезных проблем, с которыми США и Россия могут столкнуться, если возникнет вопрос о присоединении Китая к процессу ядерного разоружения. Во-первых, огромное число подземных объектов хранения на глубине до 200 м, размещенных в разных провинциях Китая, в том числе разветвленной системы туннелей под горными массивами, делает оценку численности современных китайских мобильных пусковых установок исключительно сложной. Во-вторых, то же самое можно сказать и о дополнительном резерве из списанных ядерных боеголовок. Только прямая инспекция позволит точно определить их число.

В случае вооруженного конфликта, Второй артиллерийский корпус планирует перебросить сотни, а, возможно, и тысячи тактических и стратегических пусковых установок двойного назначения (т.е. способных нести как обычные, так и ядерные боеголовки) из туннелей на поверхность, и нацелить их на США и другие цели в Азии.

Как известно, Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) запрещает России и Соединенным Штатам развертывание ракет такого типа. Москва и Вашингтон договорились о мерах контроля  в этой области, и строго их придерживаются. Поэтому, я считаю, нам следует работать вместе, чтобы добиться и от Китая соответствующих ограничений – иначе, как это неоднократно отмечали представители России, будет трудно продолжать политику разоружения, в которой участвуют лишь две из ядерных держав.

Появляется все больше свидетельств того, что Китай разворачивает в своих туннелях железнодорожные и шоссейные комплексы для запуска тяжелых твердотопливных межконтинентальных баллистических ракет (МБР). Каждая из МБР может нести несколько боеголовок. По мнению участников Джорджтаунского проекта, возможно, хотя и маловероятно, что Китай уже располагает намного большим ядерным арсеналом, чем считалось ранее, а может быть – даже опережает Россию или США. Понятно, что далеко не все эксперты разделяют такие оценки, но бесспорно следующее:

В данном контексте России и Соединенным Штатам будет все сложнее оставаться в рамках ограничений, налагаемых новым договором по СНВ, не говоря уже о дальнейших сокращениях – особенно если Китай продолжит отказываться от участия в переговорах о контроле над вооружениями, или не сделает свою политику в области ядерного оружия более прозрачной.

Если Пекин продолжит строительство подземного варианта Великой китайской стены и выведет ее из-под ограничений, налагаемых международными договорами, то в будущем Москве и Вашингтону, возможно, придется сотрудничать в сфере создания совместной системы ПРО, направленной против Китая.

Ричард Вайц – старший научный сотрудник и директор Центра военно-политического анализа в Гудзоновском институте (Hudson Institute) в Вашингтоне.

 

 

 

 

O блоге

O блоге

Экспертный анализ внешней политики и американо-российских отношений в блог-формате

Автор

Автор

Ариэль Коэн
Ариэль Коэн
– Директор-основатель Центра энергии, природных ресурсов и геополитики (CENRG) Института анализа глобальной безопасности, и Директор International Market Analysis – компании, занимающейся развитием бизнеса и политическими рисками в области энергии и природных ресурсов. Kоэн учился в Гарвардском университете и получил степень магистра и докторат во Флетчерской школе дипломатии и права (Университет Тафтс).

Наши блоги

Календарь

September 2023
M T W T F S S
« Jan    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930