Снижение цен на российский газ: вызов для европейской безопасности

Posted March 27th, 2013 at 3:09 pm (UTC+0)
13 comments

После финансового кризиса 2008 года западные эксперты и журналисты назвали подконтрольный государству «монстр» под названием «Газпром» главным инструментом власти Владимира Путина. Действительно, компания контролирует огромную сеть дочерних компаний, которые занимаются экспортом газа, а также контролирует влиятельные медиа. В целом, доходы «Газпрома» составляют 10%  валового национального продукта страны.   В разные периоды правления Путина многим было трудно понять, является ли «Газпром» рукой российского государства или же нынешнее государство Россия – рука «Газпрома».

Однако сейчас на «бизнес-план» путинской России надвигается кризис. Газовые месторождения иссекают, компания страдает от коррупции и плохого менеджмента. Прекращение поставок российского газа в Европу в 2006 и 2009 еще раз напомнило, насколько зависимы европейские страны  от российского газового экспорта. Сегодня ситуация меняется.  Газ стал более доступным на мировых рынках в связи с более активным использованием сланцевого газа.  Это позволяет европейским покупателям «Газпрома», импортирующим 25% газа из России,  находить новые источники обеспечения.

Столкнувшись с данными проблемами, «Газпром» все же старается сохранить старую систему цен, когда европейские партнеры подписывают долгосрочные контракты, напрямую связанные с мировыми ценами на нефть. Однако сегодня у европейцев есть и другой выбор – закупать сжиженный природный газ (СПГ), который более не хотят импортировать США, покупать газ на спотовых рынках, который оказывается дешевле российского в рамках долгосрочных контрактов.

Во время дискуссии 26 марта в Атлантическом Совете в Вашингтоне под названием «Снижение цен на российский  газ -вызов европейской безопасности» эксперты говорили о том, каким образом улучшить российско-европейские отношения в сфере энергетики, когда ключевой проблемой становится цена. Главный научный сотрудник программы энергетики Атлантического совета Аднан Ватансевер считает, что менее активная потребность Европы в российском газе, к тому же расследования Еврокомиссии в отношении «Газпрома»  напускают «туман» на перспективы российской компании на европейском рынке.

Эксперт назвал три ключевые проблемы, которые, по его мнению, должен решить «Газпром»: адекватно отвечать на изменения на газовых европейских рынках,  более детально обдумать свою маркетинговую стратегию, не забывая о рынках Азии. Еще одной проблемой для «Газпрома», считает Ватансевер, станет новый способ налогообложения  внутри России.  Эксперт также призвал «Газпром» уделить большее внимание нахождению способов обеспечивать Европу более дешевым газом, а не  «вкладывать огромные инвестиции в освоение газовых месторождений на Ямале».

Во время дискуссии эксперты подчеркнули, что споры о цене газовых поставок между Россией и Европой только начинаются. Особую сложность для России в этих переговорах будут представлять страны Восточной Европы, которые особенно недовольны российскими ценами на газ.  Международное Агентство Энергетики прогнозирует, что до 2020 потребление российского газа в ЕС лишь слегка возрастет, по сравнению с 2010. Подобные  тенденции, по мнению экспертов, произойдут  и с партнерами России на постсоветском пространстве, когда, к примеру, Украина заявила, что намерена существенно сокращать импорт российского газа.

Дэвид Кораный, заместитель директора Центра Евразия Атлантического совета, выделил политический аспект в газовых отношениях России и Европы.  По его мнению, смещение «Газпрома» с ниши «газового монополиста»  только улучшит эффективность компании. Кораный призвал Россию не «стоять на одной ноге», имея в виду ориентацию на европейские рынки, а уделить внимание рынкам Азии. Такие «престижные», по мнению эксперта, проекты, как «Южный Поток» не принесут России существенную и быструю экономическую прибыль. Он также призвал не забывать и про сланцевый газ внутри России.

Эксперты подчеркнули, что сегодня российское руководство не имеет ничего против того, что монополизм «Газпрома» пошатнулся, и на сцену выходят «Роснефть» и «Новатэк».  К тому же олигарх Олег Дерипаска предложил разделить компанию «Газпром» на две части  – с ориентацией на Европу и Азию. «Долгие годы до «Газпрома» нельзя было «дотронутся», однако это уже в прошлом. «Роснефть» и «Новатэк», которые контролируются союзниками Путина Игорем Сечиным и Геннадием Тимченко, становятся ключевыми газовыми производителями. Российское руководство этому не препятствует», – подчеркнул Аднан Ватансевер.

Мало похоже на то, что «Газпром» полностью исчезнет. Как пишет Ахмед Мехди в последнем номере Foreign Affairs,  «Газпром  слишком огромен и владеет множество дочерних компаний», у него много ресурсов и покупателей.

Скорее всего Путин позволит таким людям, как Сечин и Тимченко играть все большую роль в сфере газа. (Президент позволил «Роснефти” возглавить реализацию проектов на арктическом шельфе России). Однако, если «Газпрому» станет слишком тесно, считает Мехди, Путин сможет найти альтернативный фундамент своей власти, а возможно оттеснят и его самого.

Иракская война: оценки и выводы

Posted March 22nd, 2013 at 3:36 pm (UTC+0)
2 comments

Вторжение коалиционных сил в Ирак под предводительством США в 2003-м было ошибкой – таково мнение большинство американцев. По прошествии десяти лет война повлияла на то, какой страна видит себя, и ее поведение  на мировой арене.

Война, провозглашенными целями которой сначала было отстранение Саддама Хусейна от власти,  в связи с угрозой применения им ОМП, потом – содействие переходу Ирака к демократии и ограничение регионального влияния Ирана в конце концов привела к огромному разочарованию. Многие считают, что разочарование и неопределенность итогов этой кампании помогли Бараку Обаме победить на президентских выборах и изменили традиционное мнение американцев о преимуществе Республиканской партии в том, что касается национальной безопасности. Даже Пол Вулфовиц, один из архитекторов этой кампании, занимавший пост заместителя министра обороны в администрации Буша, в недавнем интервью телеканалу Fox признал, что война в Ираке принесла много негативных уроков, подчеркнув, при этом, правда, что «миру лучше без Саддама».

21 марта в Вашингтоне в Фонде Карнеги за международный мир известные американские эксперты, а также военные, участвовавшие в Иракской войне, провели конференцию «Вторая по продолжительности американская война: оценки и выводы»,  где обсудили, чего стоила США иракская кампания, и какие геополитические уроки следует извлечь из нее.

По мнению бывшего посла Ирака в Соединенных Штатах Самира Сумайдайе, сегодня Ирак и не демократия, и не «государство-банкрот»: – премьер Нури аль-Малики  строит все более и более авторитарное государство. Он контролирует ключевые элементы правительства, разведки, внутренних сил, а также нефтяной сектор.  Несмотря на четкое самосознание в арабском мире, страна разделена территориально и религиозно, между курдами, суннитами и шиитами – считает бывший иракский посол.

Его мнение о росте влияния Ирана в Ираке разделяют также бывший посол США в Ираке Райан Крокер, и бывший советник генерала Петреуса Эмма Скай. Они выразили мнение, что Ирак в принципе в состоянии дать отпор, если влияние Тегерана чересчур усилится, однако посол Крокер выразил сожаление, что США не сохранили военный контингент в Ираке в качестве «мощного сигнала» Тегерану. Как сказал бывший посол, сегодня иракское правительство не рассматривает небольшое американское присутствие как «часть своих политических расчетов». Вашингтон больше не задействован в жизни страны.

Профессор Линда Билмес из Гарвардского университета обратила внимание на недооценку Вашингтоном войны в конкретном денежном выражении. Триллионы долларов были потрачены на кампанию, «неожиданно прокравшись в бюджет » (и это не включая не медицинскую помощь ветеранам). Если добавить расходы на войну в Афганистане, сегодня можно говорить о том, что эти две кампании обошлись США не менее 4 триллионов долларов, а по некоторым оценкам  – в 6 триллионов. По мнению профессора, стоимость войны повлияла на финансовый кризис в США после 2008-го, учитывая и такой фактор, как рост цен на нефть после вторжения в Ирак.

Бригадный генерал Герберт Макмастер, служивший в Ираке, и советник по национальной безопасности президента Картера Збигнев Бжезинский пессимистично оценили геополитические уроки иракской войны. По словам МакМастера, до войны существовало мнение, что технологии произвели «революцию» в военном деле и любая военная кампания будет быстрой, эффективной и дешевой. «Это был привлекательный аргумент», – подчеркнул генерал. Однако, по его словам, иракский конфликт столкнул с реальностью: война – продолжение политики, и на поле боя все оказалось намного сложнее.

Генерал считает, что планирование войны со стороны США страдала своего рода «нарциссизмом»: главное внимание было на то, что война значит для США, как повлияет на Америку, а не что будет с иракским народом.  «У нас также не было достаточно сил, чтобы поддержать закон и порядок в стране после свержения режима Хуссейна. Нам нужно больше думать о том, как планировать, а также как конкретно действовать», – добавил Макмастер. По его мнению,  уроки иракской войны особенно важны и для кампании в Афганистане.

Профессор Збигнев Бжезинский, которому на следующей неделе исполнится 85, вспомнил ночь, когда началась война в Ираке. По его словам, он помолился тогда о том, чтобы США все же нашли оружие массового уничтожения, иначе война будет неоправдана. «Меня очень беспокоил этот вопрос. Такого оружия там не оказалось. Я понимал, что на кону стоит доверие к Соединенным Штатам». Бжезинский также напомнил, что США без всякой агрессии смогли защищать европейских союзников от вторжения СССР – благодаря доверительным отношениям с ними.

По мнению бывшего советника президента Картера, в целом демократии по своей природе больше склонны обороняться, и психологически не склонны к агрессивному нападению. «Демократии могут вступить в войну, если на них напали. Но интеллектуально они не готовы сами начать войну. Это важное психологическое отличие демократий». По его мнению, Ирак не представляет сейчас никакой угрозы для США, как и Афганистан. Он выразил опасения в связи с тем, что, в случае войны в Иране, военные действия «расползутся» по всему региону и назвал любые разговоры о возможной применении силы в Иране очень опасными.

Авторитарная Россия и европейские демократии: борьба воли

Posted March 14th, 2013 at 7:38 pm (UTC+0)
11 comments


Работая над российской тематикой в Вашингтоне, я часто задаюсь вопросом, как мои коллеги – аналитики в Лондоне, Париже, Берлине, Риме и Брюсселе – смотрят на те же проблемы. Как изменилась российская внешняя политика после того, как Путин вернулся на президентскую позицию? Какие перспективы российской оппозиции?  Какой, в конце концов, будет судьба «путинизма»? Насколько недавние проблемы в отношениях Москвы и Вашингтона схожи с отношениями России и европейцев? К примеру, Евросоюз поддержал вступление России в ВТО так же, как и Соединенные Штаты, однако в некоторых вопросах, таких, как роль прав человека во внешней политике, наши взгляды довольно-таки серьезно отличаются.

Мари Мендра, ведущий эксперт по России Института политических исследований в Париже и научный сотрудник лондонского исследовательского центра Chatham House, предложила свой взгляд на то, как на «российскую проблему» смотрят в Европе, а также, как на эту политику реагируют российские власти.

Она выступила в Школе передовых международных исследований при Университете Джонса Хопкинса. В мае 2012 вышла ее книга «Российская политика: парадокс слабого государства» (Russian Politics: The Paradox of a Weak State).

Профессор Мендра считает, что российская внутренняя политика – главный фактор, который определяет внешнюю политику страны. По мнению автора, постоянное ухудшение места, которое Россия занимает в международных рейтингах, оценивающих ситуацию в сферах коррупции и прав человека, усложняет для европейских партнеров поиск «новых рецептов» в отношениях с ней.

Во-первых, по мнению Мендра, существует асимметрия в российско-европейских отношениях. Европейский страны – демократии, они представляют собой союз государств, которые никогда не будут «великими державами». Россия же, по мнению Мендра, «провалившаяся сверхдержава». Она также считает, что у России нет настоящих союзников, и она предпочитает лишь поддерживать двусторонние отношения. Еще одной асимметрией она называет энергетическую зависимость Европы от России, а также прогнозируемый рост численности европейского населения на фоне российского демографического кризиса.

Во-вторых, по мнению автора, Россия обладает слабым суверенитетом: в отличии от многих европейских стран, Россия слабо понимает, что она собой представляет и где лежат ее границы. Эту проблему усугубляет отсутствие общих с Европой ценностей, проблема прав человека и нефункциональная политическая система.

В-третьих, у России устаревший взгляд на мир. Несмотря на то, что обстоятельства изменились, российская элита все еще считает свою страну супердержавой, какой она была во время «холодной войны». Ее лидеры привержены «словарю прошлого», в то время как европейцы смотрят в будущее.

Мендра также обсудила «парадокс соседства», который лежит в основе российско-европейских отношений. По ее мнению, в отличии от России и Соединенных Штатов, Европе и России невозможно «исключить друг друга». Как выразилась Мари Мендра, «между Россией и Европой нет, и не может быть стены. Эта близость спасет нас». Профессор также отметила привлекательность европейских ценностей и институтов для многих россиян, и предположила, что через одно или два поколения такие идеи, как верховенство права, укоренятся в России. Иначе, по мнению Мендра, Россия распадется.

Отвечая на вопросы, Мари Мендра подчеркнула, что Европа не может «экспортировать» права человека. Однако, по мнению профессора, важно поднимать тему прав человека на встречах с российскими лидерами, хотя более эффективным подходом, как сказала Мендра, могло быть соблюдение принципов открытости и прав человека при экономических и других сделках с Россией. По мнению Мендра, Владимир Путин крайне чувствителен к критике со стороны Запада  и не хочет, чтоб на него смотрели как на диктатора.

Мендра также отметила, что российским лидерам все сложнее относится к Украине и другим постсоветским государствам, как к своим вассалам.

Несмотря на оптимизм Мендра, вовсе не гарантировано, что Россия обречена на движение в сторону Европы. Нащупать сбалансированную стратегию отношений с Россией, которая, с одной стороны, вовлекала бы Россию в международные отношения, а с другой, эффективно способствовала бы защите прав человека, будет сложно и для европейских, и для американских лидеров.

Дональд Дженсен

АВТОР

Автор

Дональд Дженсен – аналитик Центра трансатлантических отношений в Школе международных исследований имени Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса. Дон Дженсен пишет на темы внутренней и внешней политики России, отношений России и США и стран бывшего Советского Союза. С 1996 -2002 он занимал должность заместителя директора Радио “Свободная Европа”/ “Радио Свобода” в Праге, а с 2002-2008 – директора департамента аналитики Радио “Свобода” в Вашингтоне.  С 1985 по 1996 Дженсен находился на дипломатической работе, работал в посольствах США в Москве и Софии. В 1987 -89 годах – участник переговоров об ограничениях стратегических вооружений, первой инспекции советских ракетных баз. Дон Дженсен имеет степень доктора наук и магистра Гарвардского университета, а также степень бакалавра Колумбийского университета.

О БЛОГЕ

O блоге

Столица США – это не только административный, исторический и культурный центр страны. Вашингтон – это город, в котором сосредоточены многочисленные авторитетные «фабрики мысли», институты и фонды, цель которых – помочь политикам в трансформации научных идей в практику. В своем блоге Дон Дженсен будет знакомить читателей с интеллектуальным продуктом этих аналитических центров – идеями и решениями, дискуссиями и докладами, личными наблюдениями и выводами на тему американо-российских отношений,  международной и региональной политики.

НАШИ БЛОГИ

КАЛЕНДАРЬ

November 2021
M T W T F S S
« Jan    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930