Лавров в Дамаске

Posted February 8th, 2012 at 5:43 pm (UTC+0)
12 comments

Россия заняла на удивление твердую позицию в отношении Сирии. Несмотря на мнение большинства стран Запада и Ближнего Востока, которые призывают к принятию решительных мер в отношении режима президента Башара Асада, Москва наложила вето на проект резолюции Совета Безопасности ООН. Российские представители заявили, что резолюция представляет собой замаскированный призыв к смене режима, что будет способствовать дальнейшему разжиганию конфликта.

Москва обычно стремится избегать обострения отношений с Западом в вопросах связанных с региональными кризисами в сфере безопасности. Однако Россия готовится к возвращению на пост президента сторонника «жесткой линии» Владимира Путина. Путин и его окружение, похоже, стремятся сохранить дружественные России режимы, какими брутальными они бы не были.

Между тем, любая резолюция ООН, которая бы запретила поставки оружия в Сирию, негативно бы отразилась на экономике России. Российский ВПК не хочет потерять еще одного ближневосточного партнера после утраты ливийского рынка.
Однако влияние российского ВПК на российскую внешнюю политику не стоит переоценивать: ранее Москва ввела ограничения на продажу оружия в Иран и Китай. Но предстоящие президентские выборы в России заставляют Путина и его союзников действовать так, чтобы их невозможно было обвинить в том, что они жертвуют высокооплачиваемыми рабочими местами в России во имя дипломатических выгод.

Российские политики явно недовольны этой ситуацией, поскольку Москва, поддерживающая непопулярный и одиозный режим, оказалась в изоляции. Москва, несомненно, хотела бы, чтобы Башар Асад пошел на уступки оппозиции, либо отошел в сторону и позволил кому-то сделать такие шаги. Но Россия понимает, что чем дольше продолжается сирийский конфликт и чем больше льется крови, тем меньше шансы режима Асада остаться у власти.

Вероятно поэтому Дамаск посетили глава МИДа России Сергей Лавров и директор Службы внешней разведки Михаил Фрадков. По заявлению Москвы, президент Дмитрий Медведев направил их Сирию, чтобы убедить Асада в необходимости проведения демократических реформ.

Пока неясно, будет ли этого достаточно, чтобы избежать очередной геополитической неудачи России на Ближнем Востоке. Предыдущие попытки Москвы выступить в роли посредника при урегулировании региональных конфликтов не принесли желаемых результатов.

Сирия в контексте «перезагрузки»

Posted February 7th, 2012 at 5:28 pm (UTC+0)
33 comments

Фото: AP

Госсекретарь США Хиллари Клинтон, находясь с визитом в Болгарии, раскритиковала российскую позицию по Сирии. По ее словам, голосование по резолюции Совбеза ООН, в ходе которого Россия и Китай заблокировали документ, носило «пародийный» характер. «Мы разоблачим тех, кто финансирует режим и поставляет оружие, которое используют против беззащитных сирийцев, против женщин и детей», – заявила Клинтон.

Представитель США в ООН Сьюзан Райс пошла дальше: Она назвала поведение Кремля «отвратительным». Дело в том, сказала Райс, что народ Сирии в очередной раз был брошен на произвол судьбы как Совбезом, так и международным сообществом. Россия и Китай целую неделю обсуждали этот текст с нами, мы и другие соавторы резолюции приложили все усилия, чтобы согласовать с ними и другими членами Совбеза все беспокоящие их пункты, однако этих усилий было недостаточно. Перед самым голосованием Россия попыталась внести поправки в текст, но они были неприемлемыми. С этим согласились и другие члены Совбеза. Во всей этой ситуации есть положительный момент: 13 членов Совбеза поддержали эту резолюцию, активно выступили в ее защиту….

Однако Россию это не только не остановило, но и вдохновило на словесную перепалку с партерами по перезагрузке. Министр иностранных дел Сергей Лавров в понедельник обменялся колкостями с госсекретарем США Хиллари Клинтон.

«Некоторые раздающиеся на Западе голоса с оценкой итогов голосования в Совете Безопасности ООН по сирийской резолюции звучат, я бы сказал, неприлично, где-то на грани истерики. В отказе подождать нашего возвращения из Дамаска просматривается явное неуважение», – заявил Лавров.

Комментарии Лаврова прозвучали в тот же день, когда США из соображений безопасности закрыли свое посольство в Дамаске, а российские СМИ сообщили о «спонтанных» демонстрациях в Дамаске и Алеппо, с транспарантами со словами благодарности Москве и российскими флагами, которые, как известно, продаются в Сирии на каждом углу.

США получили очередное, далеко не первое и, наверно, уже даже не десятое доказательство провала многострадальной «перезагрузки» отношений Москвы и Вашингтона. Российская сторона заблокировала резолюцию Совбеза ООН по Сирии уже во второй раз. В первом варианте документ не устроил Москву тем, что он допускал военное вмешательство извне для решения сирийского вопроса. В этот раз такая возможность была из документа исключена, однако российских дипломатов снова что-то не устроило.

Россия продолжает настаивать на переговорах с президентом Сирии Башаром Асадом и дипломатических методах решения вопроса. Во вторник 7-го февраля российский министр иностранных дел и глава российской службы внешней разведки посетили Дамаск, чтобы провести переговоры с Асадом и разработать возможное дипломатическое решение разрастающегося конфликта. По первой информации из Дамаска, Асад предлагает меры, который вряд ли устроят оппозицию.

Москву не смущает тот факт, что все это происходит на фоне жестокого подавления протестов против режима Башара Асада в городе Хомс. По данным правозащитников, в понедельник жертвами боев в Сирии стали не менее двухсот гражданских лиц. Информацию об артиллерийских обстрелах жилых кварталов подтверждают и иностранные журналисты.

Официально Москва заявляет, что в резолюции Совбеза ООН не отражены реалии ситуации в Сирии, однако Россия исторически, еще со времен существования Объединённой Арабской Республики, в которую входили Сирия и Египет (1959-1962) поддерживает тесные отношения с Дамаском и, как я считаю, просто не хочет терять верного союзника в регионе и постоянного покупателя российских вооружений. Немаловажно и то, что нынешний сирийский режим предоставляет России важный стратегический актив – глубоководные порты в Тартусе и Латакии, в которых находятся базы военно-морского флота России.

То, что Россия уже во второй раз блокирует санкции, которые могли бы остановить режим Асада, еще раз подчеркивает тот факт, что главным приоритетом Кремля является вовсе не сотрудничество с Соединенными Штатами и стабильность в регионе, а увеличение экспорта вооружений и расширение своего влияния, в том числе и защита баз. Но это, как говорится, дохлый номер: режиму Асада остались считанные месяцы, если не недели, а будущее сирийское руководство на сотрудничество с Москвой теперь вряд ли пойдет.

Голосование в Совбезе ООН со всей очевидностью также показало серьезные разногласия между Белым домом, который продолжает спасть идею «перезагрузки», и Государственным департаментом, который пытается спасти сирийцев.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики

Из Европы в Азию: Пентагон смещает акценты

Posted February 6th, 2012 at 7:25 pm (UTC+0)
6 comments

Фотография АР

Фотография АР

Министерство обороны США в прошлом месяце заявило о том, что Соединенные Штаты сократят число американских войск, находящихся в Европе, для того, чтобы сэкономить деньги и дать возможность Пентагону сконцентрировать военную мощь США в более важном азиатском регионе. Главным вопросом как на Мюнхенской конференции по безопасности, так и на прошедшем в рамках этой конференции совещании министров обороны НАТО было обсуждение того, что же означает такое смещение фокуса американских интересов для европейских трансатлантических отношений.

Европейские лидеры спокойно отнеслись, к решению США вывести две из четырех армейских бригад Европы. Этому шагу предшествовало ограниченное участие США в военной кампании в Ливии осенью прошлого года, а на днях Администрация Обамы объявила о намерении сократить свои обязательства в отношении миссии НАТО в Афганистане. Эти подвижки в американской стратегии не вызвали какой-либо публичной или даже неофициальной европейской критики на Мюнхенской конференции.

Подобную сдержанность можно объяснить несколькими причинами. За исключением нескольких государств, имеющих общую границу с Россией, большинство европейских стран считают, что непосредственная угроза исходит от террористов, с которыми эффективнее всего бороться, используя невоенные средства. Европейцам также больше не придется поддерживать войны США на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Объективные критерии (доля в мировом ВВП и численность населения, темпы военного строительства и т. д.) свидетельствуют о растущей роли Азии в мире. Численность американских войск, базирующихся в Европе, и без того снижается уже в течение многих лет. К тому же, многие американские военнослужащие, направленные вроде как в Европу, в конечном счете, оказывались в Ираке или Афганистане. Так что для европейцев дополнительные сокращения США не являются таким уж важным политическим решением.

Более того, высокопоставленные представители Администрации продолжают усердно демонстрировать приверженность США безопасности НАТО и Европы. Как министр обороны Леон Панетта, так и госсекретарь Хиллари Клинтон приняли участие в Мюнхенской конференции, где произнесли обнадеживающие речи и провели личные встречи с ключевыми европейскими лидерами. Они отметили, что, даже после сокращения бюджета, в Европу будет направлено большее число американских войск, чем в любой другой регион. Кроме того, Соединенные Штаты сосредоточивают свои дипломатические и военные усилия по предотвращению иранской ядерной ракетной угрозы в Европе, в том числе – путем создания новой системы противоракетной обороны.

Возможно, одной из причин европейской толерантности по отношению к военным сокращениям США в Европе является то, что большинство европейских стран также сокращают свои расходы на оборону. Утверждения США о том, что европейская военная оборона существует за счёт американской, в основном, остались в прошлом. Лидеры стран НАТО по обе стороны Атлантического океана признали, что увеличение оборонного бюджета в ближайшие годы маловероятно, если только не будет новой войны или угрозы.

Европа не собирается следовать вслед за Пентагоном в Азию, поскольку не имеет возможностей или интересов противостоять военному подъему Китая. «Разделение труда» между союзниками возможно, если европейцы займутся вопросами безопасности в Средиземноморском регионе, однако ливийский конфликт продемонстрировал недостатки европейских членов НАТО в таких ключевых областях, как использование высокоточного оружия и логистика. Пожалуй, наиболее вероятно, что в будущем НАТО и правительства стран ЕС будут развивать важные нишевые стратегии. Особенно это касается областей, связанных с национальной безопасностью и киберзащитой, где выгоды для европейского населения наиболее очевидны.

США: Предвыборные баталии и внешнеполитические приоритеты

Posted February 3rd, 2012 at 8:16 pm (UTC+0)
15 comments

Мы не знаем, кто станет следующим президентом США. Однако будь то администрация Барака Обамы, или любого из его возможных преемников – перед ней неизбежно встанут серьезные внешнеполитические вызовы. Да, нынешняя предвыборная кампания заточена на экономику. Но нельзя говорить о внешней политике стенографически, скороговоркой.

США переживают и экономически, и внешнеполитически, не самое легкое время, впрочем, как и все другие страны. Сегодня я не могу указать ни на одну страну, у которой, как говорится, все «в шоколаде».

На мой взгляд, с точки зрения Вашингтона самой серьезной пороховой бочкой, с которой столкнется следующая администрация, представляется Иран. Недавняя инспекция МАГАТЭ в Тегеране закончилась пшиком. В связи с продолжением военных аспектов ядерной программы Ирана, США продолжат санкции, поскольку Тегеран игнорирует рекомендации МАГАТЭ. Если Иран применит силу и закроет Ормузский пролив, это поставит мир перед угрозой такого экономическог кризиса, что любая Администрация США должна будет вынуждена применить силу.

Вызовы глобальной безопасности проистекают и из-за последствий предстоящего вывода войск из Афганистана, что будет оказывать непосредственное влияние на Центрально-Азиатский регион. Тут затронуты интересы как России, так и других стран СНГ. Не в интересах США и России, а также Узбекистана, Казахстана, и пр., чтобы к власти в Афганистане пришел Талибан. Поэтому хочется надеяться, что, несмотря на тяжелое экономическое положение – большой долг и дефицит бюджета США, – военно-техническое и политическое сотрудничество со странами этого региона будут развиваться и впредь.

Я считаю, что безусловным лидером здесь является Казахстан. Мне кажется, в Астане понимают, что международная интеграция и хорошие контакты не только с соседями, включая Россию и Китай, но и с дальними друзьями, такими как США, отвечает интересам народа Казахстана. И все же с соседями по региону Казахстану взаимодействовать несколько труднее – в свете особенностей их режимов, характера их лидеров, уровня развития, бедности, и продолжающихся внутренних конфликтов.

В интересах США предотвратить распространение радикальных исламистских течений, которые причастны к террористической деятельности в Центральной Азии. Поэтому пример Азербайджана и Казахстана, а также других постсоветских государств – в религиозно-культурном плане мусульманских, тюркских, и в тоже время светских – является очень важной моделью для всего исламского мира.

К сожалению, у этой модели есть и оппоненты, и прежде всего, тот же Иран, занимающий враждебную позицию против светских постсоветских государств вообще, и Азербайджана – в частности.

США, как мне кажется, недостаточно делают для того, чтобы эту прогрессивную светскую модель поддерживать, демонстрировать и продвигать. У Соединенных Штатов, безусловно, должен быть интерес, чтобы правительства и режимы в этом регионе, а аткже в странах Ближнего Востоке и Юго-Восточной Азии эволюционировали, реформировались в сторону более прозрачных рыночных отношений, более ответственных перед народом правительств, но при этом ни в коем случае не попадали под влияние радикальных групп, таких как «дочки» и «внучки» Аль-Каиды или Хезболлы.

Кто бы ни занял Овальный кабинет Белого дома через год, США будут продолжать возглавлять кампанию по максимальному ослаблению Аль-Каиды во всех странах, где она действует, в том числе в новых регионах, где эта группировка сегодня активизируется (Сомали, Нигерия, Йемен и т.д.) Судоходство в проливе Баб-эль-Мандеб (вход из Индийского океана в Красное море) должно оставаться безопасным.

Вывод войск из Афганистана, на мой взгляд, должен быть обусловлен пониманием правительствами Афганистана и Пакистана того, что война против радикальных элементов Аль-Каиды и Талибана должна быть продолжена при поддержке США и НАТО, если нынешние переговоры с Талибаном в Катаре зайдут в тупик.

Иран исхитрился создать поистине фантастическую коалицию против себя. Сегодня в нее входят США, их западноевропейские союзники, Израиль, а также суннитские арабские режимы во главе с Саудовской Аравией. Глядя на такой «баланс сил», понимаешь, что в долгосрочном измерении у правительства Ирана нет шансов против такой коалиции.

И как бы ни угрожали аятоллы перекрытием Ормузского пролива, как бы они ни пытались задействовать союзников в России и Китае, в Латинской Америке (Кастро, Чавеса и других), я не думаю, что у Тегерана есть шансы противостоять воле коалиции, если она будет объединенной. А вот если эта коалиция разбежится, то это может означать провал.

Перед США сегодня стоит очень серьезная долгосрочная задача по улучшению отношений с Китаем, как с державой, находящейся на пути к глобальному статусу, и с развивающейся Индией. Администрация Обамы и Госдеп называют это «поворот к Азии».

У меня лично есть по этому поводу вопросы. Стратегические повороты можно делать после того, как разрешены текущие проблемы. А их как раз накапливается очень много, в том числе и на Ближнем Востоке, Северной Африке в результате «арабской весны» – которая, на мой взгляд, все больше походит на «арабский хаос». Достаточно взглянуть на происходящее в Сирии и Египте, чтобы понять: Ближний Восток скатывается в системную нестабильность от Нила до Евфрата. И конца этому не видно.

Безусловно, внешняя политика, её беспристрастный анализ и должные выводы для следующей Администрации США должны занимать достойное место в предвыборной кампании. Пока что упор делается на внутриэкономические вопросы, безработицу, долг, социальное обеспечение и здравоохранение.

Однако США не удастся избежать влияния нестабильности, распространяющейся по планете. Будем надеяться, что когда закончатся праймериз, и президентская гонка выйдет на финишную прямую – вопросам внешней политики кандидаты в президенты уделят достойное место.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики, Фонд «Наследие», Вашингтон.

Пентагон верит в спецназ США

Posted February 2nd, 2012 at 11:17 pm (UTC+0)
5 comments

Executive Summary
The Pentagon’s new strategy and budget documents show that the administration expects the agility and flexibility of the US Special Operations Forces to compensate for the drawdown in the conventional forces.

Новая стратегия Пентагона и бюджетные поправки возлагают надежды на способность Сил специального назначения США компенсировать сокращения обычных войск.

Спецназ США с успехом проявил себя во время администрации Обамы. Это относится и к устранению террориста номер один Осамы бен Ладена, и к освобождению заложников на прошлой неделе, захваченных сомалийскими пиратами. В 2009 снайперы из «Морских котиков» устранили пиратов, захвативших капитана Ричарда Филиппса.

В течение нескольких прошлых лет значительная часть армии и морской пехоты США была преобразована из тяжелых формирований времен Холодной войны в более легкие и мобильные формы близкие к спецназу. В то же время обычные силы погрязли в Афганистане и попали под удар бюджетных сокращений.

По последним сведениям Пентагон планирует построить плавучую базу на Ближнем Востоке. Для этого ВМФ США сейчас переделывает подлежащий списыванию сорокалетний военный корабль в что-то вроде плавучей базы , с которой спецназ будет проводить операции на всем Ближнем Востоке.

Такая плавучая база идеально подошла бы для миссий по спасению заложников на море в Сомали, Иране и других ближневосточных странах. Спецназ также мог бы расчищать установленные Ираном мины в Ормузском заливе, а также перехватывать подозрительные грузы—например, компоненты ядерного оружия–проходящие через залив. Можно представить, что подразделения спецназа могли бы также использовать такую базу для проведения операций по извлечению упавших или сбитых БПЛУ, для уничтожения ядерного объекта в Иране, уничтожению террористов в Йемене и Сомали, или даже, например, для спасения дружественного правителя ближневосточной диктатуры.

На Ближнем Востоке США уже располагает самым мощным ВМФ с базой пятого флота в Бахрейне. И все же в некоторых ситуациях плавучая база была бы удобнее, чем использование военных кораблей, находящихся в постоянном перемещении. Более того, с морской базой Пентагону не пришлось бы договариваться с принимающими странами о поддержке той или иной темной военной операции.

Конечно, спецназ может лишь частично заменить сокращения обычных сил. Пираты уже действуют в водах за пределами Аденского залива. А у Ирана есть оружие помощнее мин.

Для преодоления конфликтов в Афганистане и Сомали необходима совмещенная работа сил из всех подразделений правительства США. Новая стратегия Пентагона, к счастью, подтверждает понимание администрации Обамы, что текущие вызовы безопасности требуют стойких и непрерывных усилий, а не одиночных молниеносных военных операций.

Сирийский тупик Кремля

Posted February 1st, 2012 at 4:37 pm (UTC+0)
65 comments

Несмотря на дипломатические усилия Запада, Россия продолжает поддерживать жестокий режим президента Сирии Асада. Мирные акции протеста против диктатуры Асада начались весной прошлого года. С тех пор в результате жестокого подавления акций режимом Асада погибли более 5,000 человек.

Редким примером реального взгляда Москвы на вещи стало признание председателя комитета Совета Федерации по международным делам Михаила Маргелова – видного специалиста по ближневосточным делам, преподававшего в свое время арабский язык в Академии КГБ. По его словам, ситуация в Сирии находится в тупике и Россия исчерпала свой арсенал поддержки сирийского диктатора Башара Асада.

Кровавые меры сирийского режима заслужили оправданного осуждения со стороны Запада и Лиги арабских государств. Режим Ассада – это военная диктатура алавитской секты и союзных с ней суннитов-сторонников арабской националистической партии БААС, а также христиан. Против них настроены остальные сунниты – подавляющее большинство населения страны, а также курды. Алавиты, правящие страной, составляют лишь десятую часть населения, примерно столько же в Сирии христиан. 75% населения –это мусульмане-сунниты, которых возмутила реакция властей на протесты. Кстати, это не первый случай проявлений деспотизма режима Асада. В 1982 году отец нынешнего диктатора, тогдашний президент Сирии Хафез аль-Асад, отдал приказ о ликвидации более 20 тысяч исламистских повстанцев в городе Хама.

Однако Россия считает, вопреки реальности, что восстание в Сирии было спровоцировано в какой-то мере Соединенными Штатами и их европейскими союзниками. Это мнение в корне неверно. Россия исторически, со времен недолгого существования Объединённой Арабской Республики (Египет, Сирия, Ирак) поддерживает тесные отношения с Дамаском. Сирийский режим предоставляет России важный стратегический актив – глубоководный порт в Тартусе и Латакии, в которой находятся базы Черноморского флота России.

Москва простила Дамаску почти ¾ от его огромного долга, с тем, чтобы заключить прибыльные заказы на вооружение. Вскоре после того, как в 2004 году США ввели санкции против Сирии из-за поддержки исламского терроризма и нежелания властей остановить переброску боевиков Аль-Каиды через территорию страны в Ирак, Россия согласилась продать Дамаску большое количество вооружений, включая военные самолеты, системы противовоздушной обороны ближнего радиуса действия, а также современные противотанковые ракеты.

В мае 2010 президент Медведев подписал еще одно большое военное соглашение. А всего за последнее десятилетие Россия продала Сирии вооружений на сумму свыше 1 миллиарда долларов, в том числе противотанковые ракеты, зенитно-ракетные комплексы, истребители МиГ 29 и МиГ 31. Я считаю, что если деньги не были заплачены вперед, скорее всего российская казна их так и не увидит.

Россия также планировала построить в Сирии АЭС. И это несмотря на уничтожение израильскими вооруженными силами тайного военного ядерного реактора в центре сирийской пустыни в сентябре 2007 года, очевидно поставленного Северной Кореей.

Несмотря на растущую изоляцию Сирии из-за жестокого подавления режимом Асада акций протеста, Россия продолжает поставлять Дамаску оружие и ядерные технологии.

В частности, России поставила Сирии крылатые противокорабельные ракеты «Яхонт». Радиус действия этих ракет превышает 300 километров. А это означает, что «Яхонт» может угрожать израильским судам, в том числе – и пришвартованным в портах, и кораблям 6-го Флота США в Средиземноморьи. По данным некоторых источников, Москва также собирается поставить в Сирию противокорабельные комплексы «Бастион».

Ситуация выглядит еще более опасной, учитывая печальный опыт прошлых лет. В 2006 году радикальные террористы из Хезболлы использовали противотанковые ракеты, поставленные Дамаску Москвой. С тех пор Россия продолжает поставлять оружие в Сирию, несмотря на давление со стороны США и израильского правительства.

Сирия является еще одним примером конфликта интересов России и США на Ближнем Востоке. Дамаск подстрекал атаки террористов на американские войска и на силы их союзников в Ираке и способствует дестабилизации Ливана. В 1980е гг. с ведома Сирии террористы Хезболлы убили более 200 американских дипломатов и военнослужащих в Ливане, включая посла и резидента ЦРУ.

Россия все еще цепляется за режимы-изгои, доказывая тот факт, что для Кремля первым приоритетом является не сотрудничество с Соединенными Штатами, не стабильность в регионе, но обеспечение экономической выгоды, и расширение своего влияния.

Недавний визит в Сирию небольшой русской флотилии во главе с единственным в России авианесущим крейсером «Адмирал Кузнецов», на мой взгляд, является еще одним подтверждением этого.

Правда, такая политика России мало что значит в нынешней ситуации – маловероятно, что будущие сирийские власти будут настроены лояльно по отношению к Москве. Как подобная «упёртость» Москвы скажется на ее отношениях с суннитскими режимами Персидского залива и стран Северной Африки, покажет время.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики.

Турция и Ирак – союзники, а не враги

Posted January 27th, 2012 at 5:26 pm (UTC+0)
20 comments

Нури аль-Малики

Нури аль-Малики

До сих пор, присутствие Турции в Ираке, как правило, приветствовалось всеми основными иракскими группами, так как Анкара выступала с важными дипломатическими инициативами и проектами, особенно в экономической сфере. Турецкие официальные лица воздерживались от вмешательства во внутренние дела Ирака, в то время как в самом иракском обществе существую неоднозначные мнения по поводу политики Ирана, Саудовской Аравии и Соединенных Штатов в регионе. Однако обострение конфронтации между премьер-министром Нури аль-Малики и суннитскими и курдскими лидерами Ирака обеспокоило Турцию в связи с риском возобновления вооруженной межрелигиозной вражды.

Эксперты по региону считают, что аль-Малики подорвал нарушил стабильность в иракском правительстве и подорвал фасад единства, попытавшись арестовать вице-президента Тарика аль-Хашеми (самого высокопоставленного чиновника-суннита) по обвинению в причастности к терроризму. Аль-Малики потребовал от курдских лидеров, которые дали Хашеми убежище в региональном правительстве Курдистана (РПК), выдать аль-Хашеми багдадским властям.

Встревоженный перспективами возобновления гражданской войны и возможного распада Ирака, премьер-министр Турции Тайип Эрдоган позвонил аль-Малики десятого января, и призвал избежать действий, которые могут вызвать «необратимый хаос», привести к новым межэтническим и межконфессиональным столкновениям между иракцами, и даже затронуть другие мусульманские страны.

В ответ на это, тринадцатого января аль-Малики заявил телекомпании «Аль-Хурра», спонсируемой США, что «Турция играет большую роль, которая могла бы привести к катастрофе и гражданской войне в регионе, и Турция может пострадать, потому что в ней проживают различные секты и этнические группы». После этого оба правительства вызвали послов «на ковер», и высказали им неудовольствие в связи с декларациями соответствующей стороны. Позже несколько ракет было выпущено в турецкое посольство в Багдаде. Никто не пострадал, и никто не взял на себя ответственность, однако турецкая сторона, естественно, подозревает, что этот инцидент мог быть предупреждением, организованным силами, подчиняющимися аль-Малики.

Чтобы преодолеть наметившее отчуждение, иракские политики должны осознать, что Турция может стать надежным партнером Ирака в неспокойном регионе. Можно предположить, что такие страны, как Иран, Сирия, Саудовская Аравия, Кувейт и некоторые другие соседи не заинтересованы в полном распаде иракского государства. Однако это не означает, что они приветствовали бы появление в регионе нового сильного игрока, способного оспорить их амбиции. Необходимо учитывать, что увеличение добычи нефти в Ираке означает его прямую конкуренцию с другими экспортерами углеводородного сырья.

Например, иранцы предпочитают, чтобы Ирак был по-прежнему разделенным и слабым государством, которое не может оспорить претензии Тегерана на экономическое и военное доминирование в регионе Персидского залива. Кроме того, они хотят видеть в Багдаде послушную правящую коалицию шиитов, которая не будет сопротивляться иранскому политическому и экономическому контролю над южным Ираком. Такой сценарий чреват для Ирака религиозной напряженностью, угрозой гражданской войны и распада государства.

В отличие от Ирана, Саудовская Аравия, Кувейт и правительство Совета стран Залива заинтересованы в том, чтобы Ирак был стабильным, дабы не распространять региональный хаос, чтобы торговать с ним, и чтобы Багдад не был агрессивным. В то же время, они хотят, чтобы Ирак обладал достаточной военной мощью, чтобы быть независимым от диктата Тегерана, и готовым, в случае необходимости, уравновесить влияние Ирана в регионе.

Однако возможности членов Совет сотрудничества арабских стран Персидского залива для достижения этих целей являются ограниченными. Им приходится в первую очередь сконцентрироваться на внутренних проблемах, вызванных последствиями Арабской весны и массовыми волнениями. Для них демократически избранное правительство Ирака является источником двойного напряжения, поскольку оно бросает вызов монархической системе, которая превалирует в большинстве стран Персидского залива. Еще один фактор – демократическое волеизъявление в Ираке привело к созданию правительства с сильным шиитским влиянием, что может подтолкнуть шиитов в других странах региона добиваться равных с суннитами прав.

В свою очередь, интересы Турции требуют сильного, но демократического иракского государства с правящей коалицией политических сил, которые могут способствовать внутренней стабильности, национальной независимости, и региональной безопасности. Такие условия способствовали бы восстановлению объема добычи иракской нефти. Для Турции, как транзитной страны, экспорт иракской нефти и газа, и экономический подъем южного соседа означает прямую выгоду для турецкого бизнеса. Анкара также хочет, чтобы Ирак имел достаточную военную мощь, чтобы подавлять курдских террористов, и сдерживать попытки вмешательства со стороны Ирана и Сирии.
На мой взгляд, Турция могла бы еще больше укрепить свои позиции в Ираке и Сирии, совместно обсудив решение курдской проблемы – общей для всех трех стран, а также установив приемлемую основу для управления водными ресурсами региона – Тигра и Евфрата. Ирригация, которую Турция ведет выше по течению этих рек, остается источником напряженности в отношениях со странами низовья – Ираком и Сирией.

Обама: Обращение к народу. Критический Анализ

Posted January 25th, 2012 at 6:02 pm (UTC+0)
37 comments

Президент США Барак Обама выступил во вторник вечером с традиционным eжегодным посланием «О положении в стране» к Kонгрессу и американскому народу. В год президентских выборов, которые пройдут в ноябре, слова Обамы воспринимаются как изложение основных пунктов предвыборной программы. Однако внимательному наблюдателю стоило бы обратить внимание не только на то, о чем президент говорил, но и на то, о чем он умолчал. С учетом предстоящих в ноябре президентских выборов выглядит естественным, что речь Обамы адресована избирателям, и поэтому изобиловала в основном обещаниями и перечислением заслуг, а не способами решения проблем.

Выступая на Капитолийском холме перед обеими палатами Конгресса, Обама посвятил основную часть доклада вопросам экономики и налогообложения. Президент призвал сократить экономическую (читай, энергетическую) зависимость США от внешнего мира, прежде всего – от нестабильных регионов. Но тогда непонятно, почему он недавно решил отложить строительство нефтепровода из Канады – нашего главного торгового партнера и самого стабильного соседа.

В своей речи Обама пообещал развитие новых государственных программ помощи, включая для школ, студентов, и даже корпораций, создающих рабочие места. Не поймите меня превратно: я прекрасно понимаю, что образование это основа экономического процветания. Однако президент не уточнил, откуда возьмутся деньги на это, учитывая проблемы экономики. США находятся сегодня в глубокой долговой яме: федеральный долг превышает 100 процентов ВВП («почти как в Греции и Испании», говорят республиканцы), а с частным долгом эта цифра вообще увеличивается в два раза. Однако, Обама вообще не упомянул про гигантский долг, не говоря уже о предложениях по его сокращению. Не нашлось места в его послании и темы европейского экономического кризиса, который может привести к очередной рецессии в США.

Вместо этого было много обещаний, призванных тронуть души избирателей. Как говорилось, тут тебе и улучшенное и более дешевое образование, и более развитая инфраструктура (дороги, мосты, железные дороги), и инвестиции в высокие технологии. Говорил президент и поощрение создания рабочих мест – что, безусловно, важно для страны, где 20 процентов мужчин в возрасте от 25 до 54 не имеют работы, а уровень безработицы у возрастной группы до 30 лет еще выше.

Особый акцент в своей речи Обама сделал на внешнеполитических достижениях своей администрации: уничтожении террориста номер один Усамы бин Ладена, ослабление террористической группировки Аль-Каеда и вывод войск из Ирака и Афганистана.
Конечно, ликвидация бин Ладена обеспечила президенту поддержку всех, как говорится, «от стенки до стенки». Однако, на мой взгляд, достижения в борьбе с терроризмом не такие уж неоспоримые: к примеру, ослабление Аль-Каиды произошло в Афганистане, но эта группировка активизировалась в Йемене, а также в Сомали и в других частях Африки.

Ситуация в Ираке тоже далеко не безоблачна. Страну раздирают внутренние противоречия, в основе которых поддержка Ираном шиитских экстремистов – в частности, в Ираке и Ливане – выступающих против суннитов. Нельзя исключить, что эскалация конфликтов на религиозной и этнической почве может в конечном счете привести Ирак к распаду как минимум на три части.

Президент также не стал акцентировать тот момент, что после вывода войск НАТО Афганистан рискует остаться с талибами один на один. История борьбы с исламскими радикалами в этой стране говорит не в пользу властей и их сил безопасности – достаточно вспомнить участь покойного Наджибуллы.

Зато Обама упомянул Иран и заявил, что США готовы любыми средствами предотвратить разработку Тегераном ядерного оружия. Президент добавил, что решение проблемы ядерной программы Ирана мирным путем возможно – в случае изменения Тегераном позиции в этом вопросе. Учитывая многолетнее противостояние Тегерана с Западом, мне не ясно, на что надеется президент Обама, и всерьез ли он рассчитывает на изменение позиции Тегерана. Упомянул президент и государство Израиль. «Наши нерушимые обязательства в отношении безопасности Израиля стали фундаментом беспрецедентно тесного сотрудничества с этой страной», – заявил он.

Правда, при этом Обама обошел вниманием палестино-израильский мирный процесс, на который в начале своего президентства он возлагал большие надежды. Как известно, палестинская администрация отказывается вести переговоры с Израилем. Не упомянул он и проблемы в отношениях с премьер-министром Биньямином Нетаньяху, и давление администрации в вопросе признания Израилем в качестве будущей границы линии прекращения огня по состоянию на до 4 июня1967 года.

Политически мотивированную речь Обамы республиканцы не оценят. Они понимают, что пропасть между обещаниями и результатами деятельности администрации остается глубокой, что долг растет, а безработица все еще на уровне 8.5 проц. Белый дом, на мой взгляд, не готов признать, что у страны существует множество тяжелых проблем, уже не говоря о том, чтобы предложить убедительные решения.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики.

Иранский гамбит Турции

Posted January 24th, 2012 at 6:24 pm (UTC+0)
5 comments

На фоне все возрастающего напряжения вокруг Ирана, Турция сделала довольно двусмысленный жест. Анкара и Тегеран подписали соглашение по сотрудничеству в областях торговли, транспорта и инвестиций.

Это важный сигнал для Соединенных Штатов и их союзников: получается, что Анкара отказывается принять позицию Запада в отношении Ирана, несмотря на членство в НАТО и дружбу Барака Обамы и Реджепа Эрдогана.

Турция не могла выбрать более неудачного времени для сближения с Ираном. Европейский Союз отказался закупать иранскую нефть. США одобрили новый набор санкций в отношении финансовых институтов, которые взаимодействуют с Центральным банком Ирана, чтобы остановить поток нефтяных доходов для аятолл.

Вашингтон предупредил Анкару, что активы турецких банков, которые сотрудничают с иранскими бизнес-структурами, в США могут быть заморожены. Однако, судя по всему, никакого действия это предупреждение не возымело.  Министр иностранных дел Ирана пообещал, что объем торговли с Турцией к 2015 году вырастет вдвое – до 30 миллиардов долларов.

Интересно, что заявление об экономическом сближении Анкары и Тегерана происходит на фоне напряженности в отношениях между двумя соседями по-прежнему очень высока. Ключевым пунктом разногласий является постоянная поддержка Ираном президента Сирии Башара Асада.

Иран зашел так далеко, что не побоялся отправить в Сирию ракеты через территорию Турцию: грузовики с оружием были перехвачены турецкими властями. В этом вопросе Турция встала на сторону Запада, и даже объявила, что поддержит НАТО, в случае, если Брюссель решит провести военную операцию против сирийского правительства. При этом, Иран, Россия и Китай решительно выступают против иностранной интервенции в Сирию.

Интересы Турции и Ирана также столкнулись, когда Анкара согласилась разместить некоторые элементы системы ПРО на своей территории. Один иранский генерал уже пригрозил, что Турции будет угрожать опасность, если система ПРО будет работать против его страны. После этого Анкара поспешила заверить, что радар выполняет чисто оборонительную функцию, и не направлен против соседей.

И, конечно, одним из главных болевых вопросов в отношениях двух стран остается убежденность Турции, что Иран поддерживает шиитских экстремистов на Ближнем Востоке – в частности, в Ираке и Ливане – выступающих против суннитов.  Анкара утверждает, что арест вице-президента Ирака Тарика аль-Хашеми (суннит) и эскалация конфликтов на религиозной почве в этой стране, является частью масштабного шиитского наступления, что может привести страну к распаду.

Тем не менее, несмотря на все трения с Ираном, Анкара решила обратиться к Тегерану с предложением о расширении сотрудничества. Турция пренебрегает интересами США по широкому кругу важных вопросов, и наиболее заметно это именно в отношении Анкары к Тегерану.

Похоже, что Турция не в состоянии обеспечить полную поддержку США в усилиях по нейтрализации иранской ядерной программы. Вашингтон должен приложить все усилия, чтобы изменить позицию Турции в этом вопросе. Если турецкие банки и компании укрепят партнерские отношения с банковской системой Ирана и государственными предприятиями, санкции должны быть применены и в отношении турецких компаний.

Прошло время проявлять благодушие.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики

Посла Макфола встречают в традициях агитпропа

Posted January 20th, 2012 at 5:37 pm (UTC+0)
135 comments

Майкл Макфол Фото: AP

На этой неделе российское государственное телевидение со всех сторон атаковало нового посла США в России Майкла Макфола. Наступление российских СМИ, конечно, незаслуженное, но вполне ожидаемое.

В эфире Первого канала была показана программа «Однако», посвященная Макфолу. Ее ведущий, Михаил Леонтьев, в лучших традициях советского агитпропа, задается вопросом: «Неужто господин Макфол приехал в Россию […] доделывать революцию?»
В той же программе Леонтьев обвиняет Макфола в написании сотен статей против бывшего – и, скорее всего, будущего – российского президента Владимира Путина и подвергает критике его книгу «Неоконченная революция в России».

Я считаю, что враждебный выпад государственного телеканала направлен не только против Макфола лично, но и против Администрации президента Барака Обамы, которая прислала Макфола, и против политики «перезагрузки». Особый гнев у российских СМИ вызвал тот факт, что Макфол, последние несколько лет занимавший должность специального советника президента США по отношениям с Россией, не является карьерным дипломатом.  Но возникает законный вопрос: а агреман (согласие) на его назначение послом США в Москве кто давал – Пушкин?

Первый канал упомянул, что это второй случай нарушения дипломатической традиции на протяжении последних 30 лет. Якобы первое исключение – это техасский лоббист и юрист Боб Штраус, направленный послом в Россию президентом Джорджем Бушем-старшим. Штраус-де поспособствовал распаду Советского Союза. Кстати, и тут Миша Леонтьев приврал. Могу напомнить – Буш-старший, как хорошо известно, поддерживал Горбачёва – достаточно вспомнить известную речь в Киеве о нежелательности выхода Украины из состава СССР, навсегда вошедшую в историю двусторонних отношений под саркастическим названием «Цыплёнок по-киевски». Ядовитая атака на Боба Штрауса особенно несправедлива, учитывая, что он провел остаток своей жизни, всячески содействую улучшению американо-русских отношений.

Федеральный канал также поставил под сомнение компетентность Макфола как посла: «Дело в том, что Макфол не эксперт по России. Он является специалистом в частном вопросе продвижения демократии».   Сомнения российских СМИ в компетентности Макфола абсолютно надуманы: он свободно владеет русским языком, знает Россию, работал в этой стране, а что касается его специализации в области демократии – так, наверно, ему и Бог велел работать в России? А где же еще лучше применять эти познания – в Швейцарии?

Действительная причина истерии российских СМИ кроется не в надуманных изъянах кандидатуры нового посла, а в нескрываемом недовольстве Кремля тем, как Макфол начал свою дипломатическую миссию.  Кремль в ярости, что первым делом, уже через три дня после официального вступления в должность, посол США в России встретился с российскими общественными деятелями и правозащитниками. Кстати на этой встрече присутствовал также первый заместитель госсекретаря США Уильям Бернс.

Клеветническая кампания против Макфола в российских СМИ также включает обвинения его в участии «в так называемом демократическом движении» в стране в ранние девяностые, когда он приезжал в Россию от Национального демократического института — организации, «известной своей близостью к американским спецслужбам», как утверждают авторы телепрограммы. Мне это представляется особенно забавным: Михаил  Леонтьев в те годы ходил в записных демократах, и клялся в верности Ельцину.

Ну что ж, обвинение США во всех смертных грехах по любому поводу – условный рефлекс руководства России. Антиамериканизм – укоренившееся и политически целесообразное явление среди правящей элиты страны. На первый взгляд, это может показаться странным, если учитывать те уступки политическому руководству России, на которые, как я считаю, пошла нынешняя американская Администрация.

По моему мнению, самая идея «перезагрузки» отношений между странами, по замыслу президента Обамы и госсекретаря Хиллари Клинтон, основывается на глубоком заблуждении, что нынешнее руководство России желает хороших отношений с США, если только конкретные претензии будут удовлетворены. А на самом деле, с точки зрения Кремля, «анти-атлантизм» (выражающийся сегодня в анти-американизме) является стратегическим инструментом для достижения внутренних и внешних политических целей. Можно вспомнить, как в предыдущую историческую эпоху для тех же целей насаждалась ненависть к британским империалистам.

Майк Макфол, несмотря на его искреннее желание улучшить американо-руссийские отношения, оказался не только жертвой антиамериканизма, но и косвенной причиной происходящего. Он является главным архитектором политики «перезагрузки» с Кремлем, и одним из тех, кто сделал ставку не на ту лошадь – Дмитрия Медведева, в результате чего и столкнулся с негативной реакцией премьера Владимира Путина. Кстати, этот факт, как мы и предсказывали в июне прошлого года, вообще может поставить под угрозу его способность взаимодействовать с предполагаемым следующим президентом России.

Администрация Обамы должна решительно осудить эту неспровоцированную атаку «кремлёвской сторожевой», и продемонстрировать решительную поддержку своего посла. Я считаю, что США не отреагировали должным образом на обвинения в адрес госсекретаря Клинтон, которую Владимир Путин обвинил в подаче сигнала для начала народных протестов, вызванных фальсификацией результатов парламентских выборов.
Будем надеяться, что на этот раз посол Макфол получит больше поддержки.

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Фонда «Наследие» по проблемам России, Евразии и международной энергетической политики

O блоге

O блоге

Экспертный анализ внешней политики и американо-российских отношений в блог-формате

Автор

Автор

Ариэль Коэн
Ариэль Коэн
– Директор-основатель Центра энергии, природных ресурсов и геополитики (CENRG) Института анализа глобальной безопасности, и Директор International Market Analysis – компании, занимающейся развитием бизнеса и политическими рисками в области энергии и природных ресурсов. Kоэн учился в Гарвардском университете и получил степень магистра и докторат во Флетчерской школе дипломатии и права (Университет Тафтс).

Наши блоги

Календарь

May 2024
M T W T F S S
« Jan    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031